Новая теория Материалы О нас Приглашение к сотрудничеству Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, проектная деятельность/проектировщики, аврально-опытная деятельность (АОД), рутина, виды управленческой деятельности, иерархия, бюрократия, национальное государство, инвестиционный климат, фирма, пузырь, Административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, Великобритания, исламские финансы, золотой стандарт, социализм, капитализм, МВФ, Япония, рейтинги, облигации, бюджет, СССР, наука, ЦБ РФ, рубль, финансовая система, политика, нефть, финансовые рынки, финансовый пузырь, прогноз, евро, Греция, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, доллар, QE, бизнес в России, реальный сектор, финансовый сектор, деньги, администрирование
 

Либеральный поворот 2.0

28.09.2015

"I've seen the end of all
Be aware: the storm gets closer"

Blind Guardian, "Mirror Mirror"

 

Déjà vu. Это уже было – чуть менее, чем два года назад. Тогда я написал небольшую заметку, также озаглавленную "Либеральный поворот", в которой, собственно, его и описывал, опираясь на имеющуюся информацию о текущей политической (и экономической) ситуации в стране.

Я, однако, ошибся в прогнозе. Тогда либерального поворота не произошло. Вернее, прогноз сам по себе был, по моему мнению (даже сейчас, ретроспективно), вполне корректен. Дело в том, что отработал экзогенный для всей системы фактор. У России, если можно так выразиться, случилась Украина. Предполагавшееся в конце ноября подписание договора об ассоциации между ЕС и Украиной было под давлением Москвы отложено тогдашним лидером страны Януковичем, это привело к массовым протестам, в результате чего три месяца спустя, в конце февраля 2014 года Янукович в прямом смысле слова оставил власть, через некоторое время Россия приросла Крымом – а отношения между РФ и Украиной закономерно ухудшились.

Не будем сейчас касаться вопроса многочисленных "странностей" вокруг темы Крыма, Донбасса, кредитов, поставок угля, газа, ТВЭЛов для АЭС и так далее. В данном случае важно то, что обретение Крыма спровоцировало невиданный за многие годы "патриотический" подъём в социуме, чему не стала помехой ни резолюция ООН (объявляющая крымский референдум незаконным), которую одобрили 100 государств при 11 отвергнувших, 58 воздержавшихся и 24 не голосовавших, ни вскоре введённые санкции, сперва точечные, затем куда более серьёзные. Более того, "на ура" социумом были приняты и продуктовые антисанкции; кто-то, помнится, на волне патриотического угара даже писал, что теперь лишившиеся русских денег европейские фермеры разорвут на части ЕС – что тоже было, мягко говоря, преувеличением.

Сейчас, полтора года спустя, нынешняя печальная экономическая ситуация давит на социум, с его стороны сейчас имеют место превозмогание и не особо заметное глухое ворчание – каковое, впрочем, имеет все шансы стать громким в случае, например, высоковероятного повышения пенсионного возраста – о чём, скажем, те же полтора года назад даже и помыслить нельзя было вслух. Впрочем, опять же, мнение социума здесь не важно, а важно мнение элиты – которая всё поняла примерно в начале этого года, когда сложности с доступом к внешнему капиталу (да, включая и азиатский – достаточно вспомнить недавние жалобы зампреда ВТБ Василия Титова на то, что "китайские банки слишком тщательно подходят к вопросу работы в санкционном режиме") и сокращение валютных поступлений (в силу падения стоимости нефти и, шире, почти всего спектра сырьевых товаров, экспортируемых РФ) прочистили её мозги. Элитное lebensraum, перманентно расширявшееся большую часть нулевых и более-менее терпимо стагнировавшее последние несколько лет, заметно сдулось. Резко форсировалась закономерная "борьба за усыхающий пирог бюджетных доходов и административных привилегий".

