Новая теория Материалы О нас Приглашение к сотрудничеству Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, проектная деятельность/проектировщики, аврально-опытная деятельность (АОД), рутина, виды управленческой деятельности, иерархия, бюрократия, национальное государство, инвестиционный климат, фирма, пузырь, Административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, Великобритания, исламские финансы, золотой стандарт, социализм, капитализм, МВФ, Япония, рейтинги, облигации, бюджет, СССР, наука, ЦБ РФ, рубль, финансовая система, политика, нефть, финансовые рынки, финансовый пузырь, прогноз, евро, Греция, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, доллар, QE, бизнес в России, реальный сектор, финансовый сектор, деньги, администрирование
 

Страх и ненависть на рынке

30.07.2018

Страх рождает гнев,
гнев рождает ненависть,
ненависть – залог страданий.

– Магистр Йода

 

На этой неделе произошло одно событие, которое было отмечено весьма большим количеством наблюдателей. Шутка ли – на протяжении всего лишь одного скромного торгового получаса, с 18.30 до 19.00 24 июля, курс рубля резко рухнул, потеряв к доллару США более 50 копеек. По сути, мы увидели классический биржевой flash crush, за которым последовал отскок – и уже 25 июля после обеда курс вернулся на более-менее устоявшиеся уровни. Паника не успела распространиться и быстро улеглась – но, разумеется, оставила за собой вопросы: что это было, может ли это повториться и насколько оно может быть опасно.

Сразу стоит сказать, что причина этого события не является тайной и сокрытой. Источник его находится в Конгрессе США: два сенатора, Марко Рубио и Крис Ван Холлен заявили, что вскоре представят двухпартийный (т.е. с консолидированной позицией республиканцев и демократов) законопроект о расширении санкций США в отношении России, которое будет направлено против госдолга, а также энергетического и финансового секторов страны. Вернее сказать, речь идет о продвижении ими законопроекта, представленного ещё в январе – и который предусматривает наказание за якобы имевшее место вмешательство в выборы. Данная тема приобретает сейчас особенный интерес – уже в ноябре американцам предстоят промежуточные выборы в Конгресс, и, с учетом острого (вплоть до паранойи) восприятия американцами любых намеков на внешнее влияние в этом важнейшем вопросе национальной безопасности, представляется вполне вероятным, что эта тема будет развиваться и далее. Более важный вопрос заключается в другом: как конкретно такое развитие событий может повлиять на курс рубля и российскую экономику в целом.

Понятное дело, говорить о законопроекте можно с той или иной долей условности – американское законотворчество в этом смысле не отличается от российского, законопроект может меняться в процессе разработки и доработки. Вместе с тем, основные тезисы его вполне явно обозначены – финансовый и энергетический сектор, а также госдолг России. Так, можно предположить, что речь будет идти о санкциях, подобных тем, что поставили на колени алюминиевую бизнес-империю Олега Дерипаски, который сейчас старательно изыскивает способ избавиться от них, плотно работая с казначейством США; вероятно, данный путь является более перспективным, нежели просьбы к российскому правительству выкупить алюминий для госрезервов. Также не за горами может быть ужесточение доступа к внешнему капиталу и для российского бизнеса, и для правительства. Вполне вероятно, что оно может быть организовано сообразно показавшему свою эффективность принципу вторичных санкций – когда угроза применения таковых относится не к самому "согрешившему", но к его контрагентам; предполагается, что они сами откажутся работать с активами подсанкционной структуры (либо же государства), дабы не получить тот или иной штраф. На практике реализация закона в таком формате может означать продолжение распродаж российских ОФЗ и российских корпоративных бумаг, с сопутствующим этому процессу оттоком капитала.

При этом надо отметить, что этот процесс идет и сам по себе, хоть и неспешно. Так, по свежим данным ЦБ, в июне нерезиденты возобновили сброс ОФЗ и избавились бумаг еще на 141 млрд. рублей, что составило сумму, большую нежели до того рекордные распродажи апреля – когда на фоне тех самых санкций против "Русала" и рисков их распространения на российский долг внешние инвесторы продали ОФЗ на 131 млрд. рублей. Привело это к тому, что доля нерезидентов на этом рынке с рекордных 34,5% опустилась до 28,2% и стала минимальной с февраля 2017 года. Впрочем, причина здесь скорее не в тех или иных санкциях, но в продолжающемся процессе оттока капитала с развивающихся рынков в сторону развитых, о котором я уже писал неоднократно. Более важным, на самом деле, представляется другой аспект сложившейся ситуации – своего рода суперпозиция трендов, несущая в себе определенные угрозы для курса рубля.

