Новая теория Материалы О нас Приглашение к сотрудничеству Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, проектная деятельность/проектировщики, аврально-опытная деятельность (АОД), рутина, виды управленческой деятельности, иерархия, бюрократия, национальное государство, инвестиционный климат, фирма, пузырь, Административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, Великобритания, исламские финансы, золотой стандарт, социализм, капитализм, МВФ, Япония, рейтинги, облигации, бюджет, СССР, наука, ЦБ РФ, рубль, финансовая система, политика, нефть, финансовые рынки, финансовый пузырь, прогноз, евро, Греция, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, доллар, QE, бизнес в России, реальный сектор, финансовый сектор, деньги, администрирование
 

Нефтяной договор 2.0

05.12.2016

К середине лета 1901 года цена нефти упала
до трех центов за баррель (для сравнения,
кружка воды стоила пять центов), и это стало
своего рода лебединой песней изначально столь
богатого месторождения в районе холма Биг-Хилл.

– Дэниел Ергин, "Добыча"

 

На минувшей неделе полупохороненная Организация производителей и экспортеров нефти (ОПЕК) сумела несколько удивить весь мир, всё же достигнув соглашения о сокращении объёмов добычи. Надо сказать, что это решение (конечно же, "в предварительном формате") высказывалось ответственными за проведение переговоров персонами из разных стран, но ровно такая же картина наблюдалась и, скажем, чуть более полугода назад, в апреле – и тогдашние переговоры завершились ничем. Более того, на этот раз к соглашению де-факто присоединилась и РФ, заявившая о сокращении собственной добычи в случае, если ОПЕК договорится – а произошло именно это. Соответственно, возникает закономерный вопрос – а что из этого может следовать? Насколько вырастут цены, долго ли это продлится – и есть ли в этом вообще какой-либо смысл? Судя по состоянию на настоящий момент, смысл, конечно же, есть – стоимость сорта Brent достигла нынче уровней в $54,5 за баррель, невиданных аж с октября прошлого года. Но что будет дальше?

Для начала надо коснуться самого соглашения, сразу отметив, что подписания его, как такового, пока не произошло, это дело ближайшей пары недель, пока же были обнародованы основные детали его. Детализация эта говорит нам, что текущие рекордные уровни добычи – около 33,7 миллионов баррелей в день (мбд) – будут снижены до 32,5 мбд., кроме того, на 0,6 мбд снизят добычу и "сочувствующие" страны, не входящие в ОПЕК, в том числе и РФ. Вступает оно в действие с 1 января 2017 года сроком на полгода, при этом через полгода (т.е. за месяц до истечения срока соглашения) будет проведена очередная встреча ОПЕК, на которой будет принято решение относительно дальнейшей политики в области объёмов добычи нефти. Выглядит это весьма солидно – выпадающие 1,8 мбд превышают нынешний размер нефтяного перепредложения на рынке, соответственно, это решение в случае его реализации должно привести к началу чистых трат огромных запасов нефти, накопленных в хранилищах и танкерах в 2015-2016 годах. Надо также отметить, что это сокращение добычи было, по сути, закономерным, при этом причины сего действа достаточно многочисленны, и не все из них имеют, скажем так, исключительно рыночный генезис.

Во-первых, соглашение имеет ярко выраженный политический (точнее, даже экзистенциальный) подтекст для самой ОПЕК. Эта структура наконец-то сумела произвести что-то внятное – впервые аж за восемь(!) лет, т.е. с самого начала нынешней мировой депрессии. В течение всего этого времени она являлась, по сути, сугубо консультативным органом, который, однако, практически не осуществлял реальных действий – и, соответственно, постепенно терял влияние. Если бы соглашения не было бы и на этот раз – то ОПЕК, скорее всего, просто перестали бы принимать во внимание как структуру, способную действовать единым фронтом, причём не только весь мир, но и сами страны, составляющие организацию. Здесь же, вероятно, отыграл и своего рода реваншизм – мир ещё помнит, как 30-40 лет назад ОПЕК потрясал мировой нефтяной рынок, имея возможность диктовать ему свою волю, понятно, в определённых пределах – и вернуть хотя бы тень тогдашнего могущества было бы весьма приятно.

Вместе с этим, данное соглашение, как это ни парадоксально, стоит считать проявлением слабости со стороны ОПЕК. Снижение предложения нефти и сопутствующий этому рост цен являет собой совершенно однозначный отказ от теоретически возможного варианта ценовой войны на рынке нефти, войны между ОПЕК и США. По сути, ОПЕК (структура в целом) физически не в состоянии заливать рынок нефтью, снижая цены на неё и выдавливая с рынка американцев. То, что львиную часть года американская нефтедобыча, упав с 9,5-9,6 мбд., стабильно держалась на уровне около 8,5 мбд., несмотря на низкие цены (напомню, что средняя цена Brent за январь-ноябрь составила около $43-44 за баррель – на 20% ниже уровней того же периода прошлого года), прямо показывает её устойчивость в финансовом смысле. О причинах этого можно говорить долго, поминая дешевое кредитование, хеджирование рисков (страхование от снижения стоимости барреля) и даже сокращение себестоимости добычи (надо отметить, что этот процесс за последний год сильно затормозился – и, насколько мне известно, уровни себестоимости в $32-35 за баррель на лучших скважинах так и не были пробиты вниз), но факт остаётся фактом – ОПЕК не вытянул. Да, на стороне организации существенно более низкая себестоимость добычи, но камнем на шее висят раздутые бюджеты этих по сути монокультурных стран. Для них низкие цены на нефть прямо отражаются дефицитами их бюджетов, и их приходится покрывать всеми возможными способами, от проедания накопленных в сытые годы закромов (как в РФ и КСА) до чудовищной девальвации нацвалюты со всеми её прелестями, чем отметилась Венесуэла. Так, Ираку для сбалансирования бюджета необходимо повышение мировых цен на нефть до $58 за баррель, Алжиру – до $90, РФ нужно $69, КСА – $79, а Эквадору и Венесуэле – $104 и $117 соответственно.

