Новая теория Материалы О нас Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, виды управленческой деятельности, бюрократия, фирма, административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, исламские финансы, социализм, Япония, облигации, бюджет, СССР, ЦБ РФ, финансовая система, политика, нефть, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, бизнес в России, реальный сектор, деньги
 

Вирус недоверия

01.11.2011

Вторая волна кризиса, о которой так много сейчас говорят, уже идет.  Эпицентр «взрыва» - рынок госдолга еврозоны. Но самая большая проблема заключается не в объемах долга, накопленного странами, а в нарастающем дефиците доверия между участниками финансового рынка. Ведь экономика стран Евросоюза не находится в кризисе  - даже несмотря на все перипетии, она в этом году показывает пусть небольшой, но рост. Однако вирус недоверия активно расползается по Европе, что грозит  большими неприятностями и нашей стране.           

 

Вторая волна

Что же представляет собой  вторая волна кризиса?  В 2008 году мировая экономика столкнулась с глобальным финансовым кризисом. Он отложился в памяти, были вынесены уроки и сделаны выводы. У многих были надежды, что на этом потрясения закончатся, по крайней мере, в ближайшей перспективе. Но все больше экспертов и аналитиков признают, что  признаки второй волны видны все отчетливее. Ее начало – примерно середина прошедшего лета. Эпицентр кризиса, который пока локализован в еврозоне – рынок госдолга. Предпосылки для его возникновения были созданы ещё в 70-х годах прошлого века. Тогда началась постепенная отмена ограничений на свободу движения капитала, были созданы условия для быстрого развития финансовых рынков.

Государства обратили повышенное внимание к финансовым, и в первую очередь, долговым рынкам, так как они рассматривались в качестве одного  из ключевых источников финансирования. Деньги на них были дешевыми и доступными, это позволило снять барьеры при наращивании государственных долгов.  Кризис 2008 года, конечно же, ухудшил ситуацию с госдолгами, которые стали быстро увеличиваться. А дальше сказался негативный аспект дерегулирования рынков – они оказались подвержены внезапной и разрушительной панике. В еврозоне всё началось с Греции,  а затем долговой кризис начал нарастать как снежный ком.

Значительная часть государственного долга стран Европы номинирована в гособлигациях. Причем широко развит принцип замещения – при погашении одного займа страны стремятся практически одновременно привлечь следующий заем и т.д. Кризис же выражается в том, что доходности уже размещенных облигаций растут, равно как и вновь размещаемых долговых обязательств. Обслуживать долг становится  все дороже. Наконец, появляются опасения, что государства в какой-то момент не смогут расплатиться по облигациям.  

Держателями европейских государственных облигаций являются в первую очередь европейские банки. В целом европейская банковская система характеризуется высоким уровнем взаимосвязи, поэтому проблемы в ней распространяются достаточно быстро. Крупнейшими банками   Европы по размеру активов являются английские (Royal Bank of Scotland, Barclays), немецкие (Deutsche Bank) и французские (BNP Paribas, Credit Agricole)  банки. Активы каждого из перечисленных банков превышают 2 трлн. долларов (по данным 2010 года). Если произойдёт крах какого-либо крупного или среднего банка, то это сразу отразится на всей банковской системе Европы.

Для европейских банков гособлигации стран  всегда были инструментом с низким уровнем риска и практически гарантированной доходностью. Кредитные организации спокойно инвестировали, в том числе и в облигации стран ЕС со слабой экономикой. Была уверенность, что при возникновении   проблем им обязательно помогут.  Но оказалось, что некогда «надёжные» облигации вдруг превратились в активы с высоким уровнем риска. А у банков начались проблемы с ликвидностью.

 

Россия и мир

Для нас самый актуальный вопрос – может ли повлиять долговой кризис Европы на российскую экономику? Может. Прежде всего, существует   связь между европейской и российской банковскими системами. Для наших  банков главный источник «длинных» денег – это европейские банки. Такие средства подходят и для инвестиционных проектов, и для выдачи автокредитов, ипотечных кредитов, то есть для всех продуктов с достаточно длительным жизненным циклом. В нашей стране таких долгосрочных финансов практически нет, потому отечественные банки вынуждены занимать за рубежом.

