Новая теория Материалы О нас Приглашение к сотрудничеству Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, проектная деятельность/проектировщики, аврально-опытная деятельность (АОД), рутина, виды управленческой деятельности, иерархия, бюрократия, национальное государство, инвестиционный климат, фирма, пузырь, Административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, Великобритания, исламские финансы, золотой стандарт, социализм, капитализм, МВФ, Япония, рейтинги, облигации, бюджет, СССР, наука, ЦБ РФ, рубль, финансовая система, политика, нефть, финансовые рынки, финансовый пузырь, прогноз, евро, Греция, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, доллар, QE, бизнес в России, реальный сектор, финансовый сектор, деньги, администрирование
 

Визионерство по-российски

04.12.2018

А при коммунизме всё будет [хорошо]
Он наступит скоро, надо только подождать.

– Егор Летов, "Все идет по плану"

 

Давным-давно, слегка более тридцати лет назад, попалась мне, тогда ученику начальной школы, некая любопытная книжка, изданная в 1968 году. В книжке этой простым языком, доступным для понимания школьником, рассказывалось о светлом будущем. Я сейчас, увы, уже не вспомню конкретных цифр, которые в ней присутствовали, да и всех обещаний тоже уже не упомнить. Одно из них, тем не менее, запало в память намертво – и речь в том абзаце шла о том, что к 1980 году проезд в общественном транспорте станет бесплатным. Меня тогда это, помнится, шокировало до глубины души. Билет на автобус стоил 5 копеек, ни о какой бесплатности речи не было (понятно, если не кататься "зайцем"). "Это что же получается, государство нас обмануло?" – примерно такая мысль пришла и никак не хотела уходить. Потом ушла, конечно же, а потом и само государство приказало долго жить – но, мягко говоря, некоторый скепсис по поводу государственных программ и обещаний, особенно на сколько-нибудь длительный срок, остался со мной навсегда.

Следующим актом государственных рассказов, которые не оправдались, была замечательная история с приватизацией и обещанными двумя "Волгами" за один приватизационный чек. Рынок, как оказалось, расставил всё по своим местам – красная цена тому приватизационному чеку (он же "ваучер") была где-то в районе бутылки не самой хорошей водки. На этом моменте можно в очередной раз поговорить о том, как беспринципные дельцы и бандиты разграбили общенародное достояние (хотя на мой взгляд "общенародное" является синонимом "ничейное"), но все эти ламентации не имеют особого смысла. Важно другое: государство вновь пообещало светлое будущее и богатство – но государство не сделало.

Затем был перерыв длительностью чуть более десятка лет, в ходе которых молодое государство Российская Федерация, фактически, сидело на голодном пайке. Низкая стоимость барреля нефти, основного экспортного продукта, прямо превращалась в относительно небольшой приток денег. Внутреннее производство на старых советских мощностях было, как оказалось, в массе своей неконкурентоспособно против импорта, "уникальные разработки уникальных коллективов" не выдержали волны товаров, которые имели в своей основе всю глубину мирового разделения труда, и уже были изобретены, произведены и даже проданы со скидкой. Иначе говоря, государству в тот период было не до обещаний светлого будущего, эпических прорывов и невероятных побед.

Очередной программно-реформаторский всплеск произошел в 2004 году, с началом административной реформы. В соответствии с Указом Президента от 09.03.2004 №314 "О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти" в систему органов исполнительной власти включены федеральные министерства, федеральные службы и федеральные агентства. Функции между ними предполагалось разделить следующим образом:

  • министерства осуществляют функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию, а также осуществляют координацию и контроль деятельности федеральных агентств и служб;
  • службы осуществляют функции по контролю и надзору в установленной сфере деятельности;
  • агентства осуществляют функции по оказанию государственных услуг, по управлению государственным имуществом.

До этого Указа федеральные органы исполнительной власти включали министерства, комитеты, комиссии, службы, агентства, надзоры. Этим же Указом №314 была утверждена новая система и структура органов исполнительной власти, установлено число заместителей министра, уменьшено число департаментов в министерствах, в целом сокращено количество чиновников, ведомствам предписывалось составить Положения с взятыми на себя полномочиями. Однако практически сразу же после этих радикальных изменений в государственной системе начался откат. Уже в 2007 году (к концу второго президентского срока Владимира Путина) была принципиальным образом нарушена задуманная структура органов исполнительной власти путем введения двух комитетов: по делам молодежи и рыболовству. А в 2008 году, сразу после избрания на пост Президента Дмитрия Медведева, было проведено максимальное число изменений в существовавшей структуре: в частности, упразднен ряд агентств, а их полномочия переданы профильным министерствам. Фактически, всего за четыре года административная реформа откатилась назад, и была зафиксирована сложившаяся на тот момент структура органов исполнительной  власти. Реформа, соответственно, тихо умерла.

Следующий акт государственных планов, программ и обещаний начался в 2006 году – после того как в сентябре 2005 года президент Владимир Путин в обращении к правительству, парламенту и руководителям регионов сформулировал концепцию приоритетных национальных проектов. Правительство взяло под козырек – и на свет появились концепции национальных проектов "Здоровье", "Образование", "Жилье" и "Развитие АПК", которые и стали реализовываться с 2006 года. Началось оно всё весело и задорно – но со временем эти истории тихо умерли, а оперативная информация на веб-сайте, посвященным нацпроектам, перестала обновляться где-то в середине 2009 года.

