Новая теория Материалы О нас Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, виды управленческой деятельности, бюрократия, фирма, административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, исламские финансы, социализм, Япония, облигации, бюджет, СССР, ЦБ РФ, финансовая система, политика, нефть, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, бизнес в России, реальный сектор, деньги
 

Нефтяной ренессанс

23.06.2021

– Что мы говорим богу смерти?
– Не сегодня!

– "Игра престолов"

 

Постковидное восстановление мировой экономики идет своим чередом. Мировые центробанки держат руку на пульсе эмиссионных процессов, не прекращая их, в мире тем временем растет инфляция. Америка вышли на многолетний инфляционный пик в 5%, а в РФ инфляция превысила 6%, что явно стало триггером повышения ключевой ставки на 0,5% на фоне жесткой риторики относительно будущих поворотов денежно-кредитной политики. Тем временем на рынке нефти также происходит восстановление, цена барреля вышла за привычный коридор $50-60 и уже нельзя сказать, что это временное явление. Но надолго ли оно – и что вообще творится сейчас на этом рынке?

Первым фактором, безусловно, стоит считать то самое постковидное восстановление. Ограничения постепенно снимаются, экономическая жизнь столь же постепенно приходит в норму, и это прямо отражается на росте потребления топлива. За ним, соответственно, следует рост цен, который, что любопытно, сейчас не воспринимается в мире как некая угроза, но именно что как признак нормализации. Экспортеры рады росту цен и, соответственно, повышению доходов бюджетов, а импортеры имеют достаточно капитала для того, чтобы этот рост оплачивать. В общем, с этой стороны царит сугубый позитив.

Кроме того, позитивное влияние оказывают и прогнозы. К примеру, ОПЕК в ежемесячном докладе снова сохранила прогноз по росту спроса на нефть в мире в 2021 году и по-прежнему ожидает увеличения спроса на 6 млн. баррелей в день (мбд), до уровня 96,58 мбд. Это, однако, не является восстановлением потребления нефти до максимумов прощлых лет. Впрочем, любопытно то, что оценка потерь спроса в прошлом году была улучшена: она составила 9,3 мбд, до 90,3 мбд. В предыдущем, майском докладе организация оценивала сокращение в 9,5 мбд.

При этом на уровне ОПЕК предполагается аккуратное поддержание определенного дефицита на рынке нефти, что объясняется желанием снизить накопленные у покупателей запасы – до привычных многолетних уровней. Так, мониторинговый комитет ОПЕК+ в своем докладе недельной давности оценил его в 1,4 мбд, и этот разрыв между потреблением и поставками, согласно прогнозу, будет выше, чем в 2011 году (0,95 мбд), когда начало войны в Ливии практически вынесло ее с мирового рынка нефти. Такой дефицит, будучи реализован, также перекроет предыдущий максимум XXI века, установленный в 2007 году и составлявший тогда 1,35 мбд. Рынок, со своей стороны, постепенно проедает запасы: по итогам II квартала их объемы в хранилищах стран ОЭСР (организация наиболее развитых стран мира) будут всего на 1 млн. баррелей выше среднего значения за "доковидную пятилетку" 2015-2019 годов. Еще через квартал их уровень прогнозируется на 71 млн. баррелей ниже средней, а к концу года он составит уже около 100 млн. баррелей – и это всё даст определенную искусственную поддержку рынку.

Вторым фактором, двигающим цены вверх, безусловно стоит считать мягкую денежно-кредитную политику, проводимую основными мировыми ЦБ, все эти сверхнизкие (а то и отрицательные) ставки и эмиссионные программы, равно как и правительственные траты, направленные на поддержку экономики. Он, однако, в существенной степени уже себя исчерпал, судя по последним данным о балансе ФРС США. К примеру, казначейство США (министерство финансов), конечно же, сделало займы на рынке за последние две недели (т.е. изъяло ликвидность из системы, охлаждая ее), но эти деньги уже потрачены в рамках исполнения бюджета. Более того, правительство США тратит еще и деньги со своих счетов в ФРС, эти деньги поступают в банки (а не сразу в карманы американцев) – и те, конечно же, сохраняют положенную норму резервов, но в массе своей уже не видят, куда их можно вкладывать. Это закономерно приводит к тому, что заметная часть очередного пакета трат оказывается размещенной обратно в ФРС в рамках механизма обратного репо (покупки бумаг с обязательством продажи). Ставки по этим операциям падают, т.е. прибыли с этого становится меньше, но даже такое размещение средств выглядит более выгодным, чем покупка тех или иных активов или же кредитование. Проще говоря, финсистема объелась деньгами, и что-то привычное из инструментов уже не вызывает ажиотажа. Но ЦБ не прекращают эмитировать, а правительство США не прекращают тратить: риск инфляции все еще видится как незначимый.

