Новая теория Материалы О нас Приглашение к сотрудничеству Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, проектная деятельность/проектировщики, аврально-опытная деятельность (АОД), рутина, виды управленческой деятельности, иерархия, бюрократия, национальное государство, инвестиционный климат, фирма, пузырь, Административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, Великобритания, исламские финансы, золотой стандарт, социализм, капитализм, МВФ, Япония, рейтинги, облигации, бюджет, СССР, наука, ЦБ РФ, рубль, финансовая система, политика, нефть, финансовые рынки, финансовый пузырь, прогноз, евро, Греция, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, доллар, QE, бизнес в России, реальный сектор, финансовый сектор, деньги, администрирование
 

Инновация: химера и награда

02.05.2012

Всякая достаточно развитая технология

неотличима от магии.

— Артур Чарльз Кларк

 

Недели не проходит, чтобы новостные заголовки не украсились очередным напоминанием про инновации, их необходимость, и, не побоимся такого слова, неотвратимость. «Дмитрий Медведев призвал госкомпании «раскошелиться» на инновации», «инновации остаются приоритетом», «Медведев верит в развитие инноваций в России», «Путин: компании с госучастием должны сыграть важную роль в развитии инноваций». Активно развивается и растёт фонд «Сколково», созданный специально для развития и внедрения  инноваций – и иногда кажется, что ещё немного, ещё чуть-чуть – и их поток захлестнёт наше общество, принеся с собой великое благоденствие. Но…

«Мне кажется, всё это уже было» – сказал как-то герой одного известного фильма. И ведь действительно, подобное мы уже наблюдали в нашей недавней истории. В 1986 году Михаил Горбачёв, молодой, в сравнении с предшественниками, руководитель Советского Союза, решил сделать ставку на «модернизацию и инновации». И собрал специальный Пленум ЦК КПСС, им посвящённый.

Инноваций, однако, в итоге не вышло. Пленум, обсуждая ситуацию, натолкнулся на фундаментальные проблемы в деле внедрения. Подчёркиваем, именно внедрения инновации в народное хозяйство, а не создания изобретения как такового – светлых голов в стране всегда хватало. Не парадокс ли?

Увы, не парадокс. Попробуем разобраться.

Для начала рассмотрим теоретический аспект инноваций. Основоположником теории инноваций является австрийско-американский экономист Йозеф Шумпетер (1883-1950). Он рассматривал инновацию (техническую) как средство предпринимателя для получения прибыли. Вот как он её определял:

«…Эта концепция включает пять случаев:

  • Создание нового товара, с которым потребители еще не знакомы, или нового качества товара.

  • Создание нового метода производства, еще не испытанного в данной отрасли промышленности, который совершенно не обязательно основан на новом научном открытии и может состоять в новой форме коммерческого обращения товара.

  • Открытие нового рынка, то есть рынка, на котором данная отрасль промышленности в данной стране еще не торговала, независимо от того, существовал ли этот рынок ранее.

  • Открытие нового источника факторов производства, опять-таки независимо от того, существовал ли этот источник ранее или его пришлось создать заново.

  • Создание новой организации отрасли, например, достижение монополии или ликвидация монопольной позиции».

Вообще, он подразумевал под понятием «инновация» любое возможное изменение, происходящее вследствие использования новых или усовершенствованных решений технического, технологического, организационного характера в процессах производства, снабжения, сбыта продукции и т.п. При этом, в понимании обывателя, инновация – это то, что, будучи институционализировано, даёт рост качества жизни, желательно значимый в понимании этого самого обывателя, которому слабо интересны те или иные организационно-технологические изменения у производителей товаров или услуг.

Также необходимо учесть такое простое соображение, что любой товар или же любую услугу, сколько бы ни были они инновационны во всех смыслах этого слова, надо продавать. Т.е., необходимо, чтобы на них существовал платежеспособный спрос – и здесь всё не так просто, как кажется. Новое лучше старого, значит, выкидываем старое и используем новое, и все довольны – такой подход далеко не всегда оказывается реален.

