Новая теория Материалы О нас Приглашение к сотрудничеству Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, СНГ, моделирование, проектная деятельность/проектировщики, аврально-опытная деятельность (АОД), рутина, виды управленческой деятельности, иерархия, бюрократия, энциклопедия, национальное государство, инвестиционный климат, реформа, Белоруссия, фирма, пузырь, ВТО, Административная реформа, налоги, коррупция, фондовые рынки, Южная Америка, Украина, Великобритания, Италия, средний класс, исламские финансы, золотой стандарт, залоги, социализм, капитализм, МВФ, Япония, рейтинги, облигации, бюджет, СССР, наука, ЦБ РФ, рубль, финансовая система, политика, нефть, финансовые рынки, финансовый пузырь, прогноз, евро, Германия, Греция, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, доллар, QE, бизнес в России, территориальная империя, реальный сектор, финансовый сектор, деньги, администрирование
 

Евроимперия

27.03.2017

Ваш визит знаковый, и от него очень многое зависит.
Не только в наших двусторонних отношениях,
но и в наших отношениях с вашей империей –
Европейским союзом.

– Александр Лукашенко, из беседы
с министром иностранных
и европейских дел Бельгии
Дидье Рейндерсом

 

"Бацьку всея ЕАЭС" можно поздравить. Именно он оказался первым из сколько-нибудь значимых персон, кто дал солидное именование "Империя" нынешнему Европейскому союзу. Российский официоз, возможно, озабоченный "Фестивалем весны", эту милую реплику аккуратно проигнорировал; иные же комментаторы ехидно заговорили о том, то Лукашенко-де приносит таким образом вассальную присягу этой самой империи. Его можно понять: местный электорат недоволен "налогом на тунеядство" и устраивает манифестации, а газовый кризис в отношениях с текущим (или, вероятно, бывшим) сюзереном – Российской Федерацией – так и не разрешился, и Лукашенко, известный своим умением вертеться, делает именно это. Вопрос, впрочем, в другом: насколько вообще правомочна такая оценка ситуации?

Для начала надо отметить, что ЕС "как есть" сейчас переживает далеко не лучший период своей жизни – собственно, это можно видеть по продолжающемуся росту евроскептических настроений. Вместе с тем, не стоит думать, что он вот-вот развалится под грузом внутренних проблем, накопленных долгов, мигрантского давления, бюрократии и так далее. При этом ситуация, хоть и кажется сложной на первый взгляд, имеет, на мой взгляд, достаточно простую глубинную подоплеку.

Нужно сказать, что нынешний год должен принести некоторое обновление политического ландшафта Европы. Во-первых, это выборы, которые будут проведены в трёх ключевых странах Европы – Германии, Франции и Италии, при этом в ещё одной важной стране ЕС – Нидерландах – они прошли на истекшей неделе. Во-вторых, несколько дней назад была формально инициирована процедура выхода Великобритании из ЕС, королева Елизавета милостиво дозволила премьер-министру страны Терезе Мэй активизировать этот процесс, решение о котором было принято на британском референдуме летом прошлого года. Есть и "в-третьих", но оно прямо следует из "во-первых", поэтому о нём чуть позже.

Итак, выборы. Я предполагаю, что прошедшие парламентские выборы в Нидерландах, задают, в некотором смысле, повестку дня для Европы в целом. Во-первых, это рекордная явка – 81%, этот показатель максимален за прошедшие 30 лет. При этом барьер прохода в парламент составляет в Нидерландах 0,67% – банально, это число голосов, поделенное на число мест в парламенте. Во-вторых, это, конечно же, результат. Наивысший результат (31 из 150 мест в парламенте, т.е. чуть более 20%) у правоцентристской "Народной партии за свободу и демократию", при этом второе-третье-четвертое места разделили набравшие по 19 голосов ультраправая Партия свободы Герта Вилдерса, "Христианско-демократический призыв" и "Демократы-66". Вместе они, как несложно посчитать, обрели чуть менее 60% всех парламентских мест, оставшаяся часть оказалась поделена между остальными 24 (демократия же!) партиями, участвовавшими в выборах.