Кроме того, не исключен и фактор элементарного шока. Мне до сих пор попадаются разнообразные умственные пассионарии с излияниями вида "сланцевая революция – это миф" – хотя, надо признать, в последнее время их количество существенно уменьшилось, всё же сложно противостоять реальной фактуре (к примеру, тому, что США недавно стали чистым экспортёром газа), даже если опираться на очень научную, но совершенно в данном случае лишённую смысла концепцию EROEI (себестомости добычи энергии в единицах этой самой энергии). Я предполагаю, что у всех этих арабов, составляющих "ядро" ОПЕК, вряд ли были прогнозисты лучше качеством, хотя бы потому, что они получали нефтяные рентные сверхдоходы в течение десятилетий, заливая любые проблемы деньгами – а это провоцирует известную леность умов. Соответственно, вполне возможное внезапное осознание ситуации, что американский сланец никуда не девается, попросту выбило у них почву из-под ног, а вместе с ней и возможное желание как-то конфликтовать.

В-третьих, соглашение следует рассматривать как своего рода геополитический подарок новоизбранному президенту США Дональду Трампу. Надо понимать, что сокращение уровней добычи, помимо повышения цен, прямо влечет за собой потерю доли рынка, которую, скорее всего, займут именно что американцы; напомню, что в США уже почти полгода продолжается рост числа буровых вышек, добыча отскочила от низов до уровней порядка 8,7 мбд, а число готовых пробуренных скважин, где ещё не проводился гидроразрыв пласта (ГРП; его стоимость составляет порядка 15-25% от стоимости бурения)  составило около 5 тыс. штук. Трамп, опять же, уже обещал помощь нефтяникам и снятие ограничений на шельфовое бурение, т.е. он нацелен на повышение роли и силы американской нефтедобычи, соответственно, в соглашении явно просматривается подтекст "подношения уважаемому человеку", вероятно, призваного сделать Трампа более договороспособным.

С другой стороны, сохраняются все проблемы, которые имелись у ОПЕК и ранее. Это соглашение представляет собой возвращение к механизму квотирования, который был в основе всей деятельности ОПЕК до декабря прошлого года. Напомню, что тогда эта организация отказалась от квот: ОПЕК приняла решение о дозволении страна-членам организации выкачивать нефти столько, сколько можно, квоты же автоматически подстраивались под этот объём, лишая таким образом смысла весь остававшийся условно-рабочим механизм квотирования. При этом страны-члены ОПЕК достаточно вольно относились к установленным квотам и в лучшие времена, и нет признаков, свидетельствующих о том, что ситуация может измениться сейчас. Да, предполагается, что за соблюдением условий сокращения будет следить комитет из представителей Алжира, Венесуэлы и Кувейта от ОПЕК и, вероятно, РФ и еще одной страны вне картеля. Но – в соглашении не прописаны штрафные санкции за его нарушения, и, понятно, нет и механизма применения таковых.

Наконец, нельзя не коснуться вопроса возможного роста цен. Подскок до $54 – это, конечно, замечатально, но в будущем маячат два фактора, которые, вполне возможно, придавят цены вниз. Во-первых, это запланированное на 14 декабря повышение ставки ФРС, вероятность чего оценивается сейчас в 92% (несколько дней назад она повышалась до 98%, но потом отскочила вниз). Итоги этого понятны – удорожание доллара, падение прочих валют к нему, снижение долларовых цен на всё и вся. Второй же фактор несколько более сложен. Дело в том, что в настоящее время идет значительный отток денег из американских казначейских бумаг – они продаются, цены на них снижаются, а доходности, соответственно, растут. Причина этого, однако, не в том, что весь мир осознал, что-де США кормят его резаной бумагой (кажется, примерно так утверждают умственные пассионарии) и хочет от неё избавиться, но в том, что развивающиеся страны сейчас имеют острую потребность в долларах, в первую очередь для обслуживания долгов. Соответственно, у них идет процесс выхода из казначеек в кэш с дальнейшим обслуживанием долгов – так, тот же Китай потерял в октябре $45 млрд. из своих ЗВР, и это несмотря на продолжающуюся девальвацию юаня. Видно, что эти два процесса, будучи наложенными друг на друга, взаимоусиливаются.  В-третьих, рискованная ситуация также возможна в Европе, где уже созрели мощные проблемы в итальянском банковском секторе – но здесь ситуация подвешена до подведения итогов итальянского референдума 4 декабря.

Впрочем, посмотрим. Сказано же было нам два года назад, что "мировая экономика не выдержит $80 за баррель" – когда стоил оный баррель порядка $90.

Вдруг так оно и есть.

Опубликовано 04.12.16 на портале Бизнес-Онлайн, Казань.

Метки:
нефть

 
© 2011-2018 Neoconomica Все права защищены