Новая теория Материалы О нас Приглашение к сотрудничеству Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, проектная деятельность/проектировщики, аврально-опытная деятельность (АОД), рутина, виды управленческой деятельности, иерархия, бюрократия, национальное государство, инвестиционный климат, фирма, пузырь, Административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, Великобритания, исламские финансы, золотой стандарт, социализм, капитализм, МВФ, Япония, рейтинги, облигации, бюджет, СССР, наука, ЦБ РФ, рубль, финансовая система, политика, нефть, финансовые рынки, финансовый пузырь, прогноз, евро, Греция, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, доллар, QE, бизнес в России, реальный сектор, финансовый сектор, деньги, администрирование
 

Европейский прорыв

02.07.2012

Сколь верёвочка не вейся, а конец будет.

— Русская пословица

Да, именно так. Именно такого мощного эпитета – «прорывной» – удостоился в мировой прессе саммит ЕС, прошедший 28-29 июня. Воображение рисует что-то воистину эпическое: пятилетку за три года, к примеру. Ну, или город-сад за четыре. Но при вникании в суть достигнутых договорённостей флёр эпичности и прорывности улетучивается подобно утреннему туману.

С другой стороны, информационный фон, предшествовавший саммиту, был весьма тревожным. Выросли доходности размещений облигаций Испании; для сравнения, Дания разместилась под отрицательную доходность – уровень раскола в Европе виден невооружённым глазом. В Германии бундесканцлерин Меркель, видимо, испытывая нешуточное давление, вообще поступила в духе, совершенно несвойственном нынешним временам бледных политиков: она очень эмоционально заявила, что не допустит ситуации, при которой её страна должна будет отвечать по долгам других государств еврозоны, таких, как Италия и Испания. Дословно ею было произнесено: «Пока я жива, единой ответственности по долгам не бывать»; речь в данном случае идёт и о, среди прочего, выпуске общих евробондов, эта идея активно циркулировала в умах прошлым летом и встречала такое же неприятие у Меркель, породив ехидные комментарии прессы типа «Меркель не дала Саркози» и меланхоличное замечание рейтинговых агентств, что эти облигации будут отрейтингованы сообразно наихудшему рейтингу из всех эмитентов.

Впрочем, речь сейчас о саммите. К обсуждению на нём предлагались вопросы о создании европейского банковского союза, большей фискальной интеграции, а также о возможности организации фонда по сокращению долгов. В изначальном меморандуме предполагались четыре вещи: усиление банковского союза, общая интеграция европейских экономик, большая интеграция в бюджетной политике и, наконец, усиление демократических основ в ряде государств. Последний пункт особенно умиляет.

Что же получилось в итоге? Я не могу отказать себе в удовольствии процитировать два предложения из итогового меморандума саммита. The Commission will present Proposals on the basis of Article 127(6) for a single supervisory mechanism shortly. We ask the Council to consider these Proposals as a matter of urgency by the end of 2012.«Комиссия представит предложения на основе статьи 127(6) о создании единого механизма надзора (над банковским сектором, под управлением ЕЦБ). Мы просим Совет (Европейский Совет – высший политический орган Евросоюза, состоит из глав государств и правительств стран-членов ЕС) рассмотреть эти предложения в срочном порядке до конца 2012 года».

В срочном порядке до конца 2012 года. Кажется, оксюморон. Но для неспешной европейской политики, чья неповоротливость напоминает СССР в худшие годы, это действительно прогресс. Если, конечно, дело пойдёт, и не возникнет никаких стопоров. А они могут возникнуть, за полгода-то. Здесь нелишне напомнить, какая эйфория была после LTRO в декабре 2011 и в феврале 2012 гг., а также мартовский триллер со «спасением» Греции. Прошли считанные месяцы, власти принимают очередные «судьбоносные» решения – но надолго ли хватит эффекта?

Помимо этого, была достигнута договорённость об инвестировании в экономику ЕС средств в размере €120 млрд., предназначенных для вложения в инфраструктуру и в создание рабочих мест в проблемных странах еврозоны. Здесь произошло самое занимательное событие на саммите. Эта программа была уже согласована, но Испания и Италия отказались её поддерживать, пока Германия не даст одобрения быстрым мерам по купированию ситуации на долговом рынке. К испанцам и итальянцам присоединились французы – и железная Ангела уступила.

И вот на этом моменте хотелось бы заострить внимание особо. Почему она так сделала?

Здесь стоит провести небольшой экскурс в ситуацию в Германии. Имеют место несколько факторов. Во-первых, Меркель – убеждённая евроатлантистка, видящая интересы Германии не сами по себе, а в контексте такого вот окружения, но при этом вынужденная учитывать прямые национальные интересы своей партии и своих избирателей. Во-вторых, на неё наступает оппозиция: лидер социал-демократов Габриэль требовал от Меркель инициировать меры уменьшения процентов по заимствованиям Италии и Испании – иначе, мол, «валютный союз взлетит на воздух», – и угрожал совместно с зелёными провалить голосование в бундестаге 29 июня по одобрению фонда ESM. И это совершенно однозначно пересекается с в-третьих: экономика Германии экспортоориентирована, и порядка двух третей экспорта приходится на Евросоюз.