Интерпретирутся этот результат двояко. Европейские левые и центристы, равно как  и их союзники в иных регионах, могут, конечно же, утирать честный трудовой пот – "мы остановили поступь ультраправых", а сами правые – радоваться достигнутым невиданным ранее успехам. Это самый простой взгляд на ситуацию, но важно то, что европейский обыватель живет, вообще говоря, вполне нормально, и даже доволен этой жизнью. Тут, конечно, можно вспомнить греющие душу умственных пассионариев истории о лютом засилье мигрантов в Европе, но в конце концов, не в Европах по столице шастала баба из трудолюбивых мигрантов, размахивая отрезанной головой русского ребенка, и не в Европах было "хованское побоище"; иными словами, ситуация в этом отношении "здесь" и "там", как минимум, вполне сравнима. Из этого следует, что европейский избиратель en masse вполне естественно голосует за более-менее центристское продолжение текущего курса. Ситуация также определяется тем, что даже в случае заметного успеха тех или иных "несистемных", в европейском парламентаризме ключевое значение имеет умение договариваться и вступать в коалиции, что совершенно логично закрепляет лидирующее положение за сборной солянкой из центристов различных мастей. Соответственно, изменить эту картинку базового человеческого поведения может разве что существенная модификация окружающей реальности, в первую очередь реальности экономической.

При этом с экономикой ситуация сейчас, в общем и целом, стабильна, хотя о сколько-нибудь заметном росте речи нет и быть не может (исключая локальные случаи, к примеру, довольно бодро растущую Ирландию – впрочем, она так же бодро упала в 2008-2010 годах). Конечно же, никуда не делись накопленные проблемы, о которых я неоднократно писал – от огромных долгов Франции и Италии (спасибо сверхнизким ставкам ЕЦБ, что позволяет очень серьезно экономить на обслуживании этих долгов) до угнетающих деловую жизнь относительно высоких налогов "европейского социализма" и жестокой забюрократизированности ЕС в целом, и это не говоря о тех же греках. Эти риски на фундаментальном уровне весьма велики, но "в моменте" влияния они не оказывают. Это верно для Нидерландов – и это, по моему мнению, будет верно и для Германии, где осенью также будут проходить парламентские выборы. Да, вполне вероятно, что "выстрелит" правая "Альтернатива для Германии" или же "Левая партия" Сары Вагенкнехт – но в целом я ожидаю победы традиционных системных партий и формирования ими правящей коалиции.

Иная ситуация в Италии. Лоскутная страна, где "севернее Милана – Германия, а южнее Неаполя – Африка", а ситуация в экономике хуже, чем в Германии или Нидерландах, вполне может преподнести сюрпризов – с итальянцев на летних выборах в парламент станется поддержать популистов из "Движения 5 звезд" комика Беппе Грилло. Говорить о последствиях такого вероятного выбора, впрочем, пока рано. Дело в том, что у Италии последнего времени весьма богатый опыт демократической деятельности вроде выборов и смены правительств, так что что случится в таком случае – вопрос открытый.

Схожая ситуация и с Францией – но там неясность будущего обуславливается непонятными пока раскладами на президентских выборах, первый тур которых будет 23 апреля, а второй – 7 мая. Скорее всего, Марин Ле Пен, которая почему-то более мила российскому официозу (похоже, повторяется история с Трампом) проиграет выборы Эммануэлю Макрону, после чего можно будет давать более внятные прогнозы относительно выборов в Национальную ассамблею Франции, которые пройдут уже в июне.

При этом ситуация с выходом Великобритании из ЕС развивается своим чередом. Можно предположить, что сейчас начнётся долгий и нудный "бракоразводный процесс" длительностью в несколько лет, в ходе которого будут прорабатываться все юридические детали этого "развода", от взаимозачетов платежей до вопросов таможни и экономического сотрудничества. Это будет сопровождаться теми или иными громкими заявлениями с обеих сторон – но в целом общей картины и общего курса они менять не будут.

Вообще говоря, что является итогом выборов, в широком смысле этого слова? Итогом является устаканивание той или иной ситуации, за которым следует поступательное движение в выбранном направлении. И направлением таким, на мой взгляд, вполне может быть трансформация нынешнего ЕС в структуру иного формата, скажем так, куда более жесткого. Я напомню, что всего лишь месяц назад Европарламент проголосовал за принятие резолюции, которая предусматривает усиление централизации ЕС, учреждение поста министра финансов союза и создание общей европейской армии. Данный документ предполагает существенные изменения в основополагающем договоре о самом существовании ЕС, по сути, речь идёт о том, чтобы право стран-участниц союза на отказ от выполнения коллективных решений было либо жестко ограничено, либо вообще отменено.

Более того, запрос на это есть и внутри самого ЕС. Ещё в 2011 году Латвия заявляла о желательности преобразования ЕС в политическую федерацию, которую возглавит Германия, о схожей позиции заявила и Польша (sic!). Если об этом поразмышлять – то вполне может оказаться, то помянутый в самом начале этой заметки Александр Лукашенко на редкость дальновиден. В конце концов, Германия в 1871 году была провозглашена Империей в оккупированном Версале.

Прецедент, иначе говоря, был.

Опубликовано 19.03.17 на портале Бизнес-Онлайн, Казань.

Метки:
Европа

 
© 2011-2017 Neoconomica Все права защищены