Новая теория Материалы О нас Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, виды управленческой деятельности, бюрократия, фирма, административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, исламские финансы, социализм, Япония, облигации, бюджет, СССР, ЦБ РФ, финансовая система, политика, нефть, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, бизнес в России, реальный сектор, деньги
 

Кризисное де-жа-вю или назад в будущее

01.12.2011

Никогда такого не было, и вот —

ОПЯТЬ СЛУЧИЛОСЬ!

В.С. Черномырдин

 

События, происходящие в октябре в российской банковской системе, создали почву для размышлений о надвигающейся волне кризиса ликвидности, похожего на кризис 2008 г., но нового образца 2011 года.

Даже вечные оптимисты из ЦБ, стали готовиться к дефициту ликвидности. В конце октября руководство Банка России заявило, что сможет помочь банковской системе в случае его наступления.

Заместитель председателя ЦБ А.Симановский отметил, что за счет традиционных инструментов рефинансирования(например, сделок РЕПО) ЦБ готов предоставить российским банкам порядка 1 трлн. рублей. Также Симановский добавил, что ЦБ при определенных условиях может вернуться к практике выдачи беззалоговых кредитов, которая использовалась в начале кризиса (2008-2009 гг.). Среди таких условий зампред назвал высокую скорость нарастания дефицита ликвидности, при которой не будет возможности покрыть его с помощью традиционных инструментов рефинансирования.

О возможной необходимости влить в банковскую систему дополнительную ликвидность еще в начале осени говорил бывший министр финансов А. Кудрин, предрекая нарастание кризисных явлений в российской экономике. Тогда большинство остальных представителей власти упрекнули его в чрезмерной пессимистичности. Однако сейчас уже сама банковская система показывает потребность в финансовой поддержке государственных институтов, в том числе и средствах того же министерства финансов.

Кроме того, в октябре опасения по поводу стабильности российской банковской системы очень красноречиво выразило рейтинговое агенство Moody’s, которое понизило свой прогноз по поводу ее развития со «Стабильного» на «Негативный».

"Изменение прогноза для российской банковской системы на "Негативный" отражает обеспокоенность, что глобальные экономические условия и волатильность финансовых рынков ослабят операционную среду в России, оказывая негативное влияние на банки через общесистемное снижение ликвидности, замедление роста кредитования и давление на качество активов", - отмечает агентство.

Основания для нарастания пессимистичных настроений действительно есть. С сентября банковская система начала показывать признаки ухудшения состояния с ликвидностью. А в октябре эти признаки только увеличились.

В частности, в октябре 2011 г. впервые с 2009 г. объем привлечения средств через РЕПО с Банком России превысил 500 млрд. руб. (707 млрд. руб. – с учетом 7дневного РЕПО на 25.10.2011г. ). Да и в целом, в октябре банки очень повысили спрос на средства, предоставляемые ЦБ.

 

Кроме того, в октябре 2011 г. резко увеличилась сумма размещаемых на депозитах банков бюджетных средств. 23 сентября Минфин разместил на счетах банков 180 млрд.руб., при том, что изначально планировал разместить не больше 140 млрд.руб. В октябре самая большая сумма размещения составила 115 млрд. руб. Таким сумм на минфиновских аукционах банки не видели с кризисного 2008 г.

На всех аукционах по размещению средств Минфина объем заявок на депозиты в разы превышал, планируемый министерством, объем размещаемых средств. И это притом, что ставки по депозитам в этом месяце повысились до 7-7,9%, вернувшись к уровню начала 2010 г.

Также в октябре объем заявок значительно превышал объем предлагаемых средств, при размещении пенсионных накоплений ВЭБом.

Максимальный объем средств, размещаемых на аукционе 13.10.2011 г., был установлен в размере 10 млрд. руб., а спрос  составил 50,2 млрд. руб. 27.10.2011 спрос превысил предложение не в 5 раз, а почти в 2 раза (предложено 20 млрд. руб. спрос- 38,4 млрд. руб.).

Аналогичная ситуация повторилась и со средствами Фонда содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства.

19 октября на аукционе по размещению временно свободных средств Фонда ЖКХ к размещению было предложено 5 млрд. руб., а заявок было получено на сумму 24,3 млрд. руб.

Все эти факты говорят о существенном росте потребности банковской системы в ликвидности. Это могло быть вызвано несколькими факторами.

 

Причины дефицита ликвидности.

Бюджетная политика

Некоторое влияние на ликвидность оказала бюджетная политика.

Конец года для банков всегда характеризуется снижением их ликвидности. Это явление свойственно для российских бизнес-циклов. В середине лета снижение ликвидности происходит на предприятиях, а к сентябрю оно становится «видимым» для банковской системы. В октябре такая сезонная тенденция накладывается на процесс выплаты в бюджет налоговых платежей за IIIквартал, что значительно сокращает средства на счетах как предприятий, так и самих банков, являющихся плательщиками налогов.

Затем в середине IV квартала ситуация стабилизируется за счет ускорения расходования бюджетных средств. Как правило, именно на конец года приходится пик совершаемых бюджетными организациями расходов. Причем избыточная ликвидность, «влитая» в этот период, в значительной мере, сохраняется на счетах в течение всего первого полугодия.

Однако сегодня ситуация с бюджетом несколько отличается от стандартной.

В предыдущие месяцы 2011 г. бюджет закрывался с профицитом и средства, привлеченные Минфином в начале года через облигации, не расходовались, а оставались замороженными на счетах ЦБ, то есть не попадали в банковскую систему, а абсорбировались.

Однако в последнее время Минфин активно «вливает» средства в банковскую систему путем размещения своих средств на депозитах банков (в банковской системе на сегодняшний день находится около 1,4 трлн. руб. из бюджетного профицита). Дальнейшая судьба этих средств будет зависеть от того, решит ли Минфин их пустить на расходы или сохранит на будущее. Если выберет первый вариант, то они перейдут с депозитов Минфина на корпоративные счета. Что, по сути, не сильно изменит ситуацию для банков: министерские суммы останутся в системе.

Пока Минфин остановился на том, что в ноябре продолжит размещение средств федерального бюджета на банковские депозиты на регулярной основе в объемах, эквивалентных объемам депозитов, возвращаемых кредитными организациями в текущем месяце. Из этого можно сделать вывод, что, по крайней мере, до декабря, Минфин не собирается тратить накопленные «свободные» средства бюджета. Итоговое воздействие данной политики на денежный рынок будет зависеть от того, позволит Минфин перенести часть имеющейся у банков задолженности по бюджетным депозитам на следующий год или нет.

 

Отток капитала

Однако намного сильнее на ситуацию с ликвидностью повлияли внешние факторы.

Общая нестабильность на международных рынках не могла остаться незамеченной для российской банковской системы. Сильнейшее развитие долгового кризиса на Западе отразился для России увеличением оттока капитала. По обновленной оценке ЦБ, к концу года из России уйдет $70 млрд. Это вдвое больше, чем прогнозировалось ранее.

Уходит капитал по нескольким направлениям и вследствие разных подпричин.

Во-первых, под влиянием долгового кризиса в Европе российские «дочки» иностранных банков стали активно выводить средства на депозиты в материнские банки. Масштаб этого явления можно оценить в $10—15 млрд.

Источником для восполнения, отданных материнским компаниям, средств для «дочек» стала агрессивная политика привлечения денег юридических лиц. По данным за третий квартал Юникредитбанк продемонстрировал рост объема средств юрлиