Новая теория Материалы О нас Приглашение к сотрудничеству Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, проектная деятельность/проектировщики, аврально-опытная деятельность (АОД), рутина, виды управленческой деятельности, иерархия, бюрократия, национальное государство, инвестиционный климат, фирма, пузырь, Административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, Великобритания, исламские финансы, золотой стандарт, социализм, капитализм, МВФ, Япония, рейтинги, облигации, бюджет, СССР, наука, ЦБ РФ, рубль, финансовая система, политика, нефть, финансовые рынки, финансовый пузырь, прогноз, евро, Греция, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, доллар, QE, бизнес в России, реальный сектор, финансовый сектор, деньги, администрирование
 

Либеральный поворот

07.10.2013

Lasciate ogni speranza voi ch'entrate.

"Оставь надежду всяк сюда входящий", ит.
Данте, "Божественная комедия", "Ад",
III

 

Ну чтож, свершилось. Поздравляю всех сограждан с этим однозначным фактом. Либеральный поворот в российской внутренней экономполитике окончательно произошёл и утвердился. Либералам можно возрадоваться, патриотам – грустно вздыхать или же яростно ругаться, в зависимости от темперамента, прочим же гражданам – мужественно терпеть надвигающиеся сложности. А что ещё делать? Не предлагать же осуществлять насильственное свержение конституционного строя, за это по нынешним временам статья полагается.

Впрочем, надо по порядку. И, что характерно, ситуацию надо рассматривать с двух точек зрения – с политической и с экономической. Начнём с первой.

Все помнят массовые народные волнения в Москве на рубеже 2011-2012 годов. Выборы, сообщения о нарушениях и фальсификациях, победа "Единой России" – и люди выходят на улицы. Людей выходит много, реально много – и внезапно выясняется, что с этим надо чего-то делать, т.е. в тот момент произошло значительное изменение политического ландшафта, каковым просто необходимо было воспользоваться.

Изначальная реакция Путина в стиле "что это за непонятные такие с презервативами[1]" только обозлила людей – Путин не учёл, что он на тот момент уже не Альфа-самец (по Wikileaks) и даже не Ихтиандр (вспоминаем подложенные амфоры), а Освистыш (вспоминаем его освистывание с трибун, когда он высказывался после бокса Емельяненко – Монсон), кроме того, имели место и финансовые потери, ВЭБ (где главой наблюдательного совета является именно Путин) из-за протестов отложил размещение еврооблигаций.

Тем временем Медведев, тогда ещё президент, наоборот, делает шаги в сторону демократизации. Уже 23 декабря в ГД вносится проект закона об упрощении регистрации партий и о снижении минимальной численности до 500 человек. Он же 22 декабря в обращении к Федеральному Собранию рассказывает о комплексной реформе политической системы страны. Его люди (Тимакова) к этому моменту уже имеют налаженные связи с протестующими.

После Нового Года происходит эскалация противостояния. На протестующих вешают всех сколь-нибудь подходящих собак – тут они и либералы (слово в России ругательное), и хомячки (на что идёт ответ "хомяк расправил плечи" с явной отсылкой к известной книге Айн Рэнд), и агенты Госдепа США, и креаклы (производное от "креативный класс" за авторством Владислава Суркова, бывшим тогда ответственным за внутреннюю политику страны), и "болотники". Формируется ответный образ Простого Народа, который противостоит этому тлетворному "болотному протесту". Ярким представителем Простого Народа можно считать начальника цеха Уралвагонзавода Игоря Холманских, который ещё во время телемоста с Путиным 17 декабря 2011 года заявляет, что "я хочу сказать про эти митинги....мы с мужиками готовы сами выйти и отстоять свою стабильность". По стране проходят митинги в поддержку нынешней власти. Брызжет слюной на выступлениях[2] глава движения "Суть времени" Сергей Кургинян. В ход идёт тяжёлая артиллерия – 1 февраля 2012 года Патриарх РПЦ Кирилл призвал верующих молиться о благополучии России, а не становиться участниками протестного движения.

