Новая теория Материалы О нас Приглашение к сотрудничеству Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, проектная деятельность/проектировщики, аврально-опытная деятельность (АОД), рутина, виды управленческой деятельности, иерархия, бюрократия, национальное государство, инвестиционный климат, фирма, пузырь, Административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, Великобритания, исламские финансы, золотой стандарт, социализм, капитализм, МВФ, Япония, рейтинги, облигации, бюджет, СССР, наука, ЦБ РФ, рубль, финансовая система, политика, нефть, финансовые рынки, финансовый пузырь, прогноз, евро, Греция, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, доллар, QE, бизнес в России, реальный сектор, финансовый сектор, деньги, администрирование
 

Сценарии смерти еврозоны

01.12.2011

«Quodhabetprincipium, habetfinem» -

«Все, что имеет начало, имеет и конец» (лат.)

Древняя мудрость

Ничего неожиданного в еврорегионе, объединенном единой валютой, давно уже не происходит. Инвесторы свыклись с постоянным понижением рейтингов европейских стран, списание долгов уже заложено в стоимость облигаций, время от времени страны вводят новые программы экономии, а политики все никак не могут договориться ни о фундаментальных изменениях в законодательстве еврозоны, ни о распределении затрат на помощь проблемным странам. Вместе с тем, понятно, что ухудшающееся финансовое положение некоторых европейских стран может спровоцировать ряд неожиданных и нежелательных событий. Нам говорят, что выход какой-либо страны из еврозоны невозможен, но так ли это на самом деле? Может быть, для экономики страны, стран, блока или всего мира было бы полезнее изменить состав стран, входящих в зону обращения единой европейской валюты? Если отбросить европейские предрассудки и принять факт того, что выход стран из зоны евро все-таки возможен, откроется огромное пространство для размышлений.

Зачем нагнетать обстановку?

Может показаться, что публичное обсуждение сценариев смерти еврозоны, то есть выхода стран из региона с введением на их территориях национальных валют, само по себе приведет к обсуждаемому событию. В частности, такого мнения придерживаются представители власти в еврозоне, отвергающие даже саму возможность распада региона, запрещающие дискутировать на эту тему членам европейских министерств и ведомств и выступающие с резкой критикой всех тех, кто обмолвился про положительные стороны выхода стран из зоны евро. Такие словосочетания как «проблемы евро» и «недостатки евро» уже давно стали недопустимыми в высшем политическом обществе, а выражение «смерть еврозоны» и вовсе стало апогеем неполиткорректности. Представителей власти в еврозоне можно понять, и, отчасти, они даже правы: обсуждение события может стать его катализатором, особенно, если рынки находятся в крайне неопределенном, но пессимистичном состоянии и для развития тренда хватаются за каждую новость. Но это не значит, что вероятность распада еврозоны равна нулю: в случае финансовой катастрофы страна может с согласия остальных членов региона быстро покинуть зону, но отсутствие четкого механизма выхода приведет к непредсказуемым последствиям. А раз так, то лучше, на всякий случай (тьфу-тьфу), продумать сценарии и механизмы упорядоченного выхода стран из региона, чем пребывать в опасном состоянии «не вижу, не слышу, никому ничего не скажу». И мы, не являясь представителями европейской власти, можем это себе позволить без пугливой оглядки на рынки.

Возможные сценарии

Для начала перечислим, какие вообще существуют варианты преобразования региона. Их не так уж много: заменить евро национальными валютами в одной, в нескольких или во всех странах еврозоны, заменить евро валютой, действующей на территории нескольких стран и ввести национальные валюты во всех странах зоны, оставив в обращении евро. Можно также ничего не менять.

Анализ начнем с последнего варианта – оставить еврозону в ныне действующем составе. В таком виде, в каком еврозона существует сейчас, она нежизнеспособна. Данную точку зрения высказывают многие известные экономисты, и мы с ними в этом полностью согласны. Но нежизнеспособность еврозоны стала очевидной не сразу, иначе регион в существующем виде не был бы образован. Даже спустя длительное время после образование зоны, введение в странах единой валюты казалось очень выгодным мероприятием. Действительно, для немецких экспортеров пропали риски невыгодного изменения курса марки к другим европейским валютам, а стоимость заимствования на долговом рынке для небогатых стран региона вплотную приблизилась к доходностям облигаций богатой Германии. Таким образом, немецкие производители стали больше экспортировать, стимулируя экономический рост страны, а некоторые южные страны – наращивать социальные пособия, снижать налоги и всячески нарушать бюджетную дисциплину для привлечения вожделенных инвестиций, благо это им теперь позволяли резко снизившиеся выплаты по долгам.

