Новая теория Материалы О нас Приглашение к сотрудничеству Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, проектная деятельность/проектировщики, аврально-опытная деятельность (АОД), рутина, виды управленческой деятельности, иерархия, бюрократия, национальное государство, инвестиционный климат, фирма, пузырь, Административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, Великобритания, исламские финансы, золотой стандарт, социализм, капитализм, МВФ, Япония, рейтинги, облигации, бюджет, СССР, наука, ЦБ РФ, рубль, финансовая система, политика, нефть, финансовые рынки, финансовый пузырь, прогноз, евро, Греция, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, доллар, QE, бизнес в России, реальный сектор, финансовый сектор, деньги, администрирование
 

Профессия проектировщика

03.04.2016

Текст: Евгений Крылов

В прежнее время самое главное была - личность; в будущем самым главным будет — система. Это, однако, отнюдь не должно означать, что мы не нуждаемся в выдающихся личностях. Напротив, первой задачей всякой хорошей организационной системы является задача выработки первоклассных идей, и при систематической организации труда, наилучший работник выдвигается вверх быстрее и более наверняка, чем когда бы, то ни было ранее.

Фредерик Тейлор, «Принципы научного менеджмента»

 

Представьте себе две примерно одинаковые фирмы, которые производят одну и ту же продукцию (оказывают одни и те же услуги) и находятся примерно в одинаковых рыночных условиях. В первой фирме каждый сотрудник (менеджер) каждый день получает от своего начальства указания и берется за их исполнение. При этом, понятно, что самым лучшим и ответственным сотрудникам достается и больше всего работы, а остальные получают либо самую легкую и простую работу, либо вообще бессмысленную (чтобы были заняты хоть чем-то).  В итоге и те и другие вынуждены оставаться после формального окончания своего рабочего дня: первые из-за перегруженности работой, вторые –  из-за того, что вынуждены создавать видимость перегруженности (чтобы их тоже не завалили работой). При этом все совершают ошибки (одни из-за чрезмерной усталости, другие, наоборот, из-за чрезмерной расслабленности). Страх быть ответственным за ошибку заставляет каждого сотрудника согласовывать каждое своё самостоятельное действие с начальником, того –  со своим начальником, и так далее. В результате, в этой фирме работа почти никогда не выполняется вовремя, возникают постоянные споры и конфликты, а люди работают в постоянном стрессе. Жизнь руководителя такой фирмы и вовсе напоминает ад: каждый рабочий день для него начинается с исправления ошибок, допущенных его подчиненными, разрешения конфликтов и споров, рассмотрения жалоб со стороны клиентов, поставщиков, подрядчиков… При этом в течение дня происходят всё новые и новые события, на которые он должен успевать реагировать. На него сваливается принятие всех решений: от действительно важных и стратегических, до самых мелких вроде закупки канцтоваров. В итоге все самые важные решения ему приходится принимать поздним вечером, когда все подчиненные уже разошлись, никаких событий больше не происходит и у него есть время хоть немного сосредоточиться. Но способен ли он в этот момент, после тяжелейшего рабочего дня, действительно собраться с мыслями и принять единственно верное решение? А ответ надо дать уже завтра утром…

Вторая фирма – совсем другая. Все сотрудники, приходя утром на работу, всегда точно знают, какую работу им сегодня предстоит выполнить, сколько её и как именно они будут её выполнять. Если работа для них новая, то они получат подробную инструкцию по её выполнению, работать по которой сможет даже самый посредственный сотрудник. Если затруднения всё же возникают, то он всегда может обратиться к своему начальнику за помощью, который научит  его выполнять эту операцию. Именно научит, а не наорёт и сделает за него.  В итоге начальникам приходится только лишь писать инструкции, распределять работу и контролировать её выполнение. А если и приходится за какую-то работу браться самостоятельно, то только за действительно ответственную и сложную, с которой не справится обычный рядовой сотрудник. В итоге в течение рабочего дня все заняты своей работой, никто не прохлаждается. Но и уходят домой все тоже вовремя: если инструкция написана хорошо, то нет проблем в том, чтобы выполнить её за отведенное время. Количество споров и конфликтов здесь тоже сведено к минимуму: когда каждый выполняет свою инструкцию, их просто не может быть. При этом ответственность между начальниками и подчиненными тоже очень легко разделить: в случае возникновения какой-либо ошибки, достаточно всего лишь понять, выполнил ли работник свою инструкцию или нет? Если не выполнил, то виноват он. Если же выполнил, то виноват начальник, который эту инструкцию ему вручил. Вот и всё! Таким образом, одни мотивированы лучше выполнять инструкции, а другие – их лучше писать, и никаких конфликтов между ними быть не может. Стоп… А чем же занимается руководитель на такой фирме? А ничем. То есть может буквально оставить её на день, на неделю, на любой срок, которой он пожелает. И он будет уверен, что без него не случится ничего критически срочного: все ошибки будут исправлены без него, все конфликты тоже улажены (на этот счет тоже предусмотрены специальные инструкции). Разумеется он вмешивается в дела своей фирмы, но только в тех редких случаях, когда это действительно важно. Всё остальное время он только контролирует текущий ход дел и думает. Думает о стратегии, о развитии фирмы.

