Новая теория Материалы О нас Приглашение к сотрудничеству Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, проектная деятельность/проектировщики, аврально-опытная деятельность (АОД), рутина, виды управленческой деятельности, иерархия, бюрократия, национальное государство, инвестиционный климат, фирма, пузырь, Административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, Великобритания, исламские финансы, золотой стандарт, социализм, капитализм, МВФ, Япония, рейтинги, облигации, бюджет, СССР, наука, ЦБ РФ, рубль, финансовая система, политика, нефть, финансовые рынки, финансовый пузырь, прогноз, евро, Греция, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, доллар, QE, бизнес в России, реальный сектор, финансовый сектор, деньги, администрирование
 

Призрак девальвации

30.09.2011

Недавние события показали, что кризис, о конце которого в один голос говорили эксперты и руководители государств еще несколько месяцев назад, получил новое развитие.

Толчком для этого стала драма, которую разыграли США с повышением порога государственных заимствований. Пока они решали, что делать со своей долговой политикой, мировые рынки  находились в беспокойном ожидании. В итоге было принято решение поднять порог заимствований. Казалось бы, угроза миновала, дефолта в США не будет и можно восстанавливать растущий тренд.

Но не тут-то было! 5 августа Международное рейтинговое агентство Standard & Poor’s впервые с 1917 года понизило в пятницу кредитный рейтинг США с высшей степени надежности ААА до АА+ с негативным прогнозом. После этого волатильность накрыла все финансовые площадки.

Российский валютный рынок по-своему реагировал на ситуацию в мире. Пока США раздумывали о своей долговой политике (конец июля — начало августа), курс рубля колебался в пределах 60 копеек без каких-либо ярко выраженных тенденций.

Но, как только началась история со снижением рейтингов Америки, он начал стремительно дешеветь в паре с долларом, скидывая в день по 20-30 копеек ввиду отсутствия доверия к экономическим перспективам и снижающимся ценам на нефть.

Бивалютная корзина, почти весь июль находившаяся в сравнительно спокойном состоянии, в десятых числах августа покинула свое привычное положение у отметки 33,30 рубля и двинулась вверх. В то же время банки начали испытывать нехватку ликвидности и обратились за помощью к Минфину, у которого заняли 620 млрд. руб., а их корсчета в ЦБ пополнились всего на 100 млрд. руб. Т.е. оставшиеся 520 млрд. руб. ушли на покупку валюты. Началось почти двухмесячное обесценивание рубля. В сентябре волнения усилились: бивалютная корзина выросла до рекордного значения в 37,50 руб. Центробанку пришлось несколько раз продавать валюту для предотвращения дальнейшего ослабевания рубля, в результате чего в конце месяца рубль немного укрепился.

С новой силой начали разгораться споры о возможности девальвации рубля.

В принципе внутренних поводов для девальвации в стране нет. Торговый баланс, благодаря высоким ценам на нефть, другие сырьевые товары и продукцию металлургии остается положительным; среди населения нет ажиотажного спроса на валюту (как это было осенью 2008 г.); ЦБ располагает достаточными резервами золотовалютных запасов для поддержания рубля ($534 млрд. или 85 % от их докризисного уровня).

В середине июля ряд экспертов выступил с предостережениями, касающимися опережающего роста импорта над экспортом, в результате которого в 2012 г. может образоваться отрицательный торговый баланс, повышающий давление на российскую валюту. Этот риск действительно существует, однако он не представляется нам существенным. Это – долгосрочная тенденция, а ситуация в мировой экономике сегодня такова, что ориентироваться на долгосрочные тенденции неразумно[1].

Кроме того теперь, когда стало ясно, что новой рецессии в мире не избежать, для девальвации рубля появляются более существенные причины. Резкое падение цен на нефть и другие сырьевые товары уменьшает приток валюты в страну. Одновременно в кризис начинается отток спекулятивного капитала с развивающихся рынков, к которым относится и Россия, и ухудшаются возможности для валютного кредитования.

Все эти факторы сыграли существенную роль осенью 2008 года. Впрочем, тогда не меньшую роль сыграла и политика Центрального банка, которую многие и тогда, и сейчас считают непоследовательной и неэффективной. В принципе, ЦБ имел все возможности для того, чтобы не допустить девальвации. Однако в какой-то момент запаниковал, но вместо того, чтобы резко снизить курс национальной валюты, начал делать это пошагово. В результате валютные спекуляции на несколько месяцев стали самым эффективным видом экономической деятельности. Пришлось принимать срочные меры против валютных спекулянтов, что потребовало дополнительных затрат ресурсов.

В итоге такой политики ЦБ растратил значительную долю золотовалютных резервов (около $200 млрд.), при этом глубина девальвации оказалась недостаточной для того, чтобы получить эффект роста конкурентоспособности.

Сегодня мировая экономика находится перед угрозой нового обострения кризиса. Экспертные оценки вероятности наступления новой рецессии варьируются в интервале 30-50%. Мы оцениваем эту вероятность в 70% при предположении, что новый раунд количественного смягчения в США не будет начат до начала 2012 года.

Новый кризис, как и три года назад, приведет к снижению цен на сырьевые товары и оттоку капитала с развивающихся рынков, в том числе и российского. В результате давление на рубль будет расти. Однако сценарий осени 2008-зимы 2009 года для курса рубля вряд ли повторится.

Тогда многие российские банки и компании были обременены значительными, причем краткосрочными долгами, большая часть которых была номинирована в иностранных валютах. В результате падения фондового рынка по многим долгам наступили маржин-коллы. По сути дела, значительная часть из потерянных ЦБ 200 млрд. долларов пошла на закрытие образовавшихся разрывов ликвидности.

Сегодня уровень долга тоже достаточно высок, однако он носит более долгосрочный характер. Поэтому в случае резкого изменения конъюнктуры устойчивость российского банковского и корпоративного сектора будет выше.

В этой связи можно предположить, что ЦБ даст рублю свободно упасть на определенную величину – большинство экспертов сходится на цифре 20%, после чего будет защищать достигнутый уровень. Все необходимые ресурсы и возможности для этого у Центрального банка есть.

Единственная проблема заключается пока в следующем. Рубль начал обесцениваться на фоне относительно стабильных цен на нефть, только под влиянием резко возросшего оттока капитала. При этом цены на нефть еще вполне могут упасть. Если к этому моменту ЦБ выберет весь заложенный им предел девальвации, не исключено, что ему придется допустить вторую волну.

Как бы то ни было, в отличие от 2008 года девальвация рубля, скорее всего, будет проведена быстро, однако будет менее глубокой.

И точно можно сказать, что до тех пор, пока на рынках будет наблюдаться неопределенность,  следует ожидать высокой волатильности курса рубля, лишь слегка сглаживаемой интервенциями Центрального банка.

Автор – Олег Григорьев, научный руководитель проекта «neoconomica».


[1] Эти же эксперты говорили то же самое и год назад, однако вскоре ФРС объявил об очередном раунде количественного ослабления, после чего экономические условия существенно изменились.

Метки:
США, Государство, Россия, QE, Банки, ФРС, долги, нефть, рубль, ЦБ РФ

 
© 2011-2018 Neoconomica Все права защищены