Новая теория Материалы О нас Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, виды управленческой деятельности, бюрократия, фирма, административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, исламские финансы, социализм, Япония, облигации, бюджет, СССР, ЦБ РФ, финансовая система, политика, нефть, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, бизнес в России, реальный сектор, деньги
 

Слово о торговой войне

20.01.2020

Никто не спросит: «Чьё богатство?
Где взято и какой ценой?»
Война, торговля и пиратство –
Три вида сущности одной.

Иоганн Фольфганг Гёте, «Фауст»

 

Пока Россия приходила в себя от последствий празднования Нового года, включая и политические, мировая экономическая жизнь продолжала своё мерное биение. Даже более того – это биение, как оказалось, включает в себя событие, сравнимое по важности для мира с тем, что произошло в России – для России. Здесь, как мы знаем, под соусом из разной социалки и расширения программы материнского капитала был декларирован самый натуральный конституционный переворот, сопровождающийся отставкой правительства – в то время как там, в большом мире, произошло долгожданное подписание торгового соглашения между США и Китаем. Анонсировано оно было в середине декабря прошлого года, стороны, будучи визуально вполне довольными, декларировали готовность документа, за исключением его «технической» чистки. Сейчас, месяц спустя, она была завершена и два уважаемых человека – президент США Дональд Трамп и вице-премьер Госсовета КНР Лю Хэ поставили под документом, озаглавленном Phase I, свои подписи, после чего пожали друг другу руки. Зрелище вдохновляющее – но торговый конфликт этим исчерпан не был, более того, теперь он вполне может даже расшириться.

О чем же договорились две крупнейших экономики мира?

Во-первых, надо понимать, что подписанное соглашение есть поражение КНР. Согласно договоренности, за ближайшие два года КНР дополнительно закупят у США товаров более чем на $200 млрд. Так, китайцами будут закуплены товары группы energy supplies (энергоносители и смежные товары) на сумму порядка $50 млрд. за два года, продукции машиностроения на $80 млрд. за этот срок, услуг Китай закажет на $35 млрд., а американской агропродукции закупит на $32 млрд. Фактически, речь идет о том, что общий экспорт из США в КНР вырастет примерно на 70%: в 2017 году, до начала всей этой истории с торговой войной, он составил $130 млрд. При этом профицит в торговле услугами, имеющийся у США, только вырастет и укрепится, а имеющийся у США торговый дефицит должен сократиться примерно на четверть, до $300-350 млрд. При этом основное (в рамках данной сделки) обязательство США заключается в том, что они воздерживаются от дальнейшего повышения пошлин; можно сказать, сделка заключена в формате «дай мне денег сам – и я не буду бить тебя по кошельку».

Во-вторых, отметим, что американцы одержали победу и в иной сфере торгового взаимодействия. США продавили Китай на открытие доступа американского капитала в свою финансовую систему. Так, уже к 1 апреля Пекин должн отменить ограничения на иностранное присутствие в страховом секторе, на рынках ценных бумаг, фьючерсов, кроме того, американские рейтинговые агентства получат право выставлять рейтинги китайским облигациям в национальной валюте.

Последний пункт интересен особо: фактически, он подразумевает деолигополизацию китайской рейтинговой системы, отход от диктата китайской «большой тройки» рейтинговых агентств: Dagong Global Credit Rating, Golden Credit и China Chengxin International Credit Rating. Никакие другие рейтинговые агентства не могли работать в КНР самостоятельно, только в партнерстве с какой-либо китайской компанией; теперь эта норма будет пересмотрена и в КНР придут S&P, Moody’s и Fitch Ratings со своими технологиями, методологиями и репутацией, куда более известной в мировом масштабе, нежели у китайских коллег. И это, пожалуй, будет полезно для информационной полноты: у тех же Dagong китайский же регулятор в сентябре 2018 год на год отозвал лицензию за какое-то совершенно невероятное, даже по китайским меркам, количество накопленных ошибок и проблем. Кроме того, Dagong знаменита тем, что в 2014 году на фоне возникших проблем во взаимоотношениях между РФ и развитым миром (включая «большую тройку» рейтинговых агентств) выставила высокие рейтинги российским «капитанам бизнеса», сделав это по сугубо политическим мотивам. Все бы ничего – но год спустя Dagong присвоило рейтинг BB+ со стабильным прогнозом Внешпромбанку, отметив «сильную культуру риск-менеджмента, ликвидный баланс, хорошие отношения с корпоративными клиентами». Увы, спустя всего четыре дня во Внешпромбанк была введена временная администрация, впоследствии он лишился лицензии, а глава кредитной организации получила 9 лет за хищения.

