Новая теория Материалы О нас Приглашение к сотрудничеству Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, проектная деятельность/проектировщики, аврально-опытная деятельность (АОД), рутина, виды управленческой деятельности, иерархия, бюрократия, национальное государство, инвестиционный климат, фирма, пузырь, Административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, Великобритания, исламские финансы, золотой стандарт, социализм, капитализм, МВФ, Япония, рейтинги, облигации, бюджет, СССР, наука, ЦБ РФ, рубль, финансовая система, политика, нефть, финансовые рынки, финансовый пузырь, прогноз, евро, Греция, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, доллар, QE, бизнес в России, реальный сектор, финансовый сектор, деньги, администрирование
 

Прицел на повышение

23.05.2016

Тот, которому я предназначен
Улыбнулся и поднял ружьё

– В.Высоцкий, "Охота на волков"

 

Прошедший четверг 19 мая, помимо дня советской пионерии, оказался "красным днём календаря" ещё по одной причине. В этот день вниз, в красную зону, поехала изрядная часть мировых рынков товаров и валют. Просела на 4% нефть, кроме того, вниз ушёл рубль, ушёл на юг российский фондовый рынок, китайские власти снизили курс юаня, который достиг минимумов начала года. Причина же этого всего была довольно-таки обыденной – ФРС США опубликовала протоколы (так называемые "минутки") предыдущего заседания своего правления (FOMC – Federal Open Market Commetee, Комитет по открытым рынкам), которое имело место в конце апреля этого года.

Операция эта совершенно стандартна для ФРС. Раз в полтора месяца проходит заседание FOMC, по итогам его выходит меморандум с текущим взглядом на ситуацию, а три недели спустя выходит конкретное описание самого процесса обсуждения – какие вопросы поднимались, какая аргументация и фактура приводилась участниками встречи, какие опасения высказывались, и так далее.

Обычно публикация этих протоколов происходит достаточно спокойно, и уж точно она привлекает меньше интереса, чем изучение нового меморандума по итогам очередного заседания. Но не в этот раз. Три недели назад, комментируя итоги апрельской встречи, я высказал предположение, что ФРС США аккуратно прокладывает себе вербально-логическую дорожку к дальнейшему повышению ставки, и что это повышение можно ожидать уже на следующем заседании – в середине июня. На тот момент это была лишь гипотеза, но сейчас в сторону её истинности играют ещё и дополнительные факторы.

Во-первых, сейчас в принципе хорошее  время для повышения ставок. Я уже неоднократно писал, что сам вопрос таковых находится для США в плоскости "да, надо бы, повышение ставок есть признак нормализации ситуации – но что-то больно рискованно это делать, а вдруг всё опять поползёт". Соответственно, позитивные сигналы от экономики позволяют нивелировать эти опасения. И – именно такие сигналы мы видим сейчас. Американская статистика в последнее время начала улучшаться: рост ВВП достаточно скромный (всего 0,5% в I квартале), зато розничные продажи в апреле показали годовой максимум, а безработица вполне соответствует определению полной занятости. Другого такого случая может и не представиться в обозримом будущем.

Во-вторых, неделя ознаменовалась выступлениями "ястребиной" (стоящей за повышение ставок) части спикеров ФРС. Опять же, само по себе это ничего особого не значит – но подобного рода вбросы используются как тестирование рынка. Реакция его была сдержанной, не было массовых криков "какое повышение, вы что творите, мы все разоримся" – и это тоже фактор.

В-третьих, сами "минутки". В этом тексте недальний уже июнь упоминался шесть раз именно что в контексте возможного ужесточения монетарной политики.

Эти три фактора, сложившись, поддерживают предположение; кстати говоря, по данным Bloomberg, не далее как в понедельник шансы июньского повышения оценивались экспертами всего в 4%, на следующий день они говорили уже о 12%, а после выхода протоколов – в 32%. Понятно, будут ещё сигналы, к примеру, глава ФРС Джанет Йеллен выступит в Гарварде 27 мая, а 6 июня – в Филадельфии, помимо неё, будут выступления и финансовых чиновников ниже рангом. Это, впрочем, уже детали, ситуация развивается своим чередом

Важно здесь другое: один только намёк, предположение, вызвал существенное движение на мировых рынках – к примеру, нефть потеряла за четверг порядка 4% своей стоимости. Из самой же этой ситуации следуют далеко идущие выводы, которые все находятся в русле вопроса мировых потоков капитала.