Третья история – это, разумеется, действия стран-экспортеров нефти в рамках договора ОПЕК+. "Водяное перемирие" продолжается: по итогам мая соглашение об ограничении добычи было выполнено на 113%. При этом та часть договорившихся, которая относится к собственно ОПЕК (т.е. все страны, за исключением Венесуэлы, Ирана и Ливии), ведет себя заметно более дисциплинировано, нежели примкнувшие. Россия здесь опять "играет с огнем" (и получает дополнительные доходы), ее показатель соответствия достигнутым договоренностям составляет 94%, столько же, сколько у Ирака. Но фокус нынче не на РФ: чемпионом здесь является Габон, который нагло нарушил свои обязательства с достигнутым уровнем в 57%, впрочем, его доля на мировом рынке ничтожна.

Это всё были факторы, давящие цены в сторону повышения. Но и те, которые принципиально давят цены вниз, тоже начинают набирать вес.

Во-первых, это те самые прогнозы и планы ОПЕК+. Краны разворачиваются не только у центробанков, но и у нефтяников. Уже с июня договорившиеся экспортеры увеличит поставки на 0,7 мбж, а в июле - еще на 0,8 мбд. В целом ОПЕК+ движется в своей колее, спокойно подтвердив соглашение, достигнутое в апреле: в рамках его на рынок выйдут еще 2,1 мбд. Половина из них (1,1 мбд) придется на сами страны ОПЕК+, а еще 1 мбд даст прекращение добровольных ограничений, взятых на себя Саудовской Аравией. Процесс уже идет: с мая ОПЕК+ увеличил добычу на 0,35 мбд, в июне будет добавлено столько же, а с июля на рынок выйдет еще 0,44 мбд. КСА само по себе также движется с ускорением, с 0,25 мбд в мае до 0,4 мбд в июле. Впрочем, пока дефицит будет удержан, это увеличение добычи послужит лишь прибылям, но не заметному снижению цен.

Во-вторых, не стоит забывать и об иранской нефти. Персы, хоть и входят в ОПЕК, но не включены в соглашение ОПЕК+, кроме того, Иран сейчас под санкциями, и добывает нефти заметно ниже потенциала. Переговоры по "ядерной сделке" (если по-простому, принуждение Ирана к сделке "отказ от ядерной программы в обмен на снятие санкций") идут довольно активно, но из приходящих с них сообщений сложно сделать выводы об их вероятном завершении. Иран, конечно же, уже высказался о готовности существенно нарастить добычу, сейчас он производит около 2,4 мбд и готов поднять ее до 4 мбд, но нет никакой известности о датах этого деяния. Собственно, поэтому КСА "не беспокоится" о возможном возвращении иранской нефти после снятия санкций, как заявил после недавних переговоров ОПЕК+ глава Минэнерго королевства принц Абдель Азиз бен Сальман.

Иран, с другой стороны, достроил, протестировал и уже начал закачивать товарную сырую нефть в только что построенный стратегический трубопровод Гор-Джаск. Особенность этой трубы в том, что она идет из нефтеносного района к побережью уже в Оманском заливе, т.е. за узким горлышком Ормузского пролива – а из Оманского залива прямая дорога в Арабское море и Индийский океан. Перспективный объем транспортировки по ней составит весьма солидные для Ирана миллион баррелей в день.

Самое главное во всей этой картине заключается в том, что нефти сейчас добывается примерно на 5% меньше по сравнению с уровнем до начала войны с коронавирусом, а предельное падение составляло около 9%. Добыча, безусловно, еще подрастет, но маловероятно, что она вернется на доковидные уровни и, тем более, превысит их. Нефть постепенно будет уходить с позиции главного "упакованного" энергоносителя, и на смену ей придут, скорее всего, водород в паре с аммиаком.

Но это уже иная история.

Опубликовано 14.06.21 на портале Бизнес-Онлайн, Казань.

Метки:
Мировая экономика, нефть

 
© 2011-2021 Neoconomica Все права защищены