И все было бы хорошо, если бы не отсутствующий в моделях развития еврозоны мировой финансовый кризис, который подкосил основанную на доверии стабильность экономической зоны. Правительствам одних стран (Ирландия, Испания) пришлось спасать национальные банковские системы, находившиеся на грани краха из-за недостатка ликвидности на рынках, правительствам других (Греция, Португалия) – стимулировать частный сектор. Увеличение государственных расходов вело к росту долговых обязательств, что совершенно неожиданно спровоцировало рост доходностей по облигациям стран с ухудшающимся финансовым состоянием.  Рост доходностей стал неожиданным, потому что при образовании зоны евро все думали, что немецкая дисциплина и устойчивость, а также разработанные механизмы поддержки для неконкурентоспособных стран зоны евро, навсегда зафиксируют стоимость заемных средств всех стран региона примерно в одном диапазоне. Однако, реальность оказалась другой – рынок не поверил в единство и самоотверженную взаимовыручку стран зоны обращения единой валюты.

В итоге в еврозоне образовался перекос интересов: зависящая от экспорта Германия продолжала процветать, тогда как стоимость обслуживания долгов у проблемных стран увеличивалась. Хотя этот перекос сейчас и будет выравниваться, но далеко не в лучшую сторону. Из-за ужесточения бюджетной политики в европейских странах-импортерах немецкой продукции будет сжиматься внутренний спрос, а, следовательно, уменьшится экспорт Германии в эти страны. Оказалось, что создатели еврозоны не учли в своей модели не только финансовый кризис, но и значимые различия в макроэкономических характеристиках стран региона при отсутствии механизма межстрановых трансфертов. Экономический союз с централизованной монетарной властью без политического союза с централизованными органами управления (в том числе бюджетного) при неблагоприятных изменениях внешней конъюнктуры оказался неэффективным и невыгодным для всех стран еврозоны.

Представим себе последствия сохранения политической власти в еврорегионе в неизменном виде. Страны с неблагополучной финансовой ситуацией будут продолжать влезать в долги, при этом все меры направленные на экономию и урезание бюджетных расходов лишь спровоцируют новые масштабные волны рецессии и забастовок. Германия будет тратить доходы своего бюджета на кредиты проблемным странам, наивно надеясь их вернуть, будет терять рынки сбыта из-за стремительно сокращающейся доли экспорта, уменьшится ее экономический рост. Из-за того, что властные органы всех стран влияют на процесс принятие общеевропейских решений, то есть учитывается мнение представителей каждой страны, само принятие жестких и однозначных решений пробуксовывает по причине различий во взглядах представителей всех семнадцати стран региона. Долговая и экономическая ситуация в еврозоне будет бесконечно ухудшаться. Мрачноватый вариант.

Выходом может стать создание единого политического блока – федерации с передачей полномочий в области бюджетной и налоговой политики центральным органам власти и с созданием системы межрегиональных (страны станут регионами) трансфертов. При таком сценарии жесткие решения будут приниматься быстро, но на процесс принятия решений будут влиять преимущественно самые сильные регионы федерации (Германия, Франция, Нидерланды), произойдет ущемление интересов менее сильных регионов. Проблемные регионы поначалу будут сводить концы с концами с помощью бесплатных трансфертов из более богатых регионов, предоставляющих средства, не надеясь их вернуть. Ситуация в федерации будет стабильной и предсказуемой. После улучшения финансового положения проблемных регионов возможно даже повышение их конкурентоспособности путем передачи их немецких мощностей и технологий, развития инфраструктуры и создания привлекательного бизнес-климата, что стимулирует экономический рост регионов и оставит в прошлом перечисление им трансфертов из центра.