Как выглядит привычный за последние 250 лет процесс производства некоего продукта, привычный настолько, что нечто иное и представить себе сложно? Некий предприниматель, имея в некоторой форме образец будущего продукта, берёт кредит, устанавливает некое оборудование, нанимает людей, производит продукт, продаёт его на некотором рынке, получает деньги, погашает кредит и работает далее в прибыль. И таких предпринимателей много, очень много. Они конкурируют за спрос – в рамках своих рынков. Они оптимизируют свои бизнес-процессы – снижая затраты на ресурсы, рабочую силу и логистику, они осваивают новые рынки, дабы увеличить эффект от масштаба производства при, очевидно, неизменных постоянных издержках. Они увеличивают уровень разделения труда, при этом повышается его производительность.

Но время идёт – и ситуация меняется. Экстенсивный рост рынков дошёл до своих пределов – границ планеты Земля. Рынки труда, капитала и ресурсов теперь глобальны, точно так же упёрся в планетарный предел рынок сбыта всех возможных товаров и услуг. Уровень разделения труда достиг максимума. Предел роста в рамках парадигмы расширения рынка и роста уровня разделения труда – достигнут.

Здесь можно возразить – но как же так?! Сколько миллионов несчастных китайцев, негров и аборигенов Амазонии страдают без новых iPhone! Да, это так, iPhone у них нет, хотя со страданием вопрос спорный. Но мы не зря выше упомянули платежеспособный спрос. Вышеуказанные категории землян его не предъявляют, более того, они в значительной степени выключены из мировой экономики, поскольку им практически нечего ей предложить.

При этом попытка обмануть экономику, по всей видимости, неосознанная, имела место. Речь об IT-индустрии: персональных компьютерах и, шире, персональных устройствах, использующих микропроцессоры, от калькуляторов до утюгов. В 1971 году появляется Intel 4004, первый удачный и притом недорогой микропроцессор, в 1980-е и далее на основе заданного им вектора очень бурно развивается IT-индустрия, причём развивается по приведённой выше схеме, через кредит под будущий спрос. Однако проблема ёмкости рынков уже тогда была вполне ясна, её временно удалось обойти через рост кредитной нагрузки на отдельного потребителя – средний долг американского домохозяйства к его годовому доходу удвоился за 30 лет с 60-70% до 120-130%. Отрасль получила мощный толчок – но не окупилась. Широчайшее внедрение IT во всех сферах человеческой деятельности не привело к росту производительности труда, достаточному для этого.

Здесь хотелось бы особо отметить очень важный момент. Речь не о проблеме технологии как таковой, никто не говорит, что она плоха – лишь о том, что внедрение не окупилось. Более того, в истории такое уже случалось: во 2-й четверти XIX века в тогдашней Англии был бум строительства железных дорог, поскольку была доведённая до ума паровая машина, был уголь, были модернизированные домны и море дешёвой стали – но оказалось, что железные дороги, паровозы и вагоны проигрывают в эффективности уже существовавшей тогда сети английских каналов – и компании, активно вкладывавшиеся в их строительство, разорялись.

Собственно, именно это соображение и встало на пути советских владык в 1986 году. Выходит итоговый документ того Пленума, и, в том числе, там написано: «Надо ускорять инновации, но если новая технология, или новый продукт, или еще что-то более чем на одну треть состоит из новых деталей, то его к рассмотрению вообще не принимать».

Они прекрасно понимали, почему тормозятся инновации. Инновация может быть очень хорошей, очень эффективной, но она никогда не окупится, потому что под её создание мы должны создать новые производства, закупить новые станки, построить новые заводы.

А если применяться она будет в масштабах Советского Союза, на его узком (в сравнении с мировым) рынке, то эти затраты никогда не окупятся, какой бы ни была эффективной эта инновация. Она должна быть сверхэффективной, чтоб это все окупилось. Они понимали, что происходит – и, следует сказать, этого практически никогда не понимал сам изобретатель, ибо его голова занята иным – своим детищем.