При этом вся эта ситуация развивается на фоне существенно ухудшившегося положения Владимира Путина. Нет, сейчас он Президент РФ – и остаётся таковым. Но дело в том, что он уже не первый год действует сообразно простому правилу: "план Путина – спасение Путина". Да, сейчас он неприкосновенен – но что будет после завершения очередного президентского срока (украинский вариант не рассматриваем)? Опять "рабом на галеру"? Этот вариант ему не нравится, Путин совсем не фанатик власти как таковой. Работать премьер-министром? Тоже не слишком хорошо, это всё же второй номер, кроме того, он предполагает определённые трудовые обязанности и некоторую ответственность, а равно как и вероятность того, что в случае чего придётся отработать козлом отпущения, умиротворяющим социум. Рискну предположить, что для Путина идеальным вариантом был бы пост некоего условного "отца нации" по образцу Дэн Сяопина, пост, который предполагает достаток, почёт, уважение, неугасающий медийный интерес – и, главное, неприкосновенность; отмечу, кстати говоря, что ровно к этому, в рамках продолжающейся казахской конституционной реформы, идёт Нурсултан Назарбаев – и его пример не может не вдохновлять Путина.

Проблема – Крым. Вернее, не сам Крым, и не его обретение – но то, что из этого проистекло. РФ выкинули из "восьмёрки", сам же Путин (а с ним и страна) получил в мире однозначный имидж агрессора. Отмечу, кстати, что он давно к этому шёл, ещё с мюнхенской речи 2007 года – той самой, про "товарища Волка". Точнее сказать, такой вариант ("агрессор") ему точно не был нужен, всё началось со вполне понятной и, можно даже сказать, невинной попытки поставить себя как "крутого парня и лидера сильной страны". Увы и ах, получилось то, что получилось, и оно чревато рисками обрести вечный покой как Каддафи (в канализационной трубе) или как Милошевич (в тюрьме в Гааге). На случай всплеска умственной пассионарности отмечу особо: не имеет никакого значения "справедливость" того или иного случая, важен лишь сам возможный факт – и его вероятность.

Понимание этого простого соображения объясняет поведение Москвы за последний год. Напомню, аккурат в прошлом сентябре с официальных эфиров пропало до того постоянно эксплуатировавшееся понятие "хунта", которое заменилось на "друзья" и "партнёры", также можно вспомнить требования к банкам продолжать работу на Украине, несмотря на убытки, равно как и дальнейшую рекапитализацию украинских дочек российских госбанков – и кстати, отсутствие санкций к таковым за нежелание работать в Крыму. Полное же просветление пришло, как я и сказал, где-то в конце зимы – и выразилось оно в прямом осознании необходимости восстанавливать отношения с Западом, а заодно, мелко крестясь, отползти подальше от всей этой эпопеи с Донбассом, забыв аки страшный сон всю риторику насчёт "просьбы о помощи" и "права использовать все имеющиеся средства" – что было сказано лично Путиным 4 марта 2014 года. Ляпнул, не подумал, с кем не бывает, забыли, проехали...

Задача, прямо скажем, нетривиальная, особенно на фоне острейшей необходимости развернуть в иную сторону пропаганду для того самого социума. Усложняется же задача поведением самой Украины, которая ну никак не хочет прикинуться пушистым зайкой ради светлого совместного будущего договорившихся (кое-как) больших ребят – то страной-агрессором объявит, то блокаду устроит – что, вообще говоря, является вполне качественным casus belli; впрочем, им тоже свой социум кормить пропагандой надо, это проблема общая. Кроме того, камнями преткновения являются $3 млрд. кредита, выданного ещё Януковичу, денег лишаться никому не хочется, а следущим в списке нерешённого – собственно Крым. Можно предположить, что присоединение его к РФ ещё может быть признано Западом – за те или иные уступки, но с Украиной это не представляется возможным. Фактически, здесь работает формула "должен остаться только один" – но, похоже, так далеко никто пока не заглядывает, кроме того, у Запада есть свои рычаги давления на Украину – и в обмен на что-либо он, наверное, может (пообещать) их задействовать. Но в нынешних условиях обещание или даже намёк на него – уже прекрасно.