До кризиса 2008 года проблем с выходом на иностранные финансовые рынки у российских банков не возникало. Привлекать с них средства было  выгодно за счёт низких ставок. К тому же европейские банки были уверены в хороших перспективах российской экономики. Они определялись благоприятной конъюнктурой цен на нефть и стабильным притоком инвестиций в страну. Сейчас такой уверенности нет.  Несмотря на феноменальную устойчивость цен на нефть, российская экономика в 2011 году столкнулась с сильным оттоком капитала. К тому же из-за  европейского кризиса для отечественных банков стал пересыхатьисточник долгосрочных средств. В результате выросли ставки по кредитам, стало сложно получать новые займы. И первым явным последствием европейского кризиса стали проблемы с ликвидностью у российских банков. По неофициальной информации с ними столкнулся даже крупнейший банк страны  – Сбербанк.

Второе последствие долговых проблем в Европе – кризис доверия. Европейские банки работают не в вакууме. Их акции торгуются на бирже, они публикуют отчётность. Когда ситуация на рынке госдолга стала ухудшаться, в экономике стал быстро распространяться вирус недоверия. Банки  перестают доверять государствам (а вдруг не расплатятся?), инвесторы и вкладчики – банкам (а что будет, если им не заплатят?). Все это порождает беспокойство и панику. В такие периоды на валютном рынке обычно растут сильные валюты и падают слабые. Сильных валют в мире сейчас всего две: доллар и евро (несмотря на все проблемы евро пока считается сильной валютой). Российский рубль – слабая валюта, паника на финансовых рынках привела к падению его курса, что  мы наблюдали в первой половине августа и в сентябре.

Какие еще последствия для отечественной банковской системы? Проблемы с ликвидностью вынуждают кредитные организации  заняться чисткой своих балансов, на которых  осело множество безнадёжных долгов. В долгосрочной перспективе по этим долгам можно что-то получить, но деньги нужны им здесь и сейчас. Поэтому банки избавляются от долгов: списывают их с баланса и продают коллекторам. Под раздачу попадают и валютные долги. Банки опасаются очередного ослабления курса рубля, которое превратит часть валютных долгов в пустые обещания с нулевой стоимостью.

Но долговой кризис – не самое страшное, что угрожает российской экономике. За ним притаился более серьезный кризис, причины которого находится уже непосредственно в стране. Это кризис  модели сырьевого роста экономики.Ни для кого не секрет, что РФ сильно зависит от цен на углеводороды. Российский экспорт на 90% – это сырьё, а главные экспортные доходы поступают от продажи нефти и газа. Поэтому цена на нефть – критичный параметр для российской экономики, который закладывается в бюджет. От него зависят доходы и расходы бюджета, дефицит бюджета, параметры экономического роста.

В последние годы наблюдается постоянный рост дефицита бюджета, если не учитывать доходы от нефтегазового экспорта. Также растёт цена нефти, при которой бюджет будет сбалансирован. Сейчас она составляет  уже 117 долларов за баррель. Другими словами, для нормального самочувствия  бюджета России в текущих условиях нужен постоянный рост цен на нефть.

А теперь представим, что цена на нефть резко упала. Вероятность такого сценарияза последние месяцы резко выросла, поэтому его стоит подробно изучить. При резком снижении цены на нефть практически полностью перекрывается источник длинных денег, создаются условия для куда более глубокой девальвации рубля. Как уже было сказано, российская экономика напрямую зависит от экспорта нефтегазового сырья. Если доходы от него резко снижаются, то подрывается стабильность банковской системы и курса рубля. В подобных условиях у банков возникает резкий дефицит текущей ликвидности – им срочно нужны деньги. 

 

Коллекторы – время расцвета?

Не все банки смогут пережить такое развитие событий, часть  кредитных организаций  неминуемо разорится. На рынок будут выбрасываться  большие портфели банковских долгов. При этом не факт, что коллекторский рынок сможет освоить весь их объём. Стоит отдельно сказать про некоторые специфические долги, которые появились довольно давно и до сих пор остаются на балансе банков. Во время кризиса 2008 года  банки столкнулись с массовыми неплатежами. Им приходилось забирать залоги, то есть непрофильные активы, банкротить должников. Но это не решало проблему, в итоге многие банки приняли решение законсервировать часть долгов.