Я уже неоднократно писал о том, что с середины 2013 года в мире наблюдается переток капиталов из развивающихся стран в развитые, в первую очередь в США. Идеальным примером здесь служит Бразилия. Есть замечательная история про то, как тамошний министр финансов Гвидо Мантега весь 2012 год, не щадя сил своих, боролся с притоком горячего капитала, который из мест с долларовой эмиссией и низкими ставками искал себе применения в развивающихся странах, где выше ставки, прямо обращающиеся в доходность. Развивающимся странам это не нравилось – приток капитала укрепляет локальную валюту, что подрывает позиции экспортёров – ведь экспорт становится дороже, более того, дело тогда доходило до прямых обвинений, мол-де развитые страны ведут против развивающихся валютную войну. Мантега, соответственно, пытался этому противостоять: ЦБ Бразилии были снижены ставки, дабы снизить доходность на этом рынке, кроме того, был введён специальный налог на приток капитала, который составлял сначала 2%, затем 4% и потом 6%. Нельзя сказать, что задача эта была тривиальной – ставя заслон на пути "горячих денег", можно и "с водой выплеснуть и ребёнка", резко усложнив вполне "добропорядочные" иностранные инвестиции. Тем не менее, Мантега с этой задачей справился, вернее, считал, что справился. В феврале 2013 года он приезжал в Москву, где проходила встреча министров финансов БРИКС, и давал интервью, рассказывая об этой своей политике; помнится, он помянул, что, даже несмотря на барьеры, страна в 2012 году приняла иностранных инвестиций на $64 млрд., и что в целом сиутация выглядит как "полностью под контролем".

Увы, это оказалось иллюзией. Уже несколько месяцев спустя, в июне 2013 года, барьеры пришлось снимать: налог был обнулён, а ставка пошла в рост. Причина была проста – именно в июне тогдашний глава ФРС Бен Бернанке объявил о скором начале постепенного сворачивания эмиссионной программы QE-3. Стало понятно, что живительная долларовая река скоро начнёт иссякать, что на ликвидность, соответственно, будет спрос, и не будет щедрого крана ФРС, который будет его удовлетворять – и потоки стали разворачиваться в обратном направлении.

Этот процесс стал самоподдерживающимся. Обуславливалось это не только сворачиванием американской эмиссии – но и тем, что отток капитала из развивающихся стран провоцирует в них накопление рисков, связанное, в первую очередь, с необходимостью обслуживания внешних (т.е. долларовых) долгов, государственных и частных, а усложнение доступа к долларовому капиталу усложняет и ситуацию с долгами. Развивающиеся страны ответили чередой повышения ставок, что опять же, воспринималось не как возможность заработать, но как риски. Капитал утекал отовсюду, развивающиеся страны теряли его на оттоке, теряли в курсе, теряли, как Китай, в своих ЗВР.

Дело, однако, в том, что вся эта система балансируется вполне себе рыночным образом. Индекс доллара США (уровень этой валюты по отношению к корзине других – по этому показателю можно отслеживать вектор перетока капитала), который колебался в коридоре 80-85 единиц всю вторую половину 2013 года, в начале 2014 года вышел на монотонный рост в сторону коридора 95-100 единиц, каковой и был достигнут к середине 2015 года. Затем пошли полгода колебаний, декабрьское повышение ставки ФРС, после чего, начиная примерно с февраля этого года, индекс двинулся вниз, до уровня примерно в 92 единицы; собственно говоря, эта девальвация доллара к пулу валют отлично видна по рублёвому курсу (рубль укрепился бы ниже 60, если бы не эмиссия ЦБ РФ, которая используется для пополнения резервов) и стоимости барреля. Иными словами, ситуация с рисками стала восприниматься как нормальная, а высокие ставки в развивающихся странах провоцируют желание заработать в рамках банального кэрри-трейда (фондируясь в относительно дешёвом долларе (либо даже евро или же иене) и размещаясь в тех же рублях).

Проблема в том, что повышение ставок в США спровоцирует рост доходности уже в США – и возвращение пошедших было "погулять" капиталов обратно в США, по сути, речь пойдёт о повторении событий 2014-2015 годов, с девальвациями и снижением стоимости товаров, на которых специализируются развивающиеся страны. в частности, сырья. Впрочем, мне сейчас сложно судить о величине и длительности этого наклёвывающегося процесса.

В целом же приходится заключить, что никуда не делась фундаментальная основа нынешней мировой экономической системы – американская экономика и ключевой орган, управляющий ею – ФРС США. Действия ФРС в полной мере напоминают тот самый "эффект бабочки" – трепыхание крылышек насекомого способно породить шторм в другом уголке света. Это, наверное, не нравится никому из развивающихся стран – но ситуация такая, какая она есть. Отказаться же от мировой торговли ещё хуже – лишиться доступа к капиталу, иностранных инвестиций, рынков сбыта и источников импорта всех видов и сортов (инвестиционного, промежуточного и потребительского) не может позволить себе ни одна сколько-нибудь вменяемая страна.

Опубликовано 22.05.16 на портале Бизнес-Онлайн, Казань.

Метки:
Мировая экономика, ФРС

 
© 2011-2018 Neoconomica Все права защищены