Новая теория Материалы О нас Приглашение к сотрудничеству Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, проектная деятельность/проектировщики, аврально-опытная деятельность (АОД), рутина, виды управленческой деятельности, иерархия, бюрократия, инвестиционный климат, фирма, Административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, Великобритания, исламские финансы, социализм, капитализм, МВФ, Япония, облигации, бюджет, СССР, наука, ЦБ РФ, рубль, финансовая система, политика, нефть, финансовые рынки, финансовый пузырь, прогноз, евро, Греция, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, доллар, QE, бизнес в России, реальный сектор, финансовый сектор, деньги, администрирование
 

Россия и неопределенность

27.07.2019

Будущее уже наступило. Просто оно
еще неравномерно распределено.

Уильям Гибсон

 

Волею судеб вышло так, что с 10 по 22 июля я работал на проекте "Остров 10-22",  (который являет собой мощный образовательный интенсив) в инновационном центре "Сколково". Надо сказать, что изначально я относился ко всей этой истории с некоторым скепсисом, обусловленным богатым опытом анализа и описания различных государственных программ модернизации тех или иных сущностей, и это неоднократно указывалось в иных моих заметках. Тем не менее, я не могу не отметить, что моё отношение ко всей этой истории постепенно меняется куда-то до уровня "а идеи-то в целом весьма годные, надо брать и использовать, оно того действительно стоит". И это было бы совсем хорошо, если бы мониторинг прессы не приносил какие-то совершенно хтонические предложения, производимые в недрах различных российских регуляторов.

Во-первых, это, конечно же, санкционная история. Или, вероятно, уже не история, но истерия. Я напомню, что всё это началось пять лет назад, с введения первых сколько-то заметных санкций. Россия на это тогда радостно ответила "импортозамещением", "контрсанкциями", "деоффшоризацией", "национализацией элит", а также кучей таких милых и смешных мемов про смеющиеся "Искандеры" и не боящиеся санкций "Тополя". Отдельные умственные пассионарии, помнится, даже расписывали страшную смерть европейского сельского хозяйства из-за прекращения российских закупок продовольствия (те самые контрсанкции), в результате чего тамошние аграрии восстали и разнесли бы ЕС по бревнышку. Затем оказалось, что всё не так просто, что санкции имеют значение и мешают жить, но почему-то жалобы на отсутствие взаимности со стороны США (Дмитрий Песков, 9 августа 2018), призывы уважать наши интересы (Владимир Путин, 25 мая 2018), печаль по поводу того, как страны Запада обманули Россию (Мария Захарова, 19 июня 2018), боль по поводу "бизнеса, дел и семей" (Светлана Журова, 12 октября 2017), и даже овации со стороны всенародно избранных депутатов Госдумы по адресу заглянувших на заседание американских конгрессменов (6 июля 2018) – все эти такие милые знаки покорности и искреннего желания загладить реальную и вымышленную вину никак не исправляют ситуацию.

Прошел ещё год – и теперь уже однозначно можно сказать, что дискурс "санкции нам на пользу" окончательно умер. Видно это стало даже не по прошедшему 4 июля пикету рабочих ГАЗа у резиденции посла США, когда люди стояли с плакатами "хватит давить на ГАЗ", "вы забираете хлеб у наших детей" (на английском), "под санкциями более миллиона человек", "нас взяли в заложники" и тому подобным креативом, и на по прочитанному корявому тематичному рэпу. Речь идет о явлении высшего уровня – законодательной власти РФ. Так, 23 июля Госдума приняла в третьем чтении поправки в закон "О национальной платежной системе", которые запретят (!) международным платежным системам выполнять антироссийские санкции на территории РФ. Среди прочего, предполагается, что уже с лета 2020 года все мировые платежные системы (Visa, MasterCard, China Union Pay, JCB и т.д.) не смогут своей волей ограничивать платежи по картам, выпущенным банком, находящимся под санкциями.

Логика на первый взгляд кажется понятной, и вполне схожа с логикой описанной ранее позиции Дональда Трампа как хозяина супермаркета: "хочешь работать у меня – делай это по моим правилам". И основания для этого на этот самый первый взгляд вполне есть, поскольку российский рынок остаётся вполне себе объёмным и значимым, все эти вышеназванные участники рады на нем работать и зарабатывать. Вот только проблема заключается в том, что в случае конфликта сил, т.е. давления этих поправок с одной стороны и риска попадать под штрафы американского регулятора за несоблюдение санкционного режима с другой, платежная система неминуемо выберет американскую сторону. Российский рынок, при всей его вкусности, всё же не стоит того, чтобы из-за него влетать на штрафы, ухудшение отношений с регулятором, сопутствующее падение капитализации и т.д. Условная Visa вместе со своими коллегами в этом случае, вероятнее всего, попросту уйдет с рынка (хотя, надо признать, сейчас она выпустила заявление, что не сделает этого – впрочем, ей пока никто не угрожает), оставив его героически победившему отечественному рыночному бойцу – карте "Мир".

