Новая теория Материалы О нас Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, виды управленческой деятельности, бюрократия, фирма, административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, исламские финансы, социализм, Япония, облигации, бюджет, СССР, ЦБ РФ, финансовая система, политика, нефть, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, бизнес в России, реальный сектор, деньги
 

Красный слон

23.08.2021

Все обязаны совершенствоваться и
изучать марксизм-ленинизм, глубоко.

– Мао Цзедун

 

На этой неделе китайские рынки заставили поволноваться трейдеров и инвесторов по всему миру. И юань, и китайские гособлигации, и акции по широкому спектру отраслей поехали вниз, не особо считаясь с мнениями участников рынка. Причиной этому были не они, т.е. данный спад формально рыночным не назовешь никак. На сей раз себя показал большой красный слон, разгулявшийся в хрупкой посудной лавке рынка – китайский регулятор.

Прошелся он, повторимся, по всей цепочке. Курс юаня на внешних рынках ушел вниз на 0,6% (достаточно скромно, надо признать), но достигнутое значение оказалось минимальным почти за 4 месяца. Рынки просели чуть более чем на 4% (хотя частная ситуация и похуже, технологический индекс Hang Seng Tech упал на 8%), чего не было с ноября прошлого года. Наконец, доходности облигаций (десятилеток, являющихся ориентиром для корпоративной доходности для всего бизнеса страны) отреагировали еще сильнее – они выросли до максимумов почти за год. Значения эти, на самом деле, не очень велики, бывало и хуже, причем относительно недавно, всего-то год с небольшим назад – достаточно вспомнить курьез с отрицательной ценой нефти. Но сейчас ситуация иная: мировое восстановление кажется очень хрупким, эмиссионные программы центробанков породили в развивающихся странах заметную инфляцию, рынки кажутся перегретыми, в общем, будущее не кажется безоблачным. Китайский спад мог стать триггером заметной такой коррекции рынков уже в мировом масштабе, достаточно сказать, что на рынке США индекс Nasdaq Golden Dragon China, в который входят 98 крупнейших компаний КНР (имеющих листинг и в США) просел на 15% за два дня, что стало максимумом аж с 2008 года.

Но не стал: на сей раз обошлось.

Причиной его стали действия регулятора, причем не китайского ЦБ (Народного банка Китая), а политических властей страны. В выходные (!) ЦК компартии КНР и Госсовет КНР внезапно опубликовали официальное сообщение о введении жесткого регулирования в секторе частного образования. Так, уже сразу же, начиная с момента подписания бумаги, компаниям, работающим в этом секторе, вышел запрет регистрироваться на бирже и в целом вести коммерческую деятельность, они теперь должны регистрироваться как НКО. Тем, чьи бумаги уже торгуются на биржах (к примеру, широко известной среди российских инвесторов TAL Education Group) теперь запрещено приобретать образовательные организации и доли в них; на консолидацию сектора де-факто наложен запрет. Наконец, иностранному капиталу теперь будет совсем запрещено входить в эту отрасль – ни в формате M&A сделок, ни даже просто покупкой акций.

Данный конкретный сектор резко ухнул вниз. Уже упоминавшаяся TAL Education Group подешевела вчетверо, Gaotu Techedu – втрое, а New Oriental Education & Technology Group – чуть более чем вдвое. В целом же вся индустрия, ранее капитализировавшаяся более чем в $100 млрд., обвалилась в цене до куда более низких значений. Над рынком и отраслью повис безмолвный вопль: «за что?»

За что именно китайские чиновники так наказали свой частный образовательный сектор, мы коснемся чуть позже. Пока же стоит отметить, что вот на этом вот моменте представители США припомнили Китаю всё. С горкой.

Сначала вспомнился пример Джека Ма и его структуры Ant Group (эту историю я описывал прошлой осенью). Ма, конечно же, не оказался в тюрьме, но был вынужден залечь на дно, а IPO Ant Group так и не состоялось, более того, заметная часть компании была де-факто передана государству, а на материнскую для Ant Group компанию Alibaba был наложен штраф почтив $3 млрд. Самого Ма при этом даже выдавили с позиции руководителя основанной им самим бизнес-школы – университета Хупань.

Вернулась в фокус только-только утихшая история с выходом на IPOкитайского агрегатора такси Didi Global. Напомню, что сразу же после IPO в США, проведенного 30 июня и принятого вполне доброжелательно ($14 за бумагу, привлечено было более $4 млрд., что ставит успех на второе место после самой Alibaba), против компании началось расследование китайских регуляторов. Через 10 дней акции рухнули на 30% на фоне того, что «администрация киберпространства Китая» (да, есть там и такая служба) приступила к расследованию деятельности компании в сфере кибербезопасности. По мнению регулятора, это имеет самый прямой смысл: компанию подозревают в незаконном и чрезмерном сборе персональных данных клиентов. При этом «до выяснения» был наложен запрет на наличие мобильного приложения Didi во всех репозиториях

И вот теперь – образование, в первую очередь современное, через сети.

