Новая теория Материалы О нас Приглашение к сотрудничеству Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, проектная деятельность/проектировщики, аврально-опытная деятельность (АОД), рутина, виды управленческой деятельности, иерархия, бюрократия, национальное государство, инвестиционный климат, фирма, пузырь, Административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, Великобритания, исламские финансы, золотой стандарт, социализм, капитализм, МВФ, Япония, рейтинги, облигации, бюджет, СССР, наука, ЦБ РФ, рубль, финансовая система, политика, нефть, финансовые рынки, финансовый пузырь, прогноз, евро, Греция, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, доллар, QE, бизнес в России, реальный сектор, финансовый сектор, деньги, администрирование
 

Ещё раз о биткойне

05.02.2018

Бывает нечто, о чем говорят: "смотри, вот это новое";
но это было уже в веках, бывших прежде нас.

– Еккл. 1:10

 

Биток рухнул. С вершин порядка $20000 за 1 XBT он, кряхтя, отскакивая, запинаясь и отрисовывая собой классическую фигуру, известную в техническом анализе как "голова и плечи", обвалился вдвое – до уровней чуть более $10000 за 1 XBT. Согласно тому же теханализу в районе этого числа проходит довольно заметная линия поддержки, и импульсу на юг не хватило сил для того, чтобы её пробить. Соответственно, произошел отскок, и сейчас биткойн стоит порядка $12800; довольно забавно это писать – с учётом того, что волатильность этой пары крайне высока и этот уровень запросто может измениться на 10-15% за ближайшие сутки. Станет ли текущий рост (и колебания в границах канала) "отскоком дохлой кошки" (dead cat bounce), за которым последует новый спад (кошка же сдохла, куда ей прыгать) – вопрос открытый, к которому мы вернемся чуть позже. Более интересен другой аспект: крах биткойна показал всем и каждому, что безлимитного роста, этакой "сингулярности" данной валютной пары всё же нет – несмотря на новизну, хайповость и мощный налёт "светлого будущего" на фоне эдакого киберпанковского хайтека. Соответственно, понимание и принятие этого простого фактора enmasseвлечет за собой довольно интересные последствия, которые здесь хотелось бы очертить.

Для начала надо отметить, что данный конкретный пузырь оказался весьма короткоживущим – хотя сразу скажем, что он не сдулся до конца, и процесс этот может занять весьма продолжительное время. Собственно говоря, о самих биткойнах я услышал впервые где-то на рубеже 2010-2011 годов, а первую статью по этой теме написал в 2013 году. Общий же шум по всей этой теме – наследство именно что 2017 года, по сути, можно говорить о том, что пузырь сформировался, достиг пика и ссохся менее чем за год. Это, на самом деле, очень мало – так, пузырь на рынке доткомов (на пике его показатель P/E – цена к прибыли – компании Yahoo достигал невероятных 1200; иначе говоря, если бы кто-либо купил в тот момент всю Yahoo, окупать вложения пришлось бы более тысячелетия!), который лопнул в начале 2000 года, развивался в течение нескольких лет, примерно с 1995 года.

Если же залезать в историю, вспомнив первую хорошо документированную историю пузыря – "тюльпановую лихорадку", то окажется, что тогда он формировался на протяжении более чем двух десятков лет. Так, уже в 1623 году тюльпановая луковица сорта Viceroy стоит порядка 1000 гульденов за штуку – за эти деньги, составлявшие весь доход среднего голландца за 5-7 лет, можно было купить стадо в несколько сотен свиней. Начался же бурный рост и развитие "экономики тюльпанов" где-то в начале десятых годов XVII века; крах же произошел в 1637 году. В результате его цена луковиц рухнула примерно тысячекратно, вернувшись к своему рыночно-обоснованному уровню. Для экономики Голландии при этом последствия были воистину катастрофическими – годы и десятилетия увлечения тюльпанами нарушили устоявшиеся параметры экономики, дезинтегрировали производственные цепочки, форсировали недофинансирование традиционных секторов экономики. Более того, можно говорить и о том, что именно крах "тюльпановой экономики", которая захватила Голландию, и оказался одним из факторов перемещения "финансового сердца" Европы из Амстердама в Лондон; впрочем, это отдельный рассказ.