И решение, судя по всему, на текущий момент найдено. Сирия. В настоящий момент сложно сказать, что именно и как именно там будут делать российские войска, кроме того, нет точных данных, когда именно пошла активизация на сирийском направлении – хотя на некоторые мысли наводят виденные мной в соцсетях фотографии российских бойцов, датированные февралём-мартом 2015 года и с сирийскими геотегами, отличными от пункта МТО в Тартусе – к примеру, там был указан Хомс. Вероятно, что-то более конкретное можно будет сказать после выступления Путина на Генассамблее ООН, намеченного на следующую неделю. Впрочем, о Сирии чуть ниже.

Вернёмся к России. Этот год ознаменовался резким, но не особо заметным усилением позиций именно что "либералов". Приметили это только сейчас, после явно отмеченного возвышения Медведева – его "завтрак с Путиным" явно показал наблюдателям, что Медведев сейчас в фаворе. Подчеркну особо – в фаворе после нескольких лет гнобления его как непригодного, жалкого, убогого и так далее. Мне в этом видится своего рода "проверка" – мол, выдержал, остался верен, получишь свою награду. Какого рода награду? На ум приходит только высший пост – при условии, понятно, гарантий неприкосновенности – хотя малопонятно, какими они могут быть, за исключением убойного взаимного компромата, причём работающего по принципу "мёртвой руки".

Эта мысль, наложившись на информацию, что у правительства в резервах денег осталось от силы на два года, а также на то, что следующий год – выборный, и наверняка придётся тратить деньги для латания дыр в экстренном порядке, даёт предположение, что нас ждут досрочные выборы президента – выборы, на которых должен победить Медведев. Провести их надо раньше 2018 года, тогда, когда деньги ещё есть, при этом сократившийся срок до выборов надо использовать максимально эффективно – параллельно и создавая притягательный для социума образ Медведева, и восстанавливая репутацию Путина в глазах Запада.

Относительно Путина этот процесс ещё только начинается, но у Медведева он уже в самом разгаре. Помимо давешнего завтрака здесь можно вспомнить предложенную им летнюю ликвидацию министерства по делам Крыма. Понятно, социуму от этого ни жарко, ни холодно, но данное действо есть проверка реакции вертикали власти, причём проверка, подчеркну, реакции на уничтожение части таковой – и оная вертикаль восприняла это нормально. Здесь же можно вспомнить и инициированную Медведевым замену руководства "Русгидро". Наконец, никак нельзя забывать и вышедшую на этой неделе его программную статью "Новая реальность: Россия и глобальные вызовы".

Более того, эта работа сопровождается действиями по ослаблению "государственников", которые могли бы, в силу тех или иных причин, противодействовать этому плану. В первую очередь здесь приходит на ум отставка главы РЖД Якунина, с которым теперь непойми что – то ли он станет сенатором, то ли не станет. Здесь же можно отметить продолжающееся давление на Сечина и курируемую им "Роснефть" – мол-де больно много он хочет денег из ФНБ для своей структуры (напомню, кстати, что долги "Роснефти" составляют 3,4 трлн. рублей – что почти на 40% выше её капитализации, иначе говоря, стоимость компании отрицательна, хотя несмотря ни на что, "Роснефть" всё же ухитряется штатно обслуживать свои долги), Сечин в ответ отругивается предложениями разделить "Газпром" (который буквально только что предоставил скидку на IV квартал на газ для Украины, при этом скидка обусловлена снижением таможенных пошлин – иначе говоря, страдает не "Газпром", а бюджет РФ). Можно вспомнить и медиа, а именно недавнее обнуление финансирования патриотичного ресурса "Однако.Орг", припоминается и вскрытие Russia Today– как сообщают, их данные об охвате иностранной аудитории оказались производства структур, аффилированных с RT, а никак не независимых. С другой стороны, крепко сидят на своих местах глава АП Сергей Иванов и секретарь Совета безопасности РФ Николай Патрушев – но вполне возможно, что они полностью поддерживают этот план. Стоит заметить, кстати, что два года назад программный текст Медведева (опубликованный в "Ведомостях", а не как ныне – в насквозь официальной "Российской газете") был сопровождён балансирующим его интервью Иванова. Сейчас же такого балансирования не наблюдается.

