Новая теория Материалы О нас Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, виды управленческой деятельности, бюрократия, фирма, административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, исламские финансы, социализм, Япония, облигации, бюджет, СССР, ЦБ РФ, финансовая система, политика, нефть, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, бизнес в России, реальный сектор, деньги
 

Люди и их деньги

29.03.2021

Двое безработных получили по 10 лет
за похищение генерал-майора ФСБ Пастушкова.
Под пытками паяльником генерал
выдал им закопанные у него в саду $5 млн.

– Новостное

 

История, финал которой вынесен в эпиграф, поражает своей былинностью. Двое безработных, бравый генерал ФСБ, не побоюсь этого слова, надежа и опора "осажденной крепости" с ее завещанными предками духовно-нравственными ценностями, вульгарный паяльник и клад в пять миллионов кровавых пиндосских баксов. Суждений по этому поводу можно высказать много, очень различающихся по сути, тональности и экспрессии, но я ограничусь одним: "деньги в стране есть". Соответственно, сразу возникает закономерный вопрос: у кого они есть и сколько их? И на этот вопрос недавно появился очередной ответ, исходящий из вполне авторитетного источника.

Речь идет о мониторинге доходов и уровня жизни населения России за 2019 год, изданном Институтом социально-экономических проблем народонаселения РАН. Исследование, на основании которого был сформирован этот доклад, было проведено перед началом всей этой истории с коронавирусом – и несложно предугадать, что сейчас, с учетом ее последствий, ситуация стала несколько похуже, чем то, что зафиксировано в докладе, но и то, что зафиксировано, прямо скажем, удручает.

Авторы исследования разделили весь массив граждан страны на пять страт, которые, конечно же, имеют свои названия, но фактически могут быть описаны в более простых терминах. Это "нищие", "бедняки", "небогатые", "среднеобеспеченные" и "все в порядке". При этом границы денежного дохода на душу, которые и определяли помещение в ту или иную страту, были определены относительно прожиточного минимума (ПМ), составляющего в нынешнем году 11653 рубля.

Граница нищеты была обозначена как 1 ПМ. Предполагается, что этого 1 ПМ хватит на минимальную еду, одежду и налоги вкупе со сборами – хотя я вообще не понимаю, как на 11 тыс. в месяц можно прожить сколько-нибудь долгое время. Тем не менее, выяснилось, что таких граждан у нас в стране почти каждый восьмой – 12,3% людей входят в эту категорию.

"Бедность" была обозначена как подушевой интервал доходов между 1 ПМ и 2 ПМ. Предполагается, что на эти 2 ПМ можно уже жить неопределенно долгое время, и жить не как бомж, а вполне на социально-приемлемом уровне – питаться не просрочкой из мусорных баков и носить чистую одежду. Людей, относящихся к этой категории по доходам, уже заметно больше, их число было оценено как 27,8%. Соответственно, общее число нищих и бедных в стране составляет почти 40% населения.

Далее, "небогатые" имеют на душу от 2 до 3,2 ПМ. Выглядит это на первый взгляд даже неплохо, но ключевой проблемой для данной социальной страты, составляющей 24,7% от общего числа граждан, является нестабильность положения. У них мало накоплений "на черный день", хватит их не очень надолго, и в случае непредвиденной ситуации, от внезапных трат (к примеру, по медицинским причинам) и до увольнения, риски оказаться в нижних категориях очень существенны. Можно предположить, что в число таких людей входит заметное количество "обычных" семей с парой детей. 

У "среднеобеспеченных" – от 3,2 до 11 ПМ на душу, и таких людей больше всего – 32,8%, почти треть. У этой страты нет зашкаливающего богатства, они смотрят на ценники, в рабочем порядке высматривают товары по акциям, но если их нет – то спокойно купят то, что подороже. Кроме того, у них есть определенные запасы капитала, позволяющие пережить ту или иную черную полосу в жизни. Товары длительного пользования также в наличии – и достаточно новые. Самое приятное то, что их финансовое положение стабильно, а риски потерять в доходах и уровне жизни – невелики.

Наконец, категория "богатые" имеет подушевой доход от 11 ПМ, таких граждан в стране около 3% – и у них, полагаю, всё хорошо устроено. Останавливаться на этой категории мы не будем.

В итоге же получается, что нищие и бедные составляют 40% от населения страны, а устойчивым и неплохим финансовым положением может похвастаться только лишь каждый третий. Другие двое вынуждены существовать в тяжелых жизненных режимах – от физиологического выживания и экономии на всём до необходимости очень плотно работать, чтобы не потерять с трудом достигнутого уровня жизни. Выглядит это, надо сказать, очень грустно – для страны с ее планов громадьем про 25 млн. высокопроизводительных рабочих мест, чаемым пятым местом в мире по размеру экономики и прочими столь же замечательными идеями.