Во-первых, это тот самый законопроект о новых санкциях, с которого мы начали. Эта тема будет развиваться, законопроект, насколько можно судить, на сей раз не будет положен обратно под сукно – и полностью развернется под ноябрьские выборы в Конгресс. Более того, он (в текущей версии) предусматривает полное отсутствие влияния президента США Дональда Трампа на процесс активации санкций, для этого достаточно соответствующего доклада американских спецслужб – мол, имело место вмешательство. Понятно, зачем это сделано конгрессменами – чтобы нивелировать возможные закулисные (для Конгресса) договоренности Трампа и Путина, ведь эта тема стоит в американском истэблишменте весьма остро.

Во-вторых, не стоит забывать и про продолжающийся процесс накопления резервов российским Минфином. Нефть сейчас находится на достаточно комфортных уровнях, приток валюты в страну достаточно силен – и заметная часть его выкупается российскими денежными властями, что логично увеличивает валютные резервы. Это, разумеется, даёт параллельный эффект – рублю таким образом не дают укрепляться. Более того, этот процесс, вероятно, будет усиливаться – согласно проекту "Основных направлений бюджетной, налоговой и таможенно-тарифной политики на 2019 – 2021 годы", в следующем году на это будет потрачено 3,42 трлн. рублей, что почти на четверть больше, чем в 2018 году.

В-третьих, стоит напомнить, что в середине июля Госдума в третьем чтении освободила попавших под санкции экспортеров от обязанности репатриации части валютной выручки. Иначе говоря, теперь компании, торгующие российским газом, нефтью, металлами и так далее, могут не продавать доллары и евро в России, а оставлять их на своих зарубежных счетах. На практике это закономерно выльется в сокращение предложения валюты на внутреннем рынке – так, по подсчетам "Раффайзенбанка", одна только "Роснефть" сможет таким образом оставить у себя валюты на сумму около $45 млрд. в среднем.

В-четвертых, не стоит забывать и про внешние процессы – продолжающееся американское повышение ставок и ведущуюся "торговую войну". Повышение ставок, делающее американскую юрисдикцию более привлекательной для мировых капиталов, идет своим чередом; на наступающей неделе запланировано очередное заседание правления ФРС, но оно будет проходным, фиксирующим ситуацию, на нем не предполагается объявить о повышении ставок. Следующее заседание запланировано на конец сентября и вероятность повышения ставки на этом заседании оценивается сейчас в 90%. Вообще говоря, вся эта история идет своим чередом: капиталы неспешно перетекают в США, в ответ на это растут ставки уже на локальных рынках – местные денежные власти повышают их, пытаясь удержать капитал у себя. Это, в свою очередь, вызывает живой интерес у американских фондов, вкладывающих деньги в высокорисковые и высокодоходные инструменты, что позволяет слегка удержать переток денег – но, в целом, неспособно развернуть вспять весь процесс. Ровно сюда же работает и мировая торговая война, которая угнетает мировую торговлю; впрочем, этот вопрос тоже уже рассматривался ранее.

Если свести это всё вместе, получается, что картина для рубля начинает выглядеть не очень приятно. Есть заметная вероятность того, что Россия сейчас находится на пороге неспешной аккуратной девальвации рубля. Резких амплитудных скачков ждать не стоит – у ЦБ РФ достаточно резервов, чтобы погасить колебания такого рода. Другой вопрос в том, что границы для вмешательства ЦБ сейчас могут быть достаточно широки – собственно, даже в апреле, когда моментальное падение рубля к евро достигало 10%, ЦБ лишь ограничился словесными интервенциями. Общую картину это не меняет никак – на мой взгляд, страну ждет осторожное ослабление рубля. Опять же, это вписывается в общую картину затягивания поясов, повышения налогов, накопления государством запасов и так далее – а запасы, как мы знаем, готовятся под худые времена. И ведь нельзя сказать, что для этого нет никаких поводов – когда лишь одно упоминание об американском санкционном законопроекте привело к падению рубля и сопутствующей распродаже на фондовом рынке.

Опубликовано 29.07.18 на портале Бизнес-Онлайн, Казань.

Метки:
Россия, прогноз, рубль

 
© 2011-2018 Neoconomica Все права защищены