Иначе говоря, Меркель, по всей видимости, приняла решение, что вот такая вот подачка (часть средств представляет спешно докапитализируемый Европейский Инвестиционный Банк, ещё часть – от неиспользуемых бюджетных программ ЕС, наконец, €5 млрд. должен дать дебютный выпуск проектных облигаций), вкупе с двумя дополнительными мерами, продавленными Испанией, Италией и Францией, даст возможность дальше существовать немецкой экспортной модели, ведь понятно, что разрушение валютного союза и введение своих валют вызовут, помимо очевидного хаоса с оплатой и поставками, ещё и снижение спроса.

Итак, что же это были за дополнительные меры? Во-первых, европейский антикризисный фонд EFSF (а далее ESM) получит право оказывать проблемным банкам помощь напрямую, минуя местные правительства. Такая возможность появится со следующего года, когда будет создан тот самый подчинённый ЕЦБ банковский регулятор (ещё одна бюрократическая структура), который и будет решать вопрос о возможной рекапитализации. Весьма важным здесь является то, что полученные от ESM кредиты не будут иметь особого статуса и будут возвращаться на общих основаниях.

А во-вторых, была достигнута договорённость о том, что ESM будет действовать на европейском долговом рынке, по необходимости скупая бонды и поддерживая низкую доходность. Как заявил итальянский премьер Марио Монти, страна сможет запросить помощь у фонда в обмен на «меморандум о понимании», в котором она должна будет зафиксировать свои бюджетные цели и график их достижения, при этом это не будут жёсткие требования! Т.е. в отличие от соглашений с Грецией, Ирландией и Португалией над странами не будет стоять с палкой суровая troyka (ЕЦБ, МВФ и Еврокомиссия).

Что ж, поздравим Европу. По этим решениям, проблемные страны получили практически неограниченный доступ к средствам EFSF/ESM, общий объём которых будет составлять порядка €700 млрд., из которых €200 млрд. – остатки EFSF, а €500 млрд. – ESM (хотя здесь следует учесть, что начальный капитал ESM – всего €80 млрд., и в течении пяти лет должен вырасти до €700 млрд., из которых как раз €500 млрд. может быть выдано в качестве кредитов, и средства эти планируется привлекать на рынке). Но остаётся вопрос – а хватит ли этих денег? И ответа пока нет.

Помимо этого совершенно очевидно закладывание мины во внутренние отношения в ЕС. Получается, одним странам помощь была предложена при выполнении драконовских условий, другие же отделаются «меморандумами». Не предусмотрена никакая ответственность за невыполнение прописанного в меморандумах, а ведь прецеденты уже были, когда у греков и испанцев внезапно долг и дефицит оказывались больше, а ВВП меньше предполагаемого – и эта беззаботность ещё скажет своё слово.

Но самое же печальное в ситуации в Европе – это катастрофическое пренебрежение реальным сектором экономики. €120 млрд. на рабочие места (ещё вопрос, будет ли спрос на продукцию с этих рабочих мест) и инфраструктуру в сравнении с €700 млрд., которые будут доступны для банков и скупки облигаций. И это после триллионной эмиссии, которую банки проглотили и от которой не осталось и следа.

А самое забавное, что все эти договорённости могут ещё не вступить в силу по политическим причинам. Вышеупомянутое голосование в бундестаге по одобрению ESM подразумевало, что деньги из фонда пойдут не банкам, а правительствам, и что расход будет контролироваться в стиле «тройки». Перед голосованием Сигмар Габриэль заявил, что достигнутое в Брюсселе соглашение о рекапитализации банков «противоречит тому, что мы пытаемся одобрить». Депутаты решили не откладывать голосование, что было бы самым разумным, чтобы не пугать рынки, открывающиеся в понедельник 2 июля. Таким образом, это голосование в значительной степени не имеет смысла; бундестаг будет голосовать ещё раз, когда станут ясны конкретные детали достигнутых соглашений. Кроме того, несмотря на имеющееся формальное одобрение закона о ESM, президент Германии Йоахим Гаук не подписал этот закон, поскольку немецкий Конституционный Суд до сих пор рассматривает различные юридические возражения против одобрения ESM; некоторое количество запросов было подано в КС как раз 29 июня. Рассмотрение это займёт ещё несколько недель.

Вообще говоря, этот саммит – провал Меркель, и сейчас в Германии начнёт нарастать понимание этого факта. Она согласилась ради ESM на инвестпакет в €120 млрд. – но получила в нагрузку договорённость, которая ставит весь ESM вверх ногами. И, выходит, в конечном итоге за всю помощь страдающим южанам заплатит именно Германия – и через прямое выделение средств, и через эмиссии, через высоковероятное снижение ставок ЕЦБ 5 июля, и через привлечение средств на рынках. Ослабление евро для экономики Германии, ориентированной на экспорт в Евросоюз, ничего не даст, но снизит стоимость немецких активов и уровень жизни населения. Но альтернатива – дезинтеграция еврозоны, и опять же проблемы с экспортом.

Вот, собственно, и весь прорыв. 29 июня мы увидели радость и эйфорию на рынках. Но это та радость, за которой следует тяжёлое похмелье.

Метки:
Европа, Государство, Банки, долги, ЕЦБ, Греция, евро, финансовые рынки

 
© 2011-2018 Neoconomica Все права защищены