Разумеется, не обходится и без лажи – так, в Москве на февральский митинг за Путина свозят студентов, в том числе и негров из РУДН, а в Екатеринбурге на митинге 28 января дружно поют песню с неиллюзорно отдающими содомией словами "ПУТИН всегда живой // ПУТИН всегда с тобой // В горе, в надежде и радости // ПУТИН в твоей весне // В каждом счастливом дне // ПУТИН в тебе и во мне".

Сам же Путин тем временем публикует знаменитую серию программных статей, в общем и целом более-менее нормальных, надо признать. Собственно, под их влиянием некоторые мои знакомые голосовали за него на выборах – и теперь опечалены происходящим.

Так или иначе, Путин выборы выигрывает, с достаточно высоким результатом – 63,6% поданных голосов. После этого начинается другая жизнь – Путин подписывает указы, направленные на улучшение и ускорение, принимается драконовский закон о митингах (в противоречие его же словам "гайки закручивать не будем") и начинается юридическое предследование членов оппозиции по факту массовых беспорядков 6 мая 2012 года.

Это первая ключевая точка. Здесь надо отметить, что эти пять месяцев от выборов в Думу до инаугурации Путина прошли, фактически, в обстановке разделённого социума. Были (пусть и нечётко) определены социальные группы "креаклы"[3] и "простой народ" и вторые были натравлены на первых. При этом внутри самой элиты существовал полный консенсус по поводу этого разделения, и это несмотря на все внутриэлитные противоречня. Фактически, мы видели очередную инкарнацию древнего принципа divide et impera. Потому что альтернативой такому разделению вполне могло быть совместное предъявление элите требований – условно говоря, демократизации избирательного законодательства с одной стороны, и заморозка тарифов ЖКХ – с другой. И что тогда делать?

Вторая половина 2012 года с политической точки зрения проходит под знаком успокоения ситуации и закручивания гаек. Замолкает Патриарх, сосредоточившись исключительно на внутрицерковных делах, исчезает с медийного небосвода Кургинян. Частично выгорание политической активности масс определялось банальной усталостью, частично – сезоном отпусков, частично – ощущением "ну всё, выбрали уже их всех, чего уж теперь". При этом такое развитие событий полностью устраивало элиту, поскольку вариант "противостояние" является принципиально неустойчивым. Неизвестно где и когда может возникнуть "численное преимущество" "простого народа", который, покончив с "креаклами", на волне успеха начнёт задумываться о тех самых тарифах на ЖКХ. Кроме того, любое противостояние чревато насилием, а это такая штука, где начать можно просто, а остановиться бывает очень сложно. Гражданская война 1918-1922 тому примером.

Тем временем с осени 2012 года начинается явное торможение экономики страны, к весне о нём уже говорят многие экономисты из "патриотического лагеря". Они, как и многие из "простого народа", продолжали питать надежды, что избранный ими Путин наконец-то начнёт действовать; надо сказать, связи между протестовавшими "креаклами" и околомедведевской группой стали к этому моменту достоянием общественности, так что ждали от него силовых действий. Ждали также, что он погонит поганой метлой этих самых либералов, поставит на их место честных патриотичных чиновников и измученная страна начнёт, наконец, поворот в сторону добра и света. Предпосылки, надо сказать, были – это и назначение Сергея Глазьева советником президента по экономике прошлым летом, и заказ к РАН на разработку новой парадигмы экономического развития. Но когда речь зашла о конкретике, о представлении новой фигуры на место главы ЦБ взамен вскоре покидающего свой пост Сергея Игнатьева, и патриотическая пресса уже прочила на это место Глазьева (а деловая заходилась криками), то – внезапно – Путин представил на это место Эльвиру Набиуллину, соратницу Германа Грефа и однозначную представительницу либерального сектора, а Дума эту кандидатуру утвердила. Такая же печальная судьба постигла и доклад. Он был представлен Совету Федерации в конце марта – и судьба его на том завершилась. Но примерно тогда же, весной нынешнего года, информация о торможении экономики дошла и до Путина.

Для Путина это означало одно – проблемы.

