Новая теория Материалы О нас Приглашение к сотрудничеству Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, проектная деятельность/проектировщики, аврально-опытная деятельность (АОД), рутина, виды управленческой деятельности, иерархия, бюрократия, инвестиционный климат, фирма, Административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, Великобритания, исламские финансы, социализм, капитализм, МВФ, Япония, облигации, бюджет, СССР, наука, ЦБ РФ, рубль, финансовая система, политика, нефть, финансовые рынки, финансовый пузырь, прогноз, евро, Греция, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, доллар, QE, бизнес в России, реальный сектор, финансовый сектор, деньги, администрирование
 

Битва за нефть

15.10.2019

…подкрался незаметно, хоть виден был издалека…

Фольклорное

 

Истекшая неделя, равно как и часть предыдущей, оказалась богата на новости, связанные с основой российской экономики – добычей углеводородов вообще и нефти в частности. Особенно в этом отличились "отечественные производители", выдав весьма большой пласт информации относительно ситуации в этой отрасли и прогнозов по ней. Не прошли мимо и американцы, хотя от них ничего радикально нового не было, скорее, речь здесь может идти о фиксации текущей ситуации. Отдельно также стоит отметить изменение нефтяной политики расположенного в Южной Америке небольшого государства Эквадор, изменение, конечно, не очень значимое в валовом значении, но весьма показательное. С него, пожалуй, и начнем.

Скромный Эквадор десять дней назад заявил о том, что выходит из соглашения ОПЕК. Министерство энергетики и невозобновляемых ресурсов страны сообщило, что такое решение было принято правительством и вступает в силу уже через три месяца, с 1 января 2020 года. Мотивация к этому решению прикладывалась простая: "мы будем добывать столько, сколько хотим – и никто нам не указ". Эквадор, понятное дело, участвовал в договоре о сокращении добычи ОПЕК+, страна приняла выделенную ей квоту на сокращение добычи в ничтожные 20 тыс. баррелей в день (4% от собственной добычи, которая, в свою очередь, составляет около 2% от добычи в рамках ОПЕК или 0,5% от мировой добычи) – но и её Эквадор не выполнял. Более того, представители Эквадора имели наглость заявлять, что договоренности в рамках ОПЕК носят рекомендательный характер, и сейчас, судя по всему, было решено, что далее прикрываться "фиговым листком" нефтяного картеля смысла нет и давно пора выходить в свободное плавание на свободном же рынке.

Я уже неоднократно писал о вероятной дезинтеграции ОПЕК в среднесрочной перспективе – и данный факт подтверждает это предположение. Эквадор – не первая ласточка в этом движении, чуть менее года назад о выходе из ОПЕК заявил Катар. Катар экспортирует в куда большей степени газ, нежели нефть, и в этом смысле его выход из ОПЕК выглядит более-менее логично, но с Эквадором ситуация несколько иная. Именно нефть является основным экспортным продуктом Эквадора, но этот продукт не является подавляющим в долевом выражении, нефть составляет 29% от общего экспорта Эквадора, и это серьезно отличается от России или КСА. Стоит также учесть, что из членов ОПЕК Ирак никогда не выполнял своей квоты по сокращению добычи, а из примкнувших в рамках ОПЕК+ подобным же поведением отметился Казахстан. Иначе говоря, выполнение договора подписавшими его странами не отличается высокой дисциплиной. Если же вспомнить про доклад о гипотетической "жизни после OPEC", который был выпущен год назад крупнейшим и важнейшим в КСА государственным аналитическим центром KAPSARC (King Abdullah Petroleum Studies and Research Center), то перспективы этого образования в будущем начинают казаться совсем блеклыми.

Любопытно ещё и то, что это решение Эквадора пришлось на период народных волнений в стране – которые были вызваны отменой субсидий на топливо, что было сделано по требованию МВФ и стало условием для выдачи кредита размером в $4,2 млрд. Напомню, что МВФ никогда не приходит сам по себе, и что всегда его призывает на помощь правительство, при котором ситуация ухудшилась настолько, что даже "горькое лекарство" бюджетной консолидации, прописываемое МВФ, начинает казаться терпимым. Правительство в стране, кстати говоря, левое, а главу страны зовут Ленин Морено. Увы, не нашлось у местных левых чудесного рецепта для экономического роста и процветания.

Вторая история куда более проста и заключается в том, что американская нефтедобыча наконец-то слезла с плато около 12,4 млн. баррелей в день, на котором находилась почти с начала года, поднявшись выше, до 12,6 мбд. При этом добыча сдерживается экспортными мощностями, США сейчас активно достраивают трубопроводы с основного месторождения Permianдо восточного побережья, откуда танкеры пойдут на богатый европейский рынок сбыта. В целом же, по текущим прогнозам, уже к концу следующего года США смогут выйти на паритет с РФ по объёму экспортируемой нефти, при этом общий уровень добычи в США уже является максимальным в мире. Американцы без всяких хитрых картельных сговоров наращивают производство, вполне преодолев отраслевой кризис.