А теперь попробуйте честно самим себе ответить на несколько вопросов. В какой из этих двух фирм Вы сейчас работаете? А в какой хотели бы работать? А у какой фирмы больше шансов пережить экономический кризис, депрессию? И может быть самый главный вопрос: может ли первая фирма стать похожей на вторую? Кто те самые люди, которые так хорошо и ответственно будут писать инструкции?

(Ремарка: как правило, на страницах этого сайта процессы, происходящие в первой фирме, называются аврально-опытной деятельностью (или АОД), процессы, происходящие во второй фирме (работа по инструкции), - рутинной деятельностью, а процесс перехода из первого состояния во второе —  рутинизацией, или проектной деятельностью.)

Последний вопрос, на самом деле, совсем не риторический. Да, с одной стороны, кажется, что найти таких людей чрезвычайно сложно. Для того чтобы в этом убедиться, достаточно просто задуматься, какими качествами должен обладать такой человек? (Давайте назовем его  проектировщик.) Во-первых, он должен хорошо разбираться в той работе, для которой пишет инструкции. При этом «хорошо» не значит, так же хорошо, как работник, который всю жизнь этим занимается. Хорошо —  значит лучше самых лучших из работников, которые этим занимаются. Он должен вникнуть во все детали, увидеть все подводные камни, которые в этой работе есть, а также те, которые могут возникнуть в будущем. То есть хороший проектировщик должен прежде всего быть исследователем. После того, как изучены все нюансы предстоящей работы, нужно собственно написать инструкцию. То есть представить себя на месте работника, причем в самых различных ситуациях, и понять какие именно действия в этих ситуациях приведут к нужному результату. То есть от проектировщика требуется богатая фантазия и воображение, или другими словами —  склонность к творческому мышлению. Итак, инструкция написана и внедрена, но… что-то пошло не так. Обычная реакция нормального человека —  искать причину неудачи вне себя: в исполнителях, в заказчиках, во внешних обстоятельствах, в скачках курсов валют и т. п. Хороший же проектировщик должен видеть причину неудачи только в одном —  в неправильно написанной инструкции, то есть он должен уметь признавать свои ошибки и учиться на ошибках. Список можно продолжать, хотя он уже кажется пугающим. Складывается впечатление, что людей обладающих всеми этими чертами должно быть совсем немного.

С другой стороны, мы знаем, что проектировщиков (или людей с задатками проектировщика) на самом деле довольно много. Например, любой успешный предприниматель, создающий дело «с нуля» вынужден писать хорошие инструкции для своих подчиненных. Любая блестяще проведенная стратегическая военная операция в духе Второй Мировой войны была бы немыслима без невидимой со стороны работы штабных офицеров, пишущих подробные указания для целых армий, дивизий, полков и батальонов. Нет оснований полагать, что в современных армиях такие люди напрочь отсутствуют. Есть такие люди в транспортных организациях: составы метро выходят каждый день в одно и то же время и с одним и тем же интервалом, начальник метрополитена не бегает за машинистами по станции, а машинисты не бегают по вагонам с гаечным ключом, поезда на железной дороге ездят по одной и той же колее и не мешают друг другу, а в аэропорту сотни самолетов взлетают и садятся на одну и ту же взлетно-посадочную полосу и не сталкиваются. Понятно, что вся эта работа была как-то кем-то спроектирована и донесена до рядовых работников в виде различных инструкций и правил. Программисты каждый день занимаются тем, что пишут некие инструкции. Наверняка многие из них смогли бы написать инструкции не только для машин, но и для людей. Так же определенными задатками к работе проектировщика обладают инженеры, научные работники. В том числе, много людей с задатками проектировщиков есть и в среде управленцев различных уровней (только им не всегда удается должным образом проявить себя). Как в государственных структурах, так и в коммерческих фирмах полно всяких инструкций, и не все из них бессмысленны, и многие успешно применяются до сих, хотя были написаны значительное время назад, а значит их кто-то когда-то придумал и написал.