Мечты мечтами, но какими бы явными не были плюсы федеративного устройства еврозоны, власти стран на данном историческом этапе не готовы лишиться своих властных полномочий и ни за что не пожертвуют суверенитетом возглавляемых ими стран. «Наша страна теперь лишь регион одной большой страны. Нами теперь будут править какие-то неизвестные иностранные самозванцы», - каким бы это было шоком для образованного европейского народа! Не говоря уже о том, что большинство населения еврозоны по своей воле никогда не проголосовало бы за изменение статуса региона на федерацию. В то время как население бедных стран не захочет лишаться права голоса, население богатых регионов не согласится явно оплачивать завышенные расходы жителей бедных регионов (сейчас власти локомотивов хотя бы могут преподнести народу то же самое под соусом кредитов, которые должны быть возвращены). Такой вариант решения проблем не является политически приемлемым и, соответственно, не будет реализован.

Самым кардинальным вариантом является замена евро национальными валютами во всех странах еврозоны. В краткосрочном периоде такое решение означает финансовую катастрофу в странах-членах региона, биржевую панику и полный паралич банковской системы еврозоны, который отразится на мировой банковской системе. Но в дальнейшем, если мировая финансовая система не развалится (чего никто не может обещать), существование суверенных стран с различными валютами в экономическом плане будет намного более выгодно, чем существование еврозоны в ее сегодняшнем виде. Списав долги, страны смогут попытаться начать жизнь как-бы с чистого листа, имея в своем арсенале все необходимые механизмы регулирования экономики.

В любом случае принятие данного сценария отпугивает большим количеством экономических рисков. С политической же точки зрения он совершенно неприемлем, так как будет означать полный крах идеи объединенной Европы, которую лучшие европейские умы воплощали в жизнь более шестидесяти лет. Полный развал еврозоны покажет отсутствие общих взглядов в европейском регионе, разобщенность и эгоистичность национальных правительств, невозможность следования стратегическим целям для процветания всего европейского народа. По крайней мере, такое мнение сложится у большинства субъектов мирового рынка. Европейский регион надолго потеряет доверие инвесторов.

Можно заменить евро национальными валютами в одной или нескольких странах. Если сделать это в проблемных странах, то сначала страны поглотит финансовый хаос, выражающийся в списании правительственных долгов, девальвации валюты, спаде экономики и отсутствии инвестиций, но зато после кризиса перед этими странами будут «открыты все пути». Выход небольших задолжавших стран из состава еврозоны отразится на фундаментально устойчивых экономиках зоны болезненно, но не катастрофически. Например, долги Греции и Португалии составляют чуть более 2% ВВП еврозоны, и при выходе их из региона, даже в случае полного списания долгов, другие страны зоны смогут компенсировать свои потери. Кроме того, богатым странам больше не надо будет давать кредиты из денег налогоплательщиков своим менее экономным соседям, напрасно надеясь вернуть средства. Экспорт Германии в этом случае также пострадает не сильно. Основной недостаток данного варианта состоит в том, что он, как и многие другие варианты, неприемлем по чисто политическим причинам, так как подрывает авторитет «Европы».

Отказ от евро сильных устойчивых экономик, таких как Германия, Австрия, Нидерланды и Финляндия, имел бы для мировой экономики худшие последствия, чем выход из еврозоны проблемных стран. Мало того, что в самих странах возникнет финансовая неразбериха, они потеряют рынки сбыта и доверие инвесторов, реализация данного сценария подорвет мировую финансовую систему, в которой евро играет роль второй по привлекательности резервной валюты. При этом привлекательность евро обеспечивается как раз богатством и устойчивостью крупных европейских экономик. Плюсом здесь является отстранение сильных стран от программ общеевропейской помощи и невозможность заражения европейской долговой чумой. Ну а оставшиеся в зоне страны девальвируют евро, немного увеличив конкурентоспособность выпускаемой продукции. Однако, должны будут эти страны отдавать кредиты вышедшим странам или нет? А, если должны, то в какой валюте? И какой вариант будет наименее болезненным для стран, региона и мира? Данные вопросы требуют отдельного исследования.

Еще одним возможным сценарием преобразования еврозоны является замена евро валютой, действующей на территориях нескольких стран (сюда относится давно обсуждаемый вариант введения вместо евро валют южной и северной Европы). Такой вариант предполагает последствия, схожие с последствиями предыдущего сценария. Во многом данный вариант даже более предпочтителен: для стран, перешедших на новую общую валюту, останутся открытыми рынки сбыта внутри образованной зоны, а к валюте зоны будет больше доверия, чем к валюте одной отделившейся страны.