Наконец, третья история – это дела российские. Отечественные высокие нефтяные чины и аналитические службы на истекшей неделе отметились целым сонмом высказываний. Так, социум узнал, что по итогам инвентаризации 60% технически извлекаемых запасов на отечественных месторождениях оказалось, что треть российской нефти слабо пригодна для разработки, поскольку в текущих экономических условиях она является нерентабельной, расходы на бурильные работы и обустройство добычи сведут на нет всю прибыль от продажи добытой нефти. Кроме того, вновь задал тему для обсуждения глава Роснефти Игорь Сечин, который отстаивает позицию о необходимости выхода из договоренности ОПЕК+, параллельно продолжая продавливать новые налоговые льготы для российских нефтедобывающих проектов. Это всё происходит на фоне того, что вводные для инвентаризации были выбраны достаточно мягкими: стоимость нефти в $70 за баррель и доллар по 65 рублей.

Вообще говоря, вопроса о льготах я уже касался, но отдельно хотелось бы отметить другой аспект. Дело в том, что, по данным Минфина РФ, налоговые льготы нефтегазовым компаниям с 2011 года (т.е. менее чем за декаду!) выросли более чем вчетверо. При этом, очевидно, каждая льгота означает недополученные доходы бюджета, каковые доходы бюджет вынужден добывать иными образами – от банального повышения налогов, сборов и акцизов (тот же НДС, утилизационный сбор и акцизы на топливо)  и до резкого ужесточения налогового администрирования, позволяющего выдоить больше денег из имеющегося пула бизнесов. Что интересно, это не очень помогает добыче: за пять лет доля добычи нефти на льготных месторождениях почти удвоилась, поднявшись с 27% в 2013 году до почти 50% в 2018 году, а из-за льгот бюджет в прошлом году недополучил 1,1 трлн. рублей, что почти вдвое больше дополнительных доходов из-за повышения НДС. Инвестиции выросли за тот же период лишь на треть, а сама добыча при этом стагнирует. При этом тренда на перелом объёма льгот не просматривается: по мнению Минфина, уже в 2030 году давать льготы (т.е. доить кого-то другого) придется уже 90% месторождений, но с ним не согласно Минэнерго, которое считает, что уровня дотируемости нефтедобычи в 79% страна достигнет только к 2035 году. Выглядит эта полемика, надо признать, довольно забавно, и свидетельствует она лишь об одном: нефтяное изобилие добычи и доходов, питавшее экономику СССР и РФ полвека, подходит к своему логическому концу. Нефть, которую можно было бы продавать, начинает заканчиваться.

Опять же, нельзя сказать, чтобы этой проблемой никто не озаботился. То же самое министерство финансов опубликовало предварительные прикидки бюджета 2024, 2030 и 2036  годов. Согласно им, к 2036 году реальные (с поправкой на инфляцию) нефтегазовые доходы бюджета упадут на 40%, но будут скомпенсированы за счет граждан. Так, ненефтегазовые налоги Минфин планирует увеличить на 60%, сборы НДС – вдвое, а общую налоговую нагрузку на несырьевой сектор –  с 26,9% до 28% ВВП. Это, впрочем, лишь один из вариантов представленного прогноза, были и иные, существенно более жесткие, с гораздо более серьезными последствиями. В целом же Минфин констатирует, что краткосрочный (год-два) кризис со снижением стоимости барреля до $40 удастся пережить спокойно, за счет траты накопленных резервов, а вот дальше будет уже несколько сложнее. При этом другое ведомство, министерство энергетики, в подготовленном проекте Энергостратегии России пишет о росте цен до $80-100 за баррель к 2025 году. Одновременно в этом же тексте высказываются опасения о достижении пика мирового потребления до 2030 года, а сам министр Александр Новак прямо заявляет в интервью, что про $100 за баррель "все давно забыли". Довольно сложно понять, как это сочетается вместе.

Резюмируем. В ОПЕК усиливаются центробежные тенденции, распад картеля однозначно погонит цены вниз, США активизируют добычу, а Россия наконец-то начинает фиксировать и свою нефтезависимость, и вполне явные риски сокращения входящего потока нефтяных денег. Последнее имеет две причины – снижение стоимости барреля (в том числе и из-за ожидаемого кризиса), и снижение самих объёмов нефти, подлежащей извлечению и продаже. Всё это  накладывается на политические риски уже недальнего "трансфера", который обещает быть весьма интересным.

Опубликовано 13.10.19 на портале Бизнес-Онлайн, Казань.

Метки:
Россия, Будущее, нефть

 
© 2011-2019 Neoconomica Все права защищены