Затем государственные программы, государственные планы и сопутствующие им государственные обещания светлого будущего полезли как из дырявого мешка. Так, примерно в те же годы была сформулирована, описана, а позже и принята Госпрограмма вооружений на 2007–2015 года, вызвавшая небывалый восторг в среде патриотов, военных и оборонно-промышленного комплекса. Кроме того, нельзя не отметить Концепцию долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации. Этот весьма объёмный документ разрабатывался на рубеже 2007–2008 годов, одна из его первых версий (образца весны 2008 года) стала достоянием общественности. В тот момент эта общественность, вдохновленная успехами прошедших лет (обусловленными ростом цен на нефть и следующим из этого резким увеличением масштабов входящего денежного потока, который напитал и оживил всю экономику страны) приняла эту концепцию как должное.

Собственно, было с чего – концепция, как это обычно и бывает, являла собой экстраполяцию имевшихся на тот момент визуально заметных трендов. Соответственно, не вызывало никакого удивления поставленный в качестве цели "переход российской экономики от экспортно-сырьевого к инновационному социально-ориентированному типу развития" и сопутствующий этому рост производительности труда к 2020 году в 2,4-2,6 раза (по отдельным секторам – до 4 раз), а энергоэффективности – в 1,6-1,8 раза. Точно так же было воспринято как должное декларированное повышение средней заработной платы в экономике к 2020 году до $2700 в сравнении с $526 в 2007 году. Справедливости ради отмечу, что из финальной версии основных параметров прогноза к концепции, опубликованной в августе 2008 года (этот документ доступен на сайте Минэкономразвития РФ), цифры про рост средней зарплаты пропали – но заметный набор прочих приятных обещаний остался. К примеру, в прогнозе идет речь о росте доли РФ в мировой экономике, она должна была составить 3,8% в 2015 году с ростом до 4,3% в 2020 году – в реальности же в настоящий момент она составляет чуть менее 2%.

История продолжалась. Где-то в 2010-2011 годах пала смертью храбрых Госпрограмма вооружений (ГПВ) 2007-2015, ей на смену пришла ГПВ 2011–2020. Эта программа была, в свою очередь, отменена в 2017 году по причине более чем вялого успеха. Но, видимо, без подобного рода программы в стране никак – и в декабре 2017 года была с помпой принята, а в январе этого года подписана ГПВ 2018-2027. Прошло менее года с этого момента – но уже сейчас можно сказать, что и эту программу (третью по счету!) ждет печальная судьба. Не далее как в сентябре этого года Юрий Борисов, вице-премьер по оборонно-промышленному комплексу (ОПК), заявил, что новая ГПВ будет приниматься в 2023 году и охватит период 2024–2033 годов. Сопровождается это заявлениями Путина о том, что предприятиям ОПК следует думать о производстве на своих мощностях продукции гражданского машиностроения, что сейчас доля такой продукции составляет более 20%, и должна она к 2025 году вырасти до 30%, а к 2030 году – до 50%. Выглядит это, на мой взгляд, как бессмысленная ерунда, и для полного повторения риторики 80-х годов прошлого века не хватает только широкого использования термина "конверсия".

Конечно же, можно и нужно вспомнить ещё и итоги "майских указов" 2012 года – но, думаю, всё же хватит, тем более что я это уже делал полгода назад, после анонсирования "майских указов – 2018". Вывод просматривается однозначный – мегапрогнозы в России не оправдываются, а мегапрограммы (в отличие от куда более простых и, скажем так, "технических" мегастроек) не реализуются. Соответственно, ровно такой же скепсис я испытываю в отношении очередного дальнего прогноза, который на минувшей неделе озвучил на заседании правительства Максим Орешкин. По его мнению, стоимость барреля на промежутке 2025-2030 годов снизится до $50 ($40 в ценах 2016 года), а численность продуктивного слоя граждан (25-50 лет) сократится на 10% – но в сумме у российского рубля "укрепление в реальном выражении на всём просматриваемом горизонте", а экономика выйдет на темпы роста около 3% в год. Причиной этому он назвал "увеличение инвестиционной активности в экономике и роста её до уровня свыше 25% ВВП, а также активное внедрение новых управленческих технологий".

Увы и ах – что-то не верится. Я, надо сказать, определенные надежды в этом смысле возлагал на Стратегию пространственного развития – но, похоже, эта история тоже выродится в пустышку. Предполагалось, напомню, принятие её в сентябре с разработкой уже конкретных мер на её основе, начиная с октября этого года, но программа до сих пор не принята, и неизвестно, будет ли, и это если не касаться вопроса её адекватности реальности. Пока же всё остаётся как есть: есть приток углеводородных денег – страна живет и растет, стагнирует – стагнирует и Россия, падает он – начинается жесткая тряска. Будущего у такого режима существования нет и быть не может. Впрочем, об этом я тоже уже писал

Опубликовано 25.11.18 на портале Бизнес-Онлайн, Казань.

Метки:
Россия, Будущее

 
© 2011-2018 Neoconomica Все права защищены