Здесь надо понимать, что ключевой частью modus operandi глубокоуважаемого Владимира Владимировича является желание избежать проблем, сложностей, напряжения и нагрузки. Важнейшие государственные посты для него не самоцель, не долг, не служение, не вредительство, как думают некоторые, и даже не властолюбие. Это способы реализации желания "не напрягаться"[4][5][6]. И, разумеется, чтоб ещё и "никто не смел обидеть". Это звучит парадоксально, неожиданно и, наверное, обидно, но это реальный факт. Опять же, вспоминаем его премьерство. Катания на лошадках, амфоры, поцелуи  с тигрицами, игра на рояле, гонки на комбайнах  – и предшествовавшая всему этому фраза про раба на галерах. Более того, уже президентская история со стерхами тоже из этой же серии. Сообщить urbi et orbi "да ну вас всех, я отдохнуть хочу" можно было более внятно, лишь проговорив это напрямую. Проблема, однако, для него была в том, что премьер – это менее круто, чем президент, и если так, то есть существенный риск, в случае того или иного ухудшения ситуации, оказаться в роли козла отпущения. Именно это соображение и легло в основу его решения баллотироваться на выборы марта 2012 года – и теперь приходится с этим жить. И, вот тоска-то, принимать решения.

Вообще говоря, "патриоты" в принципе не понимают этой черты Путина. Условно говоря, приходит к нему патриот, громко крича "Владимир Владимирович, Родина в опасности! Надо срочно предпринять такие-то и такие-то меры, уволить таких-то и таких-то лиц, организовать такие-то реформы таких-то систем!" А пришедший "либерал" говорит совсем другое – "Владимир Владимирович, да, у нас проблемы, мы знаем, как их решить, мы с этим работаем, нам главное, чтобы нам не мешали". Ну и кого в таком случае предпочтёт Владимир Владимирович?

Итак, весна 2013 года, проблемы в экономике, причём вполне реальные. В ответ на это элита принимает решение консолидировать свою власть в крупнейшем потенциально проблемном регионе – Москве, для чего ещё раз отыграть уже удавшийся один раз фокус. В мае появляется опрос от какой-то мутной социологической конторы, что-де "москвичи не возражают против выборов мэра", 3 июня проходит слух об отставке Собянина и скорых выборах, на следующий день он подтверждается. От лидера "креаклов" Алексея Навального ждут, что он будет участвовать в выборах, он это подтверждает, но вот проблема – он находится под следствием, жернова государственной машины действуют медленно, и, по предыдущему решению, он был подвергнут юридическому преследованию, а тут на тебе, внезапно он понадобился. В итоге разыгрывается цирк с вынесением приговора и освобождением (при этом нормального юридического обоснования произошедшему, насколько известно, так и не появилось, сами охранители терялись в догадках), Навальный начинает вести кампанию, Собянин (врио мэра) продавливает муниципальных депутатов, дабы те ставили за него подписи, как за потенциального кандидата (т.н. муниципальный фильтр). В итоге происходят выборы (не будем касаться вопроса фальсификаций, речь не о том), на которых Собянин выигрывает в первом туре, а Навальный берёт очень хороший процент голосов.

В этом смысле Навальный выступил как кремлёвский проект (при этом я вполне допускаю, что сам он так не считает и имеет свои планы на будущее), целью которого было ещё раз провести операцию по установлению противостояния между "креаклами" (которых надо было консолидировать) и "простым народом", дабы выжечь накопившийся у обеих этих групп протестный потенциал. План этот не сработал – и это ещё сыграет свою роль в будущем. И причина этому именно что в экономике: за истекшее с весны прошлого года время ухудшение экономической ситуации в стране привело к уменьшению численности "креаклов", которые переходят в статус "простого народа", чьи требования к элите являются более жёсткими и куда более прагматичными. Люди между "демократизация" и "ЖКХ" всё чаще выбирают "ЖКХ", даже в относительно богатой Москве и высокий процент Навального (в его ипостаси борца с коррупцией) это только подтверждает.