Для этого была применена хитрая схема. Допустим, банк выдал кредит, но заемщик по нему не платит. Подошло время очередного платежа. Банк выдаёт должнику кредит ровно на сумму данного платежа, и должник официально возвращает деньги банку. При этом общая сумма долга  вырастает именно на данную сумму. Формальные показатели у банка в норме: вырос объём выдачи новых кредитов, увеличился кредитный портфель, долг не признан безнадёжным. По нашим оценкам, именно эта схема обеспечила большую часть роста кредитования в период с 2009 по весну 2011 года.

Вот с такими сложными, юридически запутанными долгами вполне возможно придётся работать коллекторам. Следует заметить, что это крупные долги, возврат которых полностью окупит все связанные с ними юридические сложности. К тому же они изменят коллекторский рынок – начнётся этап его взросления. Вполне вероятно, что все чаще коллекторам придется работать не только с физическими, но и юридическими лицами.   Но в любом случае этот рынок ждут перемены. Причём их скорость зависит от стремительности развития и масштаба второй волны кризиса. Могут  появиться новые игроки, как путем объединения  существующих фирм, так  и благодаря приходу на отечественный рынок зарубежных компаний с большим опытом работы  и широкими финансовыми возможностями.

 

Горизонт прогноза

Последствия резкого снижения цен на нефть выглядят весьма угрожающе. Но, скорее всего, продолжительного падения цен на нефть все же не будет. Ведь за ней  тогда последуют и другие сырьевые товары. Сейчас это невыгодно для развитых стран, их центральные банки начнут печатать деньги и остановят падение. Однако в этой ситуации велика вероятность реализации другого сценария под названием стагфляция.

Стагфляция – это очень слабый экономический рост при высокой инфляции. При стагфляции быстро растут цены, плавно увеличивается безработица, ухудшаются реальные балансы банков. Последние  избавляются от своих долгов, но делают это постепенно. Таким образом, стагфляция способствует постоянному росту рынка плохих долгов. Сейчас именно стагфляция представляется нам наиболее вероятным сценарием развития событий. Она может начаться как при отсутствии резкого снижения цен на нефть (если начнут печатать деньги), так и  после их  падения. Для российской экономики стагфляция –  это сценарий медленного угасания, но для коллекторского рынка – сценарий стабильного роста.

Но для страны, и в первую очередь для населения стагфляция – это, прежде всего, значительный рост цен на все товары. Российская экономика уже сталкивалась с растущими ценами, но это нередко компенсировалось  опережающим ростом доходов населения.  Теперь этой компенсации не будет, что приведёт к снижению реальных доходов населения, росту безработицы и постепенному ухудшению макроэкономической ситуации.

Понятно, что российские власти будут принимать определенные контрмеры. Но, к сожалению, они не могут сильно повлиять на общеэкономическую ситуацию. Зависимость от внешних факторов очень высока. К тому же за время кризиса 2008 года она только усилилась. Российскому бюджету для сбалансированности, повторюсь, требуется гораздо более высокий уровень цен на нефть.  «Подушка безопасности», то есть Резервный фонд стал заметно тоньше. На текущий момент ЦБ и Минфин справляются с дефицитом ликвидности в банковской системе. Но углубление кризиса в еврозоне или значительное снижение цен на нефть сделают эти меры неэффективными. Монетарные власти готовятся к «прошлой войне». Они предполагают, что кризис будет резким и быстрым, после чего всё наладится. К длительному кризису в форме стагфляции они попросту не готовы.

Сейчас все хотят четких прогнозов. Люди требуют от экономистов не общих описаний, а конкретики:  чисел, фактов и сроков. Сразу скажем – мы не будем давать прогнозы в такой форме. Дело в том, что в текущей ситуации они бессмысленны. В мировой экономике резко - в разы вырос уровень неопределённости. Прогнозы, выраженные в числах,  постоянно подвергаются корректировке. По нашему мнению, прогнозирование сейчас заключается в обозначении главных тенденций. Причём горизонт прогноза не превышает полгода. Такова нынешняя реальность.

Журнал "Продолги", декабрь 2011

 
© 2011-2020 Neoconomica Все права защищены