В рамках представленной гипотезы особо стоит отметить недавний доклад Глазьева. Я не стал комментировать его краткую версию, решив, что это попросту глупо и надо подождать полной – и этого, похоже, почти никто не сделал. Не могу сказать, что был недостаток в комментариях, причём с обеих сторон политического спектра – и "да, так и надо делать" со стороны "патриотов", и "полный бред" со стороны "либералов". Полная же версия доклада произвела на меня достаточно тягостное впечатление, в нём, с моей точки зрения, практически нет разумных мер, которые можно обсуждать и реализовывать. Впрочем, речь сейчас не о предлагаемых мерах, важно другое: доклад явно сырой и лепился на коленке. Иначе в нём бы не было несочетаемых (в одном абзаце!) перлов вида "в настоящий период на волне роста нового технологического уклада вперед вырывается Китай, а накопление капитала в Японии создает возможности для перемещения центра мирового воспроизводства капитала в Юго-Восточную Азию" и "контроль США над Европой, Японией и Кореей обеспечивает им доминирование в создании новых знаний и разработке передовых технологий"; истерическая реакция "либералов", мягко говоря, чрезмерна. Соответственно, представляется логичным, что этот доклад есть не более чем спешная "последняя попытка" хоть как-то напомнить о себе и предлагаемом своём курсе.

Вернёмся к Сирии. Уже пошла пропаганда, что Россия в этом регионе активно помогает Башару Асаду, должна ему помогать во имя наших геополитических целей и всегда помогала. Не уверен, впрочем, что это всё удастся нормально скормить российскому социуму, которому до какой-то Сирии дела вообще нет, Донбасс тут куда ближе – во всех смыслах. Более того, тут можно вспомнить, чего же Москва три года тому старательно устраивала встречи Асада с ничего не решающими и непонятно кого представляющими фриками из т.н. "сирийской оппозиции", а затем де-факто вырвала у него клыки – запасы химического оружия. Можно и провести параллель с Афганистаном. Впрочем, это детали. Важно другое – в Сирии сейчас четыре основных стороны конфликта, это собственно Асад и его меньшинство – алавиты, курды, которые сами по себе и себе на уме, собственно само нехоршее Исламское государство (ИГ) и т.н. "Исламский фронт" (ИФ). Все воюют против всех, при этом ИФ, основными противниками которого являются ИГ и Асад, поддерживается США. Соответственно, представляется маловероятным, что РФ влезает в этот конфликт ради помощи Асаду, и это соображение усиливается тем, что в иностранной прессе пошли сообщения о том, как Путин велик и славен, сначала с этим отметилась израильская "Walla!", затем инициативу подхватила куда более серьёзная "Financial Times"; тут можно вспомнить аналогичные хвалебные оды без малого тридцатилетней давности в адрес Горбачёва. Предшествовала же этому короткая двухнедельной давности заметка в Bloomberg, согласно которой сейчас ведутся переговоры между российскими, саудовскими (напомню про неоднократные недавние визиты саудитов в Россию) и американскими чиновниками, предмет же переговоров – убирание Асада. Асад, конечно же, может попросить о помощи, сирийские дипломаты на это намекают – но окажет ли её Москва? Представляется более вероятным вариант, что Москва также будет давить на Асада, требуя его ухода с поста – предлагая взамен обещания мирного процесса и личной неприкосновенности. Потому как помощь ему – прямой конфликт с США, что ставит крест на всех долгосрочных планах Путина. Вопрос цены влезания в сирийский конфликт, которую придётся заплатить России – оставим за скобками.

Пока же можно отметить, что результаты лично для Путина уже есть: было сообщено, что Обама положительно ответил на предложение Путина о встрече (а посылались они неоднократно), два президента поговорят "на полях" Генассамблеи ООН.

Шторм приближается.

Опубликовано 27.09.15 на портале Бизнес-Онлайн, Казань.

Метки:
Россия, Будущее, прогноз, политика

 
© 2011-2018 Neoconomica Все права защищены