История этих репрессий довольно тонкая и, скажем так, очень китайская. Связана она с тем, что бурный рост сектора онлайн-обучения имеет и сильную отрицательную сторону, точнее, даже не одну. Во-первых, наличие его ведет к тому, что серьезные китайские родители начинают очень серьезно относиться к образованию детей, тратя на это большое количество денег (самих детей, понятное дело, никто не спрашивает). Опять же, это не было бы проблемой, но регулятор посчитал, что такая фокусировка трат может привести к снижению общего числа детей в китайских семьях; напомню, что Китай наконец-то увидел негативные последствия политики «одна семья – один ребенок» и последние годы яростно пытается развернуть тенденцию старения населения и снижения числа рабочих рук в экономике. Во-вторых, есть предположение, что продолжение текущей политики в отношении этого сектора экономики (и такого пользования им) может привести к закреплению жесткости социальной структуры КНР, деградации социальных лифтов: проще говоря, сын бедняка тоже будет бедным, поскольку у его отца не было денег на приличное обучение. И раз так – то оно не соответствует китайской меритократии, и это является достаточным поводом для того, чтобы ввести в данной сфере прямое и серьезное государственное регулирование.

Проблемой оказалось то, что рынок посыпался весь. Стоимость китайских компаний, торгующихся в США, и так шла вниз после разворачивания истории с Ant Group, но сейчас она с пиков февраля сократилась более чем на $750 млрд. В самом же Китае стоимость бумаг всего технологического сектора просела с того времени на треть, причем досталось именно что компаниям в широком спектре видов деятельности: а ну как еще и эти будут следующими, на кого обратит суровый взор чиновник. Наконец, общая капитализация рынков КНР снизилась более чем на 20% -- с $28 трлн. до $22 трлн. Фактически, перед всем миром Китай явил пример странового риска, ведь никто не знает, когда закончит свое движение маховик репрессий.

Надо сказать, китайские финансовые (не политические) регуляторы довольно быстро увидели риск сложившейся ситуации. Так, СМИ в КНР оперативно дали материалы о том, что все нормально, это рабочий процесс и паниковать не следует. Кроме того, руководство комиссии по регулированию ценных бумаг (собственно, китайский биржевой регулятор, CSRC) провело встречу с представителями внешнего капитала, где старательно убеждало их в том же, а также в том, что давление на образовательный сектор никуда не перекинется. Наконец, НБК экстренно ввалил в финсистему Китая ликвидности на 4,6 млрд. юаней, что, безусловно, поддержало просевшие рынки. Но для полного купирования последствий этого никак не хватило.

Возмутились США. Поначалу они ограничились требованием к китайским компаниям о раскрытии политических рисков: хотите работать на наших рынках, иметь листинги на богатых капиталом биржах – извольте сообщать о себе все по этому поводу, наши инвесторы не должны рисковать. Сейчас же речь пошла серьезнее: было заявлено о полном запрете китайским компаниям устраивать IPO на американских биржах, до тех пор, пока все вот эти вот сугубо политические риски не станут ясны. Ситуация осложняется продолжающимися торговыми спорами, в этом направлении Джозеф Байден полностью унаследовал политику Дональда Трампа. И, в общем-то, мирного разрешения этой истории пока не предвидится.

Вообще говоря, сложившаяся ситуация весьма неприятна. Ладно давление регуляторов на внешний капитал, но снижение стоимости акций может привести к тому, что на выход потянется и инвестор внутренний. И вот тогда мало не покажется, такое развитие вполне может привести к повторению кризиса и краха 2015 года, который поставил крест на расширении международного использования юаня – да, оно стагнирует уже более 6 лет подряд. Нужно ли это Китаю – вопрос открытый. И это при том, что фундаментально его экономика не является здоровой, она была и остается крупнейшим поставщиком товаров на богатые западные рынки, но сильно заражена зомби-компаниями, которые поддерживаются на плаву только за счет постоянных финансовых вливаний.

Но ЦК сказал «надо» – и вышло то, что вышло.

Опубликовано 01.08.21 на портале Бизнес-Онлайн, Казань.

Метки:
Китай, фондовые рынки

 
© 2011-2021 Neoconomica Все права защищены