Итак, мы приходим к выводу, что людей, обладающих способностями проектировщиков не так уж и мало в самых различных средах общества, в том числе и в менеджменте. Возникает закономерный вопрос: а почему же мы их тогда не видим? Самая главная причина этого —  отсутствие профессии проектировщика. В самом деле, нельзя прийти в агентство по подбору кадров и сказать: «Мне нужен проектировщик с опытом работы в сфере ЖКХ». Вас просто не поймут. Так и же и в резюме человек может написать, что он руководитель, менеджер, госслужащий, но уж никак не проектировщик. Такой профессии нет. (Конечно, кто-то может сказать, что эта профессия — менеджер, но это иллюзия. Менеджер может иногда выступать в качестве проектировщика, но это не может составлять суть его работы. Ниже будет ясно почему. Впрочем, эта тема столь обширна, что заслуживает отдельной статьи.)

А почему её нет? Почему у нас есть множество полезных и важных (а порой и не самых полезных, и не самых важных) профессий, а профессии проектировщика нет? Хотя некий запрос на неё, очевидно, присутствует. Во-первых, этот запрос нигде в явном виде не сформулирован и, на самом деле, мало кем осознается. То есть каждый руководитель, конечно же, хотел бы иметь помощника, который наведет порядок в отделе, до которого у него никак «руки не доходят». А что потом? Не будет ли он после этого выглядеть в глазах окружающих как более успешный руководитель? А не выкинет ли он меня с моего места? Как правило, в выборе между профессионализмом и лояльностью побеждает как раз лояльность. Во-вторых, непонятны мотивы самого потенциального проектировщика, встроенного в корпоративную иерархию. Ну, допустим, повысит он эффективность своего отдела, несмотря на противодействие снизу («а что если он половину из нас поувольняет?»), сверху («не займет ли он моё место?») и сбоку («считает себя самым умным? Хочет выделиться, нас обойти?»), а что потом? Ну, дадут ему премию. Ну, возможно даже повысят. А что потом? Снова начинать отчаянную борьбу в одиночку против всех? То есть риски пойти против системы и быть раздавленным — огромны, а ценность награды в случае успеха —  сомнительна. И наконец, непонятно, кто ещё, кроме проектировщика, заинтересован в таких преобразованиях? Такие же менеджеры, как и он, точно нет: они заинтересованы не в повышении эффективности фирмы, а в повышении своего места в фирме. Выходит, единственным союзником проектировщика может быть только владелец фирмы. Но с какой стати владелец фирмы должен слушать какого-то начальника мелкого отдела, о существовании которого он даже не подозревает? Почему его мнение должно стать весомее мнения топ-менеджеров, с которыми он работает уже много лет и с которыми каждую неделю в сауне принимает решения по всем важнейшим вопросам? Непонятно, как они вообще могут войти в контакт и проводить какую-то совместную стратегию.

Итак, теперь мы понимаем, почему нет профессии проектировщика. В сложившейся системе общественных отношений её и не может быть. Для неё нет места. Профессия проектировщика требует принципиально новой социальной структуры, которая будет обладать достаточным весом и доверием в обществе, в рамках которой у него будет возможность договариваться с потенциальными заказчиками и работать, не вступая в конфликт с внутрикорпоративной иерархией (возможно, чем-то это взаимодействие будет похоже на работу бизнес-консультантов). Наконец, если само сообщество проектировщиков, будет основано на некой иерархии (разумеется, не имеющей ничего общего с вышеописанной бюрократической иерархией), то становятся понятны мотивы самого проектировщика: удачно разработанный проект, хорошо написанная инструкция позволят ему повысить свой статус в глазах будущих заказчиков и дадут повод рассчитывать на ещё более сложный и ответственный проект. Именно в создании такой социальной структуры для потенциальных проектировщиков мы и видим один из возможных выходов из современного экономического кризиса.

Метки:
Россия, Будущее, рутина, аврально-опытная деятельность (АОД), проектная деятельность/проектировщики

 
© 2011-2018 Neoconomica Все права защищены