Вообще говоря, это приговор для нынешней системы. Не отобьются деньги, вложенные за последние 15 лет в биотехнологии. Та же судьба постигнет и нанотех (кстати говоря, что-то не спешит Intel переходить на углеродную электронику, предпочитая выжимать максимум из кремния, уже не за счёт роста тактовой частоты процессоров, а за счёт архитектуры).

Более того, обречена на провал и возможная программа «новой индустриализации» России. Просто потому, что все возможные товары, которые можно будет производить после её реализации (которая потребует мощнейшего напряжения сил народа), уже производятся на мировом рынке, в частности, Китаем, и производятся дешевле. Да, от импорта можно закрыться,  но это будет означать обречь себя на прозябание на ничтожном, по современным меркам, рынке в 140 млн. человек с относительной дороговизной, относительным отсутствием разнообразия – и с такой же бедностью, и с завистью населения к загранице.

Всё вышесказанное особенно печально осознавать на фоне только что завершившегося в Женеве 40-го Международного салона изобретений, прекрасного свидетельства живой работы человеческой мысли – львиной части которой не суждено воплотиться в жизнь. В Советском Союзе тоже были «научно-технические заделы»…

Возникает закономерный вопрос: что же делать?

И на него есть такой же закономерный ответ: менять парадигму научно-технического развития человечества. Ответ, безусловно, относится к тем, что «легко сказать» – но всё же попробуем наметить определённые контуры.

Для начала, потребуется институционализация общих новых принципов работы: производить и изобретать, не повышая уровень разделения труда.

Потребуется осознающее это новое государство – с соответствующими, подходящими механизмами управления на всех уровнях.

И, самое главное – потребуются новые люди – которые смогут смотреть на имеющиеся проблемы с разных точек зрения, которые смогут, решая их, работать на стыке смежных и не очень смежных наук. А это значит, что потребуется совершенно новая система образования.

Говоря более практически, можно также отметить несколько моментов. Человеческая цивилизация – цивилизация техническая, мы преобразуем окружающий мир, создавая из его частей инструменты для решения наших задач, и это всё покоится на двух китах: энергетике и материаловедении. Прорывы в этих областях окажут мощнейший мультипликативный эффект на всю нашу жизнь – соответственно, они должны стать приоритетными для учёных, при условии соблюдения вышеуказанного ограничения по уровню разделения труда. Например, в энергетике, которая в огромной степени сохранила пещерный характер – «найти бы чего, да спалить это» – таким прорывом могут стать ториевые реакторы, которые, в теории, способны решить все энергетические проблемы человечества на обозримые века.

Ещё один любопытный аспект: придётся отказаться от экономического роста в его нынешнем понимании, равно как и от фетишизации такого искусственного интегрального показателя как ВВП – который и так уже страдает от прицепившихся кадавров типа гедонистических индексов и вменённой ренты. Возможно, мы увидим отказ от концепции «контролируемого износа», которая приводит к, например, необходимости замены автомобиля раз в 5-7 лет, иначе он начинает попросту разваливаться. Да, такая необходимость подстёгивает рост ВВП в нынешнем его понимании, но если авто сможет верой и правдой служить 20-25 лет, как полвека назад, (в чём, безусловно, помогут уже оформившиеся тенденции модульности в автостроении), то у конечных потребителей будет больше свободных средств именно на продукты инноваций, радикально новых по отношению к имеющемуся массиву технологий.

И это все эти накопившиеся проблемы придётся решать. Потому что в противном случае осознание того, что развитие остановилось, начнёт овладевать людьми по всей планете. Что вместо будущего впереди – такое же несколько приукрашенное настоящее со всеми его мерзостями. Попробуйте представить себе мир, лишённый детей – но где смерть продолжает свою работу. Это будет очень похоже.

Будущее должно быть таким, чтобы до него хотелось дожить.

И тогда будут нам и звёзды, и телепортация, и иная «магия» в понимании великого Артура Кларка.

Метки:
Государство, Россия, инновации, Будущее, экономическая теория, прогноз, политика, Разделение труда, СССР

 
© 2011-2018 Neoconomica Все права защищены