Более того, эти данные подтверждаются и иными источниками. Так, две недели назад крупнейший портал вакансий HeadHunter провел опрос среди пользователей, интересуясь, на сколько им хватит денег в случае потери работы. Выяснилось, что 23% людей начнут испытывать финансовые сложности уже менее чем через неделю, 20% сказали, что им денег хватит на пару недель, а 16% сумеют продержаться целый месяц, прежде чем начнут класть зубы на полку – за ненадобностью. Далее, 11% спокойно пересидят квартал, полгода без работы выдержат лишь 4%, до года доживут 3%, а более года могут сидеть без работы лишь 2%. Иными словами, "от зарплаты до зарплаты", почти без накоплений, живут порядка 60-65% граждан страны.

Но флуктуации трат никто не отменял – и люди, несмотря на такую жизнь "в обтяг", спасаются кредитованием, что не проходит без последствий. Так, выступая 26 марта на XXII Всероссийской банковской конференции, глава департамента финансовой стабильности Центробанка Елизавета Данилова сообщила, что граждане отдают банкам в виде платежей по кредитам 11,7% своих совокупных доходов. Данный уровень долговой нагрузки является историческим рекордом. При этом уровень закредитованности, по словам Даниловой, продолжает расти. Собственно говоря, а с чего бы ему падать? Потребительские кредиты выступают как костыли, позволяющие, за плату банкам в виде процентных платежей, "размазать" по времени текущее потребление, необходимое и не очень, и ложатся они на продолжающееся падение реальных доходов населения, которое составило 3,5% в прошлом году. При этом, что любопытно, в прошлом году доходы казны от нефти и газа просели на 33,9% (что позволило в очередной раз похвастаться "слезанием с нефтяной иглы"), налог на прибыль сократился на 11,6%, а налог на доходы физлиц в консолидированном бюджете вырос на 7,5%, в полном соответствии с тезисом "люди – новая нефть".

Подводя под всем вышесказанным итог, я хотел бы высказать два суждения.

Во-первых, всё не настолько плохо для граждан, как кажется на первый взгляд. Восьмая часть людей нищие – но массовых смертей от голода и холода не фиксируется. Можно предположить, что у них есть некие свои источники "денег" – приход от натуральной экономики (выращивания еды самому себе), серые доходы, помощь родственников из иных социальных страт. Это, однако, взгляд беспристрастного стороннего наблюдателя. Государство, со своей позиции, заинтересовано в том, чтобы всю эту возможную "серость" пресечь, в том числе и посредством различной "цифровизации" и "прозрачности". Есть присказка о том, как государство работает с некой отраслью – мол, если оно растет, надо повысить налоги, если еще трепыхается, то надо зарегулировать, а если трепыхаться перестало – то дать субсидию. Полагаю, что тренд идет именно в эту сторону; впрочем, об этом я недавно уже писал.

Во-вторых, есть у меня гипотеза, что государство, как квази-живой актор, заинтересовано в поддержании такого status quo. Связно это с эмпирически наблюдаемым эффектом: когда подушевой ВВП переваливает порог в $10-12 тыс. на душу (в текущих долларах, без всякого ППС), то происходит фазовый переход в настроениях социума. Примерно на этом уровне доходов люди массово выходят из режима "экономия и выживание", покидают привычную колею "работа-дом", начинают смотреть вокруг, думать, задавать вопросы, требовать. Начинается недовольство чиновниками, выборами, наглухо задавленным местным самоуправлением, ориентированной на Москву бюджетной системой (те же акцизы не остаются в регионах, по месту фактической траты денег людьми), величиной налогов и сложностью регулирования предпринимательской деятельности. Говоря интернетными охранительскими терминами, "хотят странного" и "раскачивают лодку". А раз так – то и не стоит им особо-то давать денег, чтоб не провоцировать подобные настроения, пусть работают и не думают. Это проскальзывает и в речи – не раз и не два я видел выражаемую текстом радость от того, что 2 трлн. рублей, которые граждане страны потратили бы на туризм в прошлом году, не покинули ее пределов. Мол, не надо вам, россияне, на мир смотреть, вот вам туристический кэшбэк – ну и заодно инициативы по расширению курортных сборов. А ящики с миллионами – разнообразным достойным людям

Ведь они заслужили.

Опубликовано 28.03.21 на портале Бизнес-Онлайн, Казань.

Метки:
Россия, деньги, реальный сектор

 
© 2011-2021 Neoconomica Все права защищены