Самым интересным с экономической точки зрения является последний из возможных сценариев «смерти евро» - введение национальных валют во всех странах еврозоны, при одновременном оставлении в обращении евро. Интересен данный сценарий, прежде всего, тем, что валюта евро «умирает» только для расчетов внутри стран еврозоны, но продолжает использоваться в межстрановых расчетах, в то время как на территории отдельной страны расчеты начинают вестись в национальной валюте. Причем национальные валюты смогут конвертироваться только в общую валюту – евро. В таком случае не было бы котировок одной национальной валюты по отношению к другой, а была бы котировка всех валют этих стран к евро. Обменные курсы национальных валют еврозоны могли бы определяться на основе этой котировки, а по отношению к валютам за пределами региона их обменные курсы должны были бы определяться по котировке между этой внешней валютой и евро. При этом обменные курсы между каждой национальной валютой и евро ЕЦБ периодически пересматривал, чтобы учесть все экономические и политические изменения в странах. Время от времени проводились бы девальвация и ревальвация, но так как они должны были бы проводиться в заранее определенные моменты времени, неопределенность валютных колебаний внутри зоны была бы незначительной. По мнению известного французского экономиста Жака Сапира, данный сценарий является на первый взгляд наиболее эффективным механизмом функционирования зоны единой европейской валюты, если уж эту зону оставлять, и мы с ним полностью согласны.

Обращение в еврозоне двух категорий валют – общей и национальной, будет справедливым решением проблемы наращивания долгов и беспросветной рецессии. Этот вариант является приемлемым и по политическим соображениям: довольны и сторонники консолидации европейских экономик и сторонники обеспечения здорового развития стран Европы.

P.S. или В преддверии спектакля

Все-таки интересная штука – жизнь. Интересна она, в первую очередь, своей непредсказуемостью. С возрастом человеку становится все более понятно, что было бы крайне скучно жить в мире, в котором заранее известны все исходы событий. В такой «абстрактной» ситуации у человека не было бы стимула сделать дело лучше, чем это «предписано» в будущем, не было бы внезапного успеха, огоньков в глазах людей, намеренных продвинуть свой, на первый взгляд, безнадежный проект и этих неожиданных продвижений. Но порой за непредсказуемость приходится платить немалую цену, так как, помимо приятных сюрпризов, жизнь порой преподносит нам и крайне нежелательные события. Пожалуй, самое худшее из таких событий – это смерть. Окончание жизненного пути человека, коллектива, компании, суверенной страны или экономической зоны – это всегда большая душевная боль для их создателей и всех, кто их любит, всех тех, кому бывает невыносимо горько осознавать тот факт, что они никогда больше не увидят почившего человека, может быть, больше не встретят друзей и (или) бывших коллег, боль для людей, большую часть жизни посвятивших укреплению суверенитета страны или, наоборот, созданию единой экономической зоны. Но, если окончание жизни личности – это, безусловно, ужасное событие, то распад форм организации человеческой деятельности для заинтересованных сторон может принести больше пользы, чем пребывание этих форм в неизменном статичном состоянии.

Тут главное решить – быть распаду сообщества или не быть? Что лучше для большинства его членов? Именно для большинства, так как что-то одно лучшее для всех вряд ли найдется. Может быть творческому коллективу лучше распасться, если возникающие между его членами споры мешают творческому процессу? Быть может коллектив компании лучше распустить, если нет денег на зарплаты, так как выпускаемая продукция не пользуется спросом? Возможно, было бы целесообразнее ликвидировать единую валютную зону, если экономическое положение входящих в нее стран стремительно ухудшается? При выборе сценария «смерти еврозоны» наибольшее внимание должно быть обращено именно на безболезненность принятия сценария для жителей региона и всего мира. Понятно, что объективную картину можно представить, только проведя комплексный анализ экономических показателей стран и мировых институтов, изучив их в историческом разрезе и во взаимодействии между собой, не забывая, однако, про ограниченность времени для принятия решений. Мы это сделаем, но в рамки данного обзора формат такого исследования не укладывается. В настоящей статье мы выступили всего лишь сценаристами, набросав несколько возможных сценариев развития событий. Ждать осталось недолго - спектакль, обещающий быть на редкость драматичным,  скоро начнется. Какой из сценариев выберут режиссеры – неизвестно (жизнь, как мы помним, непредсказуема). Но занавес вот-вот поднимется!

Журнал "Консультант", декабрь 2011

Метки:
США, Государство, Банки, ФРС, долги, инвестиции, Будущее, прогноз, политика

 
© 2011-2018 Neoconomica Все права защищены