Но проблемы с экономикой остаются, их административно-командным образом решить невозможно. И пути решения их уже намечены – причем, очевидно, намечены сообразно именно что либеральному подходу к экономике. Фактически, происходящее можно описать как "либералам дали руль на время кризиса" – и программная статья Медведева в "Ведомостях", и его выступление на инвестфоруме в Сочи – тому свидетельства. Кстати говоря, стоит отметить полное отсутствие подобного рода эпистол от того же Фрадкова или же Зубкова, а в прошлый раз Медведев писал подобное ещё в 2009 году, и называлась та статья "Россия, вперёд!" – каковое название породило много издевательских изменений.

Сам же этот либеральный подход был чётко поименован: глава МЭР Алексей Улюкаев заявил, что стране необходимо перейти от экономической модели, основанной на росте спроса, к экономике, основанной на предложении.

Здесь необходимо сделать краткий экскурс в историю экономической мысли.

Экономика предложения – теория, активно разрабатывавшаяся в 70-х годах прошлого века, основоположниками её можно назвать Роберта Манделла и Артура Лаффера. Идея эта была порождением времени, а точнее, тогдашней стагфляции, бушевавшей в развитых странах. В каком-то смысле предложенная теория является антикейнсианством. По Кейнсу, если экономика тормозит, то запустить её снова может стимулирование потребительского спроса, для чего можно и нужно использовать государственные средства, эти траты восполнятся потом, когда экономика выйдет обратно на траекторию роста. В рамках экономики предложения предлагается реализовывать обратные меры: снижать налоги, особенно для инвестиций, снижать ставки кредитования, упрощать регулирование, не допускать роста заработных плат работающих. Это всё приведёт к снижению издержек бизнесом, соответственно, цена на товары будет падать, и они смогут находить себе спрос, конечная же цель – рост производительности труда. Именно экономика предложения была, скажем так, научной основой рейганомики и тэтчеризма.

Видно, что целый спектр мер, предлагаемых властями к исполнению, полностью укладывается в эту концепцию. Во-первых, секвестр бюджета. Эту тему я уже подробно рассматривал, останавливаться здесь на ней нет смысла, важно лишь упомянуть, что принят курс на сокращение расходов государства, включая замораживание зарплат бюджетников. Здесь же стоит отметить и принятое решение о замораживании тарифов естественных монополий для предприятий, но не для населения – для населения они будут индексироваться на 70% от инфляции. Параллельно будет осуществлено, ради наполнения бюджета, повышение акцизов на алкоголь, бензин и табак. Снижению расходов также послужит обязательное страхование всего жилья; антиконституционность такого требования не смущает нашего премьера-юриста. Причина проста – не хочется платить деньги на восстановление после наводнения на Дальнем Востоке, как год назад не хотелось платить после Крымска, и весьма неплохо было бы перевалить эти расходы на бизнес. Проблема, однако, в том, что единовременная выплата 50 млрд. рублей (примерная стоимость потерь на Дальнем Востоке) поставит на колени и зверски убьёт эту страховую систему. Отдельно следует сказать и о последних пенсионных инновациях – изъятии всех пенсионных накоплений граждан 2013 года в пользу государственного ВЭБ с компенсацией когда-нибудь потом и перевод их в ВЭБ же в 2014 году под предлогом очистки всей отрасли пенсионных фондов от непрозрачных и неэффективных игроков.

Наконец, надо отметить и слова Медведева из вышеуказанного выступления в Сочи. "Именно сейчас, в этот период, который мы переживаем, нам нужно воспользоваться нашим очень серьезным преимуществом. Оно заключается в том, что у нас очень низкий по сравнению с европейскими странами уровень безработицы. И поэтому – надо уйти от политики сохранения занятости населения любой ценой", заявил он. Ему вторит замглавы министерства труда Татьяна Блинова: "В период 2013–2030 гг. наибольшее снижение численности занятых работников будет происходить в отраслях реального сектора экономики (сельском хозяйстве, промышленных видах деятельности, строительстве, на транспорте и в связи) – на 24%. При этом часть высвобожденных из промышленных производственных секторов работников найдет работу в сфере услуг и торговле. Численность занятых в этих сферах к 2030 году вырастет на 11%". Итоговую же черту под всем этим подводит лично Владимир Путин, заявив, в полном согласии с теорией, что "производительность труда в России должна расти на 5-6% в год, что вдвое быстрее сегодняшних темпов".