Что произойдет в этом случае? Да ничего особого, за исключением того, что этой картой можно расплачиваться только в РФ, Казахстане, Белоруссии, передовом Кыргызстане, Армении и Турции. Проще говоря, нигде: в развитом мире использование этой системы возможно только в варианте кобейджинговой карты "Мир", выпущенной совместно с системой-партнером, но партнерство это при уходе с российского рынка тоже станет невозможным. Соответственно, для того, чтобы куда-нибудь съездить, придется, как в старые добрые времена, тащить с собой "пресс" купюр с портретами покойных американских президентов, со всеми вытекающими из этого рисками. Для страны в целом это прямо превращается в ужесточение и так весьма высокой капсуляции.

Другая странная история истекшей недели связана с инициативой ЦБ РФ изменить закон о торговле ценными бумагами, модифицировав категоризацию инвесторов. По новой модели, текущее разделение на квалифицированных и неквалифицированных инвесторов предлагается упразднить, введя вместо этого 4 новые категории – неквалифицированный особо защищаемый инвестор, простой инвестор, квалифицированный простой и профессиональный инвестор. Последние – солидные люди с капиталом от 50 млн. рублей и соответствующим опытом, третья группа – с 10 млн. либо опытом, вторая группа – с 400 тыс. рублей, а первая – все остальные граждане. При этом изначально сообщалось, что первой группе, наиболее многочисленной, будут доступны только максимально надежные объекты для инвестирования вроде российских "голубых фишек" и ОФЗ, и в этот список не будет входить открытие валютных счетов. Эта информация была оперативно дезавуирована, но "осадочек остался", поскольку жители России, вообще говоря, люди битые жизнью, и, если дать чуть воли фантазии, то видно, что вся эта история до боли смахивает на попытку наложить лапу на валютные накопления граждан.

А граждане тем временем продолжают беднеть. Так, согласно "Потребительскому индексу Иванова", который публикует Сбербанк, доля расходов на продукты питания по итогам II квартала 2019 года выросла до 38,9% по сравнению с 38,2% годом ранее. При этом отдельно указывалось на более быстрый рост потребительской инфляции по сравнению с реальными доходами, именно поэтому имеет место рост доли расходов на продовольствие. Кроме того, выросла доля расходов на услуги ЖКХ, а тот объём, что уходит на одежду, в процентном отношении показал снижение. Обслуживание кредитов не изменилось – 6,6% что сейчас, что год назад, но объёмы их при этом выросли на 10%. С другой стороны, с 41% до 43% выросла доля тех, кто говорит о полном отсутствии сбережений, а сами объёмы их стали на 13% меньше по сравнению с прошлым годом.

Если же добавить к этому отсутствие внятной росписи текущих трат на главную идею нынешнего срока Владимира Путина (майский указ, трансформированный в нацпроекты), обещают её где-то осенью, бодрые заявления Минфина о планируемом росте реальных доходов населения на 1%  по итогам этого года и вполне обоснованные сомнения в этом Счетной Палаты (в I квартале они снизились на 2,3%, так что дотянуть рост до 1% будет весьма проблематично), а также новый набор американский санкций, уже против госдолга РФ, то картинка в целом начинает выглядеть весьма унылой. Это уже даже не топтание на месте, это медленное, но уверенное сползание вниз – на фоне откровенно рискованных и опасных инициатив и яростной полемики между различными аспектами властей, из чего можно сделать вывод об отсутствии у российского финансово-экономического блока модели роста экономики страны и яростном поиске этой модели.

Это, так сказать, с одной стороны: уже даже не топтание на месте, но медленное сползание вниз на фоне откровенно рискованных инициатив. А с другой: действительно красивый и правильно сделанный "Остров 10-22", где университеты, руководители и представители бизнеса говорят о мировых рынках, о глобальных тенденциях, обсуждают всё то лучшее, что можно позаимствовать извне и то выдающееся, что можно сделать здесь и продать на тот же глобальный рынок. В целом картина начинает напоминать, выражаясь физически, осцилляцию – за которой может последовать резонанс и разрушение. Россия одновременно тянется в кардинально разные направления – и этот путь не может закончиться успехом.

Опубликовано 14.07.19 на портале Бизнес-Онлайн, Казань.

Метки:
Россия, Будущее, Образование

 
© 2011-2019 Neoconomica Все права защищены