Новая теория Материалы О нас Приглашение к сотрудничеству Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, проектная деятельность/проектировщики, аврально-опытная деятельность (АОД), рутина, виды управленческой деятельности, иерархия, бюрократия, национальное государство, инвестиционный климат, фирма, пузырь, Административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, Великобритания, исламские финансы, золотой стандарт, социализм, капитализм, МВФ, Япония, рейтинги, облигации, бюджет, СССР, наука, ЦБ РФ, рубль, финансовая система, политика, нефть, финансовые рынки, финансовый пузырь, прогноз, евро, Греция, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, доллар, QE, бизнес в России, реальный сектор, финансовый сектор, деньги, администрирование
 

Русское поле экспериментов

16.05.2016

А сегодня я воздушных шариков купил
Полечу на них над расчудесной страной
Буду пух глотать, буду в землю нырять
И на все вопросы отвечать: "всегда живой!"

– Егор Летов, "Про дурачка"

 

Без малого два года назад, в июне 2014 года я написал небольшую заметку, озаглавленную "Арифметика автаркии", где, по сути, на коленке прикинул, во сколько российскому социуму может влететь формирование экономики подобного типа. Расчёт был намеренно сделан весьма приблизительным, кроме того, я довольно-таки гуманно учёл снижение эффективности трат на фоне резкого роста их объёмов, пренебрёг различным смежным импортом, а ключевое условие, реальное на тот момент – курс доллара в 35 рублей за $1 – ныне выглядит как дурацкая шутка. Но даже так получилось, что попытка провести "индустриализацию по-китайски" влетит социуму в снижение реальных доходов почти на 40%. При этом я целенаправленно обошёл стороной простой вопрос – а зачем это вообще делать, был интересен лишь порядок трат.

История затем пошла своим чередом, начались санкции, вниз поехала нефть, затем резко просел рубль, соответственно, провалилась экономика страны, последовала валютная паника декабря 2014 года, а по итогам уже 2015 года стало ясно, что российская экономика вкатилась в депрессию, при этом ключевой финансовый документ страны – бюджет – второй год принимается с сильным дефицитом, и сводить концы с концами можно только за счёт накопленных на чёрный день запасов. Но запасы оные, очевидно, небезграничны – и, соответственно, во всём своём великолепии встаёт вопрос "как жить дальше".

Великолепие помянуто не зря – за прошлый год я раза так четыре наблюдал всплеск реплик вида "пик кризиса пройдён" с подтекстом "дальше только рост". Практика показала что это не так – и, похоже, осознание того, что нынешняя депрессия задержалась довольно-таки надолго, всё же утвердилось в умах власть предержащих; отдельно отметим, что обозримый период депрессии аккуратно накладывается на избирательный цикл. Это, похоже, вызывает определённое беспокойство российских властей и лично Путина в том числе.

Собственно, только этим я могу объяснить серьёзную активизацию привластных шевелений в этом направлении. Опять же, если вспомнить историю – полгода назад в заметке "Либеральный поворот 2.0" я констатировал резкое усиление позиций "либералов" вокруг Путина, реакция на этот текст была, интеллигентно выражаясь, неоднозначной, но время, как обычно, всё расставило по своим местам: "либералы" никуда не делись, более того, к их когорте присоединился Алексей Кудрин (персона с точки зрения "патриотов" откровенно хтоническая), заняв пост главы Центра стратегических разработок (один из основных аналитических центров при правительстве РФ) и советника Путина по экономике. Здесь возникает вопрос – Кудрину-то это зачем, и единственное предположение, которое у меня есть – это то, что в обмен ему было обещано самое пристальное внимание к предлагаемым им экономическим идеям.

И, судя по всему, некая ключевая точка определения будущей экономической политики страны обнаруживается в самом ближайшем будущем. Речь идёт о назначенном на 25 мая заседании президиума Экономического совета при президенте. Задача при этом поставлена простая – в среднесрочной перспективе (ориентировочно 3-5 лет) выйти на стабильные темпы роста ВВП в 4% годовых, соотвественно, необходимо отыскать источники такого роста. Об этом прямо заявил помощник президента по экономике Андрей Белоусов. Значимости ситуации придаёт то, что предыдущее заседание президиума было уже достаточно давно, в 2013 году, и тогда тоже обсуждалась наметившаяся стагнация экономики – но тогда, понятно, условия были гораздо проще  по состоянию финансовых закромов, курсу рубля, стоимости барреля и уровню международной изоляции России.