Должен сказать, что беглый взгляд на эти меры вызывает в памяти реплики примерно двадцатилетней давности – мол, если тридцать миллионов населения из-за них вымрет, то ничего страшного, "они не вписались в рынок". Я уже писал, что девяностые никуда не девались – вот они и высовываются, несмотря на то, что на календаре всё же уже десятые годы XXI века.

Впрочем ладно, эмоции в сторону. Прокомментировать это можно одной фразой. "Не взлетит".

Дело в том, что производительность труда, раз уж если ставить её во главу угла (что вполне оправдано[7]), принципиальнейшим образом зависит от размеров воспроизводственного контура, в который включена данная экономическая система. Говоря уж совсем простым языком – от объёмов рынка сбыта, причём сбыта товаров высоких переделов, с большой добавленной стоимостью. Ничего подобного в предложенной программе не просматривается, членство в ВТО, убивающее российскую промышленность и с/х, наоборот, всячески одобряется. Кроме того, надо учитывать наши реалии. Снижаем ставки, снижаем налоги, рассчитываем на рост инвестиций? Чудесно, да только инвестор вкладывает средства только если считает, что они вернутся сторицей. Какой возврат средств в условиях низких зарплат и, соответственно, низкого спроса? Правильно, никакого. Работа на внешний рынок, конкурирование с Китаем в сфере ширпотреба? Нереально в рамках ВТО. Конкурирующий с Европой хайтек, развернувшееся "Сколково"? Смешно. А что с юридической системой, наезды и рейдерство кончилось? Нет? Значит, эти деньги будут попросту вывезены. Привет усиливающемуся оттоку капитала.

Более того, видны противоречия. Сокращение занятости в реальном секторе экономики и рост её в сфере услуг и торговле. Не буду цепляться за цифры, хотя очевидно, что отношение к реальности они имеют слабое, вопрос в другом: а что будут продавать друг другу эти люди? Раз реальный сектор худеет – то, выходит, импорт? А раз своё производство сворачивается – то откуда же возьмутся уже набившие оскомину 25 млн. высокооплачиваемых (и высокопроизводительных, соответственно) рабочих мест? Все эти люди найдут себе место в секторе услуг? Нереально.

Отсутствие поддержки занятости означает, фактически, что больше никакого Путина, спасающего жителей Пикалёво, не будет. "Неэффективны? Ваши проблемы". При этом именно низкую безработицу регулярно ставят себе в заслугу наши власти, выступая перед инвесторами, а также, например, текущая эмиссионная программа США ставит себе одной из целей снижение безработицы до 6,5%. Надо заметить, что очень хорошо сюда укладывается нынешняя промигрантская политика государства; мигранты уже конкурируют за рабочие места с гражданами РФ, и этот процесс только усилится. С точки зрения официальной идеологии это только в плюс: ну как же, евразийство, интеграция, духовность опять же – о чём много говорилось на том же Валдайском форуме, где, по свидетельствам, разве что чёрными знамёнами Чингисхана не размахивали.

Кстати говоря, тот же Рейган получил себе неприятностей, несмотря на всю хитрую теорию. Да, налоги он снизил – но это отразилось бюджетными сложностями, причём немедленно – до того, как сниженные налоги оживили экономику. Следовательно, бюджет пришлось в спешном порядке пополнять, для чего наращивать государственный долг. Да тут ещё эта программа СОИ ресурсы ест, будь она неладна. Росли и долги домохозяйств, возникающие дисбалансы вылились в биржевой крах 19 октября 1987 года, "чёрный понедельник", когда индекс DJIA рухнул вниз на максимальное историческое значение – 22,6%. Можно предположить, что бюджетные сложности ждут и РФ, а размещать облигации под приличный, более-менее низкий процент, сложно уже сейчас.

