Новая теория Материалы О нас Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, виды управленческой деятельности, бюрократия, фирма, административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, исламские финансы, социализм, Япония, облигации, бюджет, СССР, ЦБ РФ, финансовая система, политика, нефть, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, бизнес в России, реальный сектор, деньги
 

Китайский Lehman

20.09.2021

Шо, опять?

– Из м/ф "Жил был пёс"

 

Неделя нынче выдалась забавная. Так, в России идут выборы, из разных городов фиксируются разные прелести типа очередей из бюджетников и сейфов для бюллетеней с двойным дном. Погода в нынешнем российском сентябре явно напоминает октябрьскую, вводя в недоумение сторонников глобального потепления. Австралия, Великобритания и США объявили о создании тихоокеанского военного альянса AUKUS, в результате чего Австралия разорвала военный контракт с Парижем объёмом более чем в $65 млрд., а Париж отозвал своих послов из США и Австралии "для консультаций" – чего не случалось вообще никогда. Китай же тем временем планомерно вкатывается в серьезную экономическую проблему – практически неизбежный дефолт по обязательствам крупнейшего застройщика Evergrande, что уже позволило назвать это гипотетическое будущее событие "Lehman Brothers по-китайски"; напомню, что именно падение этого инвестиционного банка традиционно связывается с началом острой фазы мирового кризиса в 2008 году. В общем, всё в мире весело – но в фокусе нашего внимания на сей раз будет именно что Китай.

Компания Evergrande была создана четверть века назад, в 1996 году, было это в Гуаньчжоу, столице провинции Гуаньдун, что близ Гонконга, одном из самой развитых регионов Китая. Компания была очень успешна в базовых показателях бизнеса; так, в 2020 году она построила и реализовала порядка 80 млн. кв.м. площадей различного назначения, что почти на 40% выше уровня предыдущего года и сравнимо с объёмами жилья, вводимого ежегодно в РФ. Ключевой собственник компании Хуэй Ка Янь входит в топ-10 миллиардеров Китая, при этом его состояние выросло еще и по итогам роста капитализации компании, поскольку IPO прошло еще в 2009 году, на самых низах рынка. Также важно то, что помимо строительства Evergrandeимеет интересы еще и в иных сферах бизнеса, в частности, в медицине, туризме и в финансах. Возможно, именно это, точнее, некоторая неразборчивость в работе с деньгами, и оказало свое влияние на текущее состояние компании. Тем не менее, строительный бизнес остается главным, со всеми его плюсами и минусами, при этом одни переходят в другие: мощнейший мультипликатор воздействия строительства на смежные отрасли как тянул их вверх во времена бума, точно так же готовится их утопить сейчас.

Что же произошло?

Кот вылез из мешка в конце августа этого года, когда Evergrande выдала отчет по итогам работы в  Iполугодии. Отчет вышел откровенно слабым: прибыль сократилась почти на 40%, поскольку цены на недвижимость упали, а расходы выросли, при этом компания старательно продавала построенное ниже рынка,  вплоть до цены, минимальной за пять лет – и всё это в рамках попытки решить проблемы с ликвидностью. Помимо того, Evergrande честно предупредила инвесторов о повышенных рисках ценных бумаг корпорации, в том числе о возможных дефолтах, первый из которых может произойти уже 20 сентября. Рейтинг компании немедленно был понижен, закономерно начались распродажи в ее акциях, в результате чего они рухнули даже ниже уровня IPO, бывшего 12 лет назад.

При этом компания в долгах как в шелках: ее валовые обязательства оцениваются в колоссальные $300 млрд. Evergrande не особо следила за уровнем долга, активно используя заемные средства для расширения мощностей, удовлетворявших спрос и приносивших прибыль, но теперь, на фоне сокращения входящего денежного потока, обслуживание долгов резко усложнилось. Отдельной боли, как это теперь стало нормой жизни, добавил китайский регулятор, ужесточивший получение новых кредитов компаниями с серьезной долговой нагрузкой. Доступ к новым деньгам был закрыт, затем, после продажи активов, Evergrande сумела удовлетворить один из критериев и получить минимальный доступ к перекредитованию, но этого не хватает для обслуживания всех долгов корпорации. Над компанией нависла угроза дефолта, над всем сектором – каскадного обрушения (если Evergrande не выполняет свои обязательства, т.е. не платит, то ее контрагенты не получают денег – и также могут начать схлопываться), а над китайской экономикой в целом – серьезного кризиса.

Ситуация усугубляется тем, что Evergrandeв погоне за деньгами на финансирование роста вляпалась не только в "обычные" долги по облигациям, но и в специфические китайские истории вроде муниципальных облигаций (LGFV) и инструментов с повышенной фиксированной ставкой (Wealth Management Products, WMP). Надо понимать, что в Китае теневой банкинг очень развит и попытки правительства страны вытащить эту историю на свет особого успеха не имели. Итогом развития такой ситуации становится то, что в некоторый момент "ни с того ни с сего" у той или иной компании начинаются проблемы, которые приходится как-то решать.