Сложности добавляет то, что сама ситуация диктует достаточно жёсткие условия выбора. Рост на 4%, ориентировочно, должен являть собой приход порядка 3 трлн. рублей в ВВП (без учёта инфляции) и приход порядка 300-500 млрд. рублей в доходы бюджета. И эти деньги именно что остро нужны – вопросов бюджетного планирования я касался в заметке недельной давности, где указывал, что при сохранении текущей ситуации к концу года Резервный фонд будет опустошён, на приватизацию надежд мало, равно как и на юридически сомнительное оприходование государством частных пенсионных накоплений – тех самых, которые, как заявил летом 2014 года миистр финансов Антон Силуанов, пошли на Крым. Также можно предположить, что при продолжении такой практики уже в 4-й раз, по итогам 2016 года, уменьшится сама сумма отчислений – в силу сокращения реальных зарплат населения. При этом лимиты по секвестированию, по мнению Белоусова, уже в существенной степени исчерпаны – дальше только защищённые статьи бюджета.

Вернемся к заседанию президиума. В настоящий момент известно, что на этом заседании выступит министр экономического развития Алексей Улюкаев, также будут заслушаны доклады Столыпинского клуба (ключевые персоны его – бизнес-омбудсмен Борис Титов и советник президента по региональной экономической интеграции Сергей Глазьев) и вышеупомянутого кудринского ЦСР. Сейчас можно предположить, что речь будет идти о трёх различных программах, при этом, насколько я могу судить, жёсткость текущей ситуации обуславливает прямую необходимость имплементировать ту или иную программу целиком, без изъятий либо же дополнений – иначе возникает риск того, что вся экономическая ткань поедет по швам. Соответственно, возникает вопрос – а о чём пойдёт речь, что именно может быть предложено urbi et orbi.

Что предложит ЦСР, сказать пока сложно. Понятно, здесь можно высказывать те или иные предположения, исходя из известных воззрений Кудрина, но не стоит забывать, что главой этой структуры он является менее месяца. Тем не менее, я подозреваю, что речь может пойти о необходимости реформирования основных управленческих институтов, что я не вижу выполнимым в обозримом периоде. Что предложит Столыпинский клуб тоже понятно, поскольку его вышеупомянутые спикеры неоднократно высказывались на эту тему: предлагается снижение ставок и форсирование кредитования, в том числе и с использованием субсидирования ставок и кредитных гарантий, также не исключается и прямое эмиссионное финансирование тех или иных "прорывных проектов". При этом отдельного интереса заслуживает будущее предложение Минэкономразвития; опять же, формально пока ничего предложенного нет, но на истекшей неделе этим ведомством был обнародован проект макроэкономического прогноза на 2016-2019 годы – и выглядит он достаточно сурово.

В рамках этого прогноза предполагается достижение темпов роста ВВП в 4,5%  по итогам 2019 года, но цена этого роста однозначно идёт по категории "затянуть пояса". Предлагается осуществить де-факто опережающее (относительно нынешних темпов) сокращение реальных зарплат и реальных пенсий. Механизм предлагается простой – ужатие пенсий и зарплат бюджетников, соответственно, частный бизнес точно так же получит возможность экономить на зарплате, что, по замыслу, должно привести к резкому росту корпоративных прибылей, из которых предполагается финансировать рост инвестиций в основной капитал, оборачивающийся ростом ВВП. Помимо этого, в прогнозе были помянуты инвестиции из ФНБ и бюджета в "системообразующие и эффективные инвестпроекты" (вероятно, типа тех, из-за которых сейчас у Внешэкономбанка, который, сообразно уставу, занимался именно этим, дыра в капитале в полтора триллиона рублей)  и сокращение потребления энергии.

Далее же идёт несложная арифметика, полностью аналогично помянутой в начале этой заметки – опять же, в первом приближении, без поправок на инфляцию, возможные скачки курса и так далее. В прошлом году инвестиции в основной капитал составили 14 трлн. рублей, а ВВП – 80,4 трлн. рублей, т.е. доля инвестиций в ВВП – 17,4%. Предполагается нарастить эту долю, в рамках заявленных 4,5% роста экономики (цифра, вообще говоря, сомнительная – но замнём для ясности, опять же, это первое приближение), до 24,1% от ВВП – т.е. на 6,7% ВВП. При этом предварительные данные Росстата показывают, что в прошлом году зарплаты составили 46,8% ВВП, пенсии же занимают около 8-10%; примем суммарное значение как 55,8%. Соответственно, предлагаемый в рамках прогноза проект "инвестиции вместо зарплат и пенсий" выльется в сокращение реальных зарплат и пенсий на 12%, что особенно умильно на фоне, повторюсь, активной фазы избирательного цикла.

Итого, в настоящий момент я вижу выходящие на заседание президиума четыре подхода:

  • возможная управленческая / административная реформа (в апреле о ней опять пошли разговоры), изменение среды как таковой;
  • кредитная / эмиссионная накачка экономики;
  • затягивание поясов во имя светлого будущего;
  • не делать ничего, реагировать на вызовы по факту таковых.

Интересный выбор. Через две недели – посмотрим на результаты.

Опубликовано 15.05.16 на портале Бизнес-Онлайн, Казань.

Метки:
Россия, Будущее, бюджет

 
© 2011-2018 Neoconomica Все права защищены