При этом сам Путин считает, что он сейчас очень хорошо устроился. Бегают либералы, шустрят, трудятся усердно. Обещают к 2016 году выход из кризиса, а до того, уже в 2014 году – будет рост инвестиций в основной капитал в 3,9% (против отрицательной динамики сейчас), а к тому же 2016 – приток иностранных инвестиций объёмом в $20 млрд. и стабилизация бюджетного дефицита. Измышления эти основаны исключительно на западных предсказаниях, где уже (в очередной раз) решили, что на Западе кризис завершается в 2016 году, а развивающиеся страны в него погружаются; Россия же, ведомая прозападными либералами, будет принимать те же меры и точно так же вместе с цивилизованными странами выйдет на траекторию роста.

Вообще говоря, такого рода заклинания слышны уже не один год – вот сейчас плохо, но уже в следующем году будет лучше, а через два так вообще уже почти нормально. Кто сейчас помнит, когда появился термин "зелёные ростки" и пошли первые предсказания о скором завершении кризиса? Я могу напомнить, это была весна 2009 года. Четыре с половиной года назад, да. Ростки всё зеленеют, то-то в США очередной лимит госдолга достигнут и все госструктуры страны прекратили работу из-за нехватки средств, чего не было уже 18 лет.

При этом Путин считает, что он сохраняет контроль за ситуацией. Если что – он вполне может спустить на "либералов" "патриотов". Вышедшее в понедельник 30 сентября интервью главы АП Сергея Иванова свидетельствует именно об этом; людям такого ранга так проявлять себя несвойственно. При этом он совершенно не стесняется потоптаться по москвичам – мол, непонятно кто там живёт и что производит. Это он о крупнейшем по численности населения регионе страны, наиболее развитом, богатом и обладающим теми самыми фетишизируемыми высокооплачиваемыми рабочими местами. Возможно, он не знаком с концепцией разделения труда, здесь мне сложно судить.

Вот так выглядит ситуация на нынешний момент. Фактически, власть говорит всем гражданам  что всё, плюшек больше не будет, никаких. Народ должен бегать, должен шевелиться, должен конкурировать – между собой и с мигрантами. А начнёт подыхать – невелика потеря, издержки кризисного периода, увы и ах.

Что ж, ты сказала. Мы услышали. Жизнь это боль.

 

Опубликовано 07.10.13 на портале Бизнес-Онлайн, Казань.

 


[1]Это он о белых лентах, символе протеста.

[2]Реальный факт, зафиксированный на фото, а не фигура речи, имеющая целью оскорбить.

[3]Название условное и указывает не на социальный статус, доход, профессию, посещаемые заведения общепита или используемую марку гаджетов, а на образ мышления.

[4]То же самое можно сказать и о ситуации с РАН. Экономика ухудшается, денег становится мало, а эти яйцеголовые сидят на ресурсах и зданиях. Да ещё и друг Юра Ковальчук просит за брата Мишу, главу Курчатовского института – не дают ему действительнного академика РАН и не утверждают на посту директора института кристаллографии. Ну так и отреформируем их, чтоб неповадно было, а что Примаков убеждал и что сам сказал, что согласился со всеми предложениями Фортова – забыть и простить, экая ерунда!

[5]Аналогична ситуация с Чечнёй. Что, мечеть "Сердце Чечни" не выиграла конкурс "Россия-10"? И офисам "Билайна" погром устроили? Не вопрос, Рамзан Ахматович, мы можем сделать Грозный городом воинской славы, и про защитников Брестской крепости и блокадного Ленинграда рассказывать, и памятник мифическим шахидкам дадим поставить.

[6]Могут вышеуказанные персоны проблем устроить? Могут, ещё как. Ну и раз так – то зачем портить с ними отношения, пусть получат, чего хотят, зачем ссориться с достойными людьми? Два хороших человека всегда могут договориться, не так ли?

[7]"Ты знаешь, что производительность труда – критерий развитости общества любого". Цитата из нежно мной любимой техно-оперы "2032: Легенда о несбывшемся грядущем". В оригинале же эта мысль была высказана ещё, если не ошибаюсь, Марксом.

Метки:
Государство, Россия, инвестиции, Будущее, экономическая теория, прогноз, политика, бюджет

 
© 2011-2018 Neoconomica Все права защищены