Вернемся к современности. Надо сказать, что краху биткойна предшествовало некоторое количество иных событий, которые также могли повлиять на этот крах. Во-первых, надо здесь вспомнить октрытие фьючерсных торгов на биткойн на бирже CBOE Global Markets в Чикаго. Разумеется, сторонники всей этой идеи немедленно увидели в этом "признание" биткойна и криптовалют в целом. Да, можно сказать и так – но на мой взгляд, всё куда прозаичнее: биржа определила, что существует спрос на инструмент такого плана, создала и формализовала его, после чего представила клиентам. Затраты на это действо не очень велики – но приток клиентов и приносимая ими комиссия (в долларах США, заметим) вполне позволяют рассматривать такое расширение биржевой инфраструктуры как вполне выгодную инвестицию.

Вторым фактом стало сокращение (а никак не рост!) числа интернет-магазинов, принимающих биткойн в качестве оплаты, причем в их число вошел Steam – крупнейший игровой сервис. Начали поддержку биткойна они в апреле 2016 года, свернули полтора года спустя, в декабре. Причина была названа вполне ожидаемая – очень большая волатильность биткойна, что не позволяет с достаточной долей вменяемости планировать финансовые потоки. Кроме того, Steam сильно опечалил стократный рост стоимости транзакции, т.е. комиссии, выплачиваемой майнерам за подтверждение – с 20 центов она выросла почти до $20.

В-третьих, уже к зиме сошел на нет бум ICO ("первичное размещение монет" – выпуск фирмой своих токенов на той или иной платформе, инвесторы их покупают, тем самым финансируя фирму) как способ безрискового и безопасного получения средств под свой проект. Он длился ещё меньше – примерно с весны по осень 2017 года. Опять же, причина банальна – тупо перевелись те не очень умные инвесторы, которые были готовы вкладывать деньги во что угодно, лишь бы оно имело в названии слово blockchain; кстати говоря, реальный случай – такое переименование одной американской фирмы практически немедленно повысило её капитализацию на 15%. Сыграло свою роль и неоднократно встречавшееся банальное мошенничество – некий ультрасовременный стартап проводит ICO, обешает золотые горы, затем, собрав деньги, начинает в лучшем случае тянуть резину, в худшем – просто растворяется в складках местности. В итоге, если полгода назад заявленное в рамках ICO финансирование получали более половины проектов, то по состоянию на ноябрь 2017 года, число таковых снизилось до 23%. В целом же до прибыльного продукта доходит только 3% вышедших на ICO стартапов – соответственно, снижение прямого финансового интереса ко всей этой истории было лишь вопросом времени. Более того, это охлаждение финансирования коснулось и российского рынка труда, люди, которые полгода назад нанимались на пре-ICO, сейчас оказываются уволенными.

Опять же, вернемся к истории. Чем обусловлена стоимость того или иного товара, согласно классической политэкономии? Его полезностью для потребителя. Какая полезность у тюльпанов? В целом, невысокая. Цветы можно посадить в грунт, они будут цвести – и украшать территорию. Их можно подарить женщине, дабы порадовать её – и снискать её благосклонность. Да и всё, собственно: стадо свиней в полтысячи голов в обмен на луковицу было флуктуацией, "гримасой рынка". Соответственно, можно предположить, что впереди нас ждем схожий процесс: приведение стоимости актива – той или иной криптовалюты – в соответствие с его, актива, полезностью для человека.

Отсюда уже можно сделать вывод, что в ближайшие год-два следует ожидать довольно заметного разделения имеющихся криптосистем по "видам полезности", фактически, по сугубо рыночным нишам, которые они, с той или иной степенью эффективности, будут закрывать. Это проявляется и сейчас (нужна повышенная безопасность – используй Monero, делаешь хитрое распределенное приложение – к твоим услугам Etherium, здесь же можно вспомнить и соцсеть Sola вкупе с планируемым ICO мессенджера Telegram), но станет ещё более заметным. Забавно здесь то, что у биткойна такой имманентной полезности вообще нет, кроме одного факта: данная система была и остаётся первой. Это "нахождение у истоков" может, сугубо на психологическом уровне, породить иной, практически не существующий ныне "рыночный смысл" – банальную тезаврацию, а-ля золото. Впрочем, здесь остаются технические ограничения – малая пропускная способность сети (небольшое количество транзакций) и банальный размер самого блокчейна, который быстро растет – и который надо где-то хранить, либо у себя (что съедает уйму места и требует постоянного обновления), либо где-то в онлайне, что моментально вводит в систему параметр "доверие" и превращает архитектуру из распределенной в клиент-серверную.

По сути, можно говорить о том, что вот только сейчас, после этого краха, вся эта криптоиндустрия наконец-то начала взрослеть и интегрироваться в общую экономическую ткань мирового социума. Ну и пускай.

Опубликовано 21.01.18 на портале Бизнес-Онлайн, Казань.

Метки:
деньги, финансовая система

 
© 2011-2018 Neoconomica Все права защищены