Надо сказать, что хуже момент найти было сложно. Evergrande, во-первых, начала метаться: сначала в отчете они заявили о неприглядной ситуации, затем, две недели спустя, когда по рынку уже пошли распродажи, сообщили, что слухи о грядущем дефолте очень сильно преувеличены. Всё бы ничего, но буквально на следующий день стало известно, что Evergrandeактивно нанимает консультантов по реструктуризации долга. Уже ходят слухи о возможных разных вариантах таковой реструктуризации, но в целом они сочетают в себе отсрочку выплаты долга, списание части его, а также выплаты бартером (недвижимостью) либо зачет долга в стоимость какой-либо будущей недвижимости. Ситуация усугубляется тем, что компания имеет большое количество частных инвесторов, вложивших относительно небольшие суммы; потеря ими денег прямо бьют по политике, а именно по свежему курсу Си Цзиньпина на выравнивание материального благосостояния граждан и накат на местных "жирных котов".

Да, политика имеет значение. В начале августа я уже писал об эффекте регуляторных новаций Китая, с тех пор они лишь только усилились. Так, Китай запретил несовершеннолетним играть  видеоигры более трех часов в неделю (да и те на выходных – и да, делается это через идентификацию и распознавание лиц), параллельно в стране была приостановлена регистрация новых видеоигр. Разумеется, это жестко ударило по представителям технологического сектора КНР – Tencent Holdings и NetEase, равно как и по иным менее крупным производителям игрового контента. Соответственно, китайский рынок просел еще и на этих новостях.

В-третьих, Китай сейчас показывает плохие статистические данные. Так, в августе рост розничных продаж рухнул с 8,5% г/г до 2,5% г/г в номинальном выражении (0,9% в реальном). Также замедлился рост промышленного производства и рост объёма инвестиций. В целом же все эти показатели вышли хуже рыночных прогнозов.

Далее, Китай не очень-то и спешит спасать этого хромого титана экономики, нет задействования протокола too big to fail. Global Times – государственный рупор КНР утверждает, что "Evergrande должен сам себя спасать и не напрягать государство и не рассчитывать, на то, что власти его спасут". Конечно же, как-то действовать всё же пришлось: так, в пятницу 17 сентября Народный Банк Китая влил в финсистему страны 90 млрд. юаней через операции 7 и 14-дневного обратного репо. Безусловно, этот инструмент не был задействован в течение 7 месяцев – но нацелен он был на поддержание рынка в целом, а не конкретно на помощь Evergrande.

Наконец, всё это идет на фоне формирования AUKUS, к которому наверняка подпишут Канаду, Новую Зеландию, Японию и, вероятно, даже Индию. Собственно, определение "против кого дружим" не особо-то и скрывается: целью данного объединения является подавление китайских амбиций всех видов и сортов, посредством, в частности, усиления контроля морских перевозок в Юго-Восточной Азии.  

Что же будет дальше?

Сразу хотелось бы сказать, что, на мой взгляд, полномасштабного кризиса в китайской экономике этот триггер (история с Evergrande) не сделает. Скорее всего, ЦБ КНР в какой-то момент махнет рукой и даст денег компании, дабы те смогли выполнить свои обязательства, и краткосрочно, и среднесрочно. Проще говоря, залатают дыру посредством эмиссии, как это уже неоднократно происходило в разных странах, в том же Китае это было летом 2015 года, во время тогдашнего кризиса, начавшегося с неплатежей. Для жесткой посадки надо, чтобы китайцы массово сливать юани, уходя в доллар или японскую иену – но предпосылок для этого я пока не вижу. Кроме того, смерть Lehman была в изрядной степени показательной: директор Дик Фулд долгое время был этаким enfant terrible финансового сообщества США, умудрившись поругаться даже с казначеем Генри Полсоном, и в итоге помощь ему, когда надо было, никто не оказал. И лишь после этого США, буквально стоя над конвульсирующим трупом Lehman Brothers, раздавали деньги иным банкам – так, сугубо на всякий случай.

С другой стороны, тренд-то понятен. Не сейчас, так потом. Долги растут у всех, зомби лезут и лезут, а регулятор приносит рынок в жертву политике, отчего страдает заложенная еще при Дэн Сяопине эффективность. На выходе – либо все эти проблемы вгонят китайскую экономику в долгую депрессию, которая запросто может  длиться десятилетиями, на фоне стареющего населения, не успевшего разбогатеть, либо Китай как-то сумеет капитализировать свои технологические заделы и инициативы по контролю социума, обернув их в скачкообразное повышение производительности труда до уровня хотя бы Южной Кореи.

И второй вариант мне не кажется вероятным, особенно на фоне нарастающего глобального противодействия.

Опубликовано 19.09.21 на портале Бизнес-Онлайн, Казань.

Метки:
Мировая экономика, Китай

 
© 2011-2021 Neoconomica Все права защищены