Помимо того, достигнутая договоренность предполагает периодические, раз в полгода, консультации по второй фазе – т.е. полной версии торгового договора между США и КНР, которая, как предполагается, будет носить уже постоянный характер. Содержимого этой самой Phase II пока нет даже в проекте, но эта «договоренность о продолжении переговоров» явно говорит о том, что для обеих сторон худой мир явно предпочтительнее доброй ссоры.

Чем, на мой взгляд, особо интересна вся эта ситуация?

В свое время английский военный теоретик Бэзил Генри Лиддел Гарт в своём труде "Стратегия непрямых действий" ("Strategy: The Indirect") использовал чеканную формулировку: "Цель войны – добиться лучшего, хотя бы только с вашей точки зрения, состояния мира после войны" ("The object in war is a better state of peace – even if only from your own point of view"); фактически, она доводится до уровня "выгоды от применения военного насилия должны превышать его стоимость". Я упоминал об этом подходе в тексте пятилетней давности, посвященном понятию «интегральной войны», а затем прямо высказал гипотезу о генезисе поведения США в тексте годичной давности, в котором описывалась неоглобализация во главе с Дональдом Трампом. Что мы видели тогда и что мы видим сейчас? Американскую (читай трамповскую) безжалостную целеустремленность в деле достижения своих целей, в данном конкретном случае – в «установлении справедливости» в торговых отношениях. Тогда, в декабре 2018 года, мы зафиксировали подписание договора USMCA, оно же NAFTA2.0 – обновленную, сообразно новым реалиям, версию основного трехстороннего торгового соглашения между США, Канадой и Мексикой, и высказали гипотезу о возрождении переговоров по проектам TTPи TTIP. Сейчас же мы видим фактическое продавливание КНР – при этом вся эта картинка наблюдается на фоне скорых президентских выборов в США, если бы не они, то, вполне вероятно, давление на Китай имело бы продолжение, а так для администрации США весьма желательно показать успех. Кстати говоря, по итогам переговоров США сняли с Китая ярлык страны-валютного манипулятора, заявив о том, что такому критерию вполне может соответствовать Вьетнам, крупнейший конкурент КНР на некторых рынках и основной его противник  в региональном масштабе. Выглядит это как подачка с барского плеча – со стороны владыки «дивного нового мира», который волен и карать, и миловать.

Также весьма важным является то, что торговые переговоры шли под наблюдением представителей Европы и Японии, и само достижение договоренности в таком формате вызвало резкое недовольство европейцев. Так, комиссар ЕС по торговле Фил Хоган заявил, что власти ЕС оценят это соглашение между США и Китаем на предмет нарушений правил ВТО, сохраняя при этом право оспорить его законность. Можно высказать гипотезу о том, что Европе такое развитие ситуации – появление и укрепление тенденции на подписание двусторонних договоров с США (здесь еще можно вспомнить и Южную Корею) – никак не по душе, поскольку рано или поздно приведет к торговому спору с США. Спору, в котором мало кто захочет Европу поддержать, не желая рисковать уже своими личными торговыми условиями. О реакции Японии не сообщается, но опять же, не думаю, что самураи будут как-то активно возмущаться, скорее всего, они предпочтут договориться сепаратно.

Отметим также, что этот договор прямо повлияет на Россию. Покупка американских энергоносителей на $50 млрд. за два года означает, что Китай не купит энергоносителей чьих-то иных. Понятно, первым номером на отказ здесь идет подсанкционный Иран, а вот вслед за ним проблемы рискует получить тройка из РФ, Катара с его СПГ и, в меньшей степени, Австралии. При этом хуже всего ситуация именно что у РФ: для и так убыточной «Силы Сибири» Китай является единственным покупателем и, соответственно, в состоянии прямо диктовать цену, превращая всю картинку в классическую монопсонию (рынок одного покупателя).

С другой стороны, прекращение этого конфликта, возможно, отдалит и ослабит очередной глобальный кризис. Впрочем, о прогнозе на грядущий год мы поговорим через неделю.

Опубликовано 19.01.20 на портале Бизнес-Онлайн, Казань.

Метки:
США, Китай

 
© 2011-2020 Neoconomica Все права защищены