Новая теория Материалы О нас Приглашение к сотрудничеству Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, проектная деятельность/проектировщики, аврально-опытная деятельность (АОД), рутина, виды управленческой деятельности, иерархия, бюрократия, национальное государство, инвестиционный климат, фирма, пузырь, Административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, Великобритания, исламские финансы, золотой стандарт, социализм, капитализм, МВФ, Япония, рейтинги, облигации, бюджет, СССР, наука, ЦБ РФ, рубль, финансовая система, политика, нефть, финансовые рынки, финансовый пузырь, прогноз, евро, Греция, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, доллар, QE, бизнес в России, реальный сектор, финансовый сектор, деньги, администрирование
 

Бюджетные горизонты

15.10.2018

А не посчитать ли нам, уважаемые кроты?

– Из м/ф "Дюймовочка"

 

Истекшая неделя запомнилась двумя весьма важными экономическими событиями, одним зарубежным и одним отечественным. За рубежом, а точнее в США, прошло плановое заседание правления ФРС США, на котором было принято вполне ожидаемое решение повысить ставку ещё на 0,25%, в результате чего её коридор добрался до уровней 2,00 – 2,25%. Действительно, вероятность этого события приближалась к 100%, так что ещё до самого заседания оно было отыграно на рынках. Важным здесь является то, что на пресс-конференции после заседания был подтвержден курс на дальнейшее повышение ставок, на его продолжение в 2019 году с той же, либо с чуть сниженной скоростью.

Последствия продолжения этого тренда также понятны и описаны мной неоднократно – это переток капиталов в долларовую юрисдикцию, что, соединившись с усиливающимся сокращением баланса ФРС, даст синергетический эффект для укрепления доллара, роста ставок на облигационном рынке и продолжения проблем для рынков и валют развивающихся стран. Сила этих эффектов, конечно же, вопрос дискуссионный, так, сразу можно сказать, что жестоких крахов, схожих с кризисом развивающихся стран по образцу 80-х годов прошлого века либо азиатского кризиса конца 90-х годов, мы, скорее всего, не увидим. Причина здесь в том, что в настоящее время массовой является политика инфляционного таргетирования с поддержанием гибкого курса локальной валюты к доллару, а не более распространенное в те годы поддержание жесткой курсовой связки за счет сливания резервов – что, очевидно, допустимо только пока эти резервы есть в наличии. Есть, впрочем, другой фактор – накопленные долги развивающихся стран сейчас куда выше, чем ранее, и обслуживание их поглощает куда больше средств. Но, так или иначе, пока эта проблема не стала массовой для развивающихся стран.

В России тем временем произошло событие иного толка – хотя тоже вполне запланированное. В Госдуму был внесен подготовленный правительством проект бюджета на 2019 год с прицелом на 2020 и 2021 года. Дело идет своим чередом – 1 октября, в понедельник, парламент должен собраться и начать его обсуждать его, затем в конце месяца должно пройти первое чтение данного законопроекта, через пару недель второе и в конце ноября – третье, после чего следует его одобрение Советом Федерации и последующее подписание президентом. В общем, всё штатно. Почти – ибо сам подготовленный проект бюджета довольно сильно отличается от того, к чему мы привыкли за последние годы.

Первое и самое главное отличие заключается в том, что бюджет на следующий год предполагается профицитный, с заметным превышением доходов над расходами – чего не было уже несколько лет. Доходы в 2019 году ожидаются на уровне чуть менее 20 трлн. рублей, расходы – чуть более 18 трлн. рублей, профицит же составит 1,93 трлн. рублей, или 1,8% ВВП – который обещается на уровне порядка 106 трлн. рублей. Для сравнения, бюджет на этот год (в изначальной версии, принятой и подписанной в прошлом декабре) имел 16,53 трлн. рублей расходов и 15,26 трлн. рублей доходов, более того, бюджеты на 2019 и 2020 года тоже предполагались дефицитными. Ситуация изменилась весной, когда параметры бюджета на этот год были пересмотрены и он из дефицитного стал профицитным. Причина этому была проста – бюджет верстался исходя из стоимости барреля Urals в $43, в действительности же нефть стоила куда дороже, и в результате этого приток денег в страну и налоговые / таможенные поступления оказались куда выше прогнозировавшихся изначально. Предполагается, что нефть останется на относительно высоком уровне и в следующем году, и денежный приток продолжит свое существование. Кроме того, стоит учитывать и положительный (для бюджета, не для карманов граждан) эффект от повышения НДС на 2%, которое произойдет уже в начале будущего года.

Далее, на ближайший год и на трехлетнюю перспективу планируется активное пополнение единственной оставшейся российской кубышки – Фонда национального благосостояния; напомню, что Резервный Фонд несколько месяцев назад был выбран подчистую, в рамках финансирования имевшегося тогда дефицита бюджета. Так, в следующем году дополнительными будут считаться доходы от цены нефти сорта Urals свыше $41,6 за баррель, они ожидаются в 3,37 трлн. рублей. Схожие дополнительные суммы ожидаются и в 2020–2021 годах, совокупно же предполагается, что ФНБ увеличится в размерах чуть ли не втрое, составив на пике 11,4 трлн. рублей.

Собственно говоря, хорошие новости на этом заканчиваются, далее начинаются вещи не столь приятные. Сводятся они, впрочем, к одному – бюджет следующего года и трехлетки в целом никак не тянут на роль бюджета развития. Скорее, речь может идти о фокусе на укрепление силового блока государства, при этом прочие траты автоматически уходят на второй план.

Во-первых, в бюджете будут заморожены расходы на покрытие дефицита Пенсионного фонда, они составят 3,2 трлн. рублей – а в 2021 году они даже снизятся до 3 трлн. рублей. Причина проста – уже с 2020 года начнется повышение пенсионного возраста (напомню, что законопроект об этом деле, которое не поддерживает подавляющее большинство населения страны, уже прошел третье чтение в ГД и теперь ожидает только одобрения Совета Федерации и визы Владимира Путина), он составит 61 год для мужчин и 56 лет для женщин.

Далее, резкий рост ожидает т.н. "засекреченные" статьи бюджета – за которыми, среди прочего, скрываются траты на разработку и закупку вооружений и военной техники, оборонные расходы, расходы на борьбу с терроризмом, финансирование разведки и контрразведки и так далее. Уже в 2019 году они вырастут на 5%, еще через год рост, уже к этим цифрам, составит 14%, а в 2021 году секретные статьи затрат подрастут еще на 19%, составив в совокупности 4,12 трлн. рублей – или почти пятую часть всего бюджета. При этом с учетом роста размера финансирования закрытых статей общие затраты на полицию ("национальная безопасность и правоохранительная деятельность") и армию ("национальная оборона") за три года будут увеличены на треть по сравнению с текущим бюджетом. Так, в 2018 году на эти цели выделено 5,15 трлн. рублей, то в 2019 году это будет 5,46 трлн. рублей, через год 5,87 трлн. рублей, а в 2021 году - 6,64 трлн. рублей. Иначе говоря, силовикам будет выдано дополнительных полтора триллиона рублей бюджетных денег ежегодно – что, к примеру, впятеро больше увеличения трат на медицину и в 12 раз – на образование; собственно, одно это сравнение показывает приоритеты правительства.

В-третьих, довольно резко вырастет стоимость обслуживания госдолга – хотя и останется в относительно приемлемых рамках. Так, если сейчас на эти цели в бюджете выделено 824 млрд. рублей (4,8% от всего бюджета), то к 2021 году предполагается рост этих трат до 1,09 трлн. рублей, что составит примерно 5,5% от размеров бюджета. Для сравнения, федеральный бюджет США на 2019 год составит $4,407 трлн. в расходах, из которых на обслуживание долгов уйдет $363 млрд., или 8,2% от общего размера расходов. Как видно, цифры эти вполне сравнимы, хотя российское положение, конечно, выглядит получше.

Что здесь хотелось бы отметить особо?

Во-первых, довольно забавно выглядит вся эта бюджетная трансформация. Год назад тоже принимали бюджет на ближайший год с прицелом на два следующих года, но все они были сплошь дефицитными. Сейчас – ситуация изменилась, отыграли внешние (нефтяные) факторы, соответственно, перевернулся и бюджет, из минуса вышел в плюс. Дело, однако, в том, что подобного рода изменение среды запросто может произойти и в будущем (помним про описанный в начале этой заметки фундаментальный тренд на удорожание доллара и рост проблем в развивающихся странах, среди которых есть крупные потребители нефти) – и это будет означать неисполнение бюджета. Соответственно, его придется править, извлекать деньги из ФНБ (кстати говоря, новый глава Счетной Палаты Алексей Кудрин на днях очень правильно озаботился качеством активов этого фонда и их ликвидностью), возможно, вспоминать забытое слово "секвестр". Впрочем, здесь надо смотреть по ситуации; в любом случае, вопрос цены на нефть находится вне зоны контроля российского руководства.

Во-вторых, в проекте бюджета заложено довольно серьезное заимствование денег с внутреннего рынка. Так, чистое привлечение (доход от продажи за вычетом обслуживания) денег в бюджет за счет внутренних займов в 2019 году предполагается на уровне 1,70 трлн. рублей, в 2020 году – 1,8 трлн. рублей, а в 2021 году – 1,58 трлн. рублей. Проблема в том, что данный источник денег в настоящий момент фактически отсутствует – и это продолжается уже около полугода. К примеру, во II квартале с.г. Минфин выполнил план по займам менее чем наполовину (197 млрд. рублей из 450), схожая ситуация сложилась и по итогам III квартала, занять удалось только 201 млрд. рублей при таком же плане. Более того, из-за отсутствия адекватного спроса Минфин уже 4 раза подряд отменял выпуск бумаг – и уже идут разговоры о том, что новых займов не будет до самого конца года. Логика в этом, конечно же, есть – не стоит приучать рынок к высоким доходностям, кроме того, и самой острой потребности в займах сейчас тоже нет, в силу хорошего притока денег за экспорт – займы, скорее, являются здесь выполнением намеченного плана. Но факт остаётся фактом:  внутренний рынок капитала очень слаб, нерезиденты продолжают постепенно сбрасывать ОФЗ, и нет никакой гарантии, что запланированные на 2019 год займы можно будет успешно осуществить – и это опять же отразится на исполнении бюджета.

В-третьих, нельзя не отметить, что это всё же пока ещё проект. Весьма вероятно, что в него в рамках парламентской работы будут внесены те или иные правки – хотя мало шансов, что они сколько-нибудь серьезно изменят общую картину. Соответственно, весьма сомнительно, что изменится общая парадигма бюджета – бюджета "осажденной крепости", даже с учетом трат на нацпроекты имени майского указа Путина. Увы и ах, приоритеты в бюджете выставлены вполне однозначно.

Опубликовано 30.09.18 на портале Бизнес-Онлайн, Казань.

Метки:
Россия, бюджет

 
© 2011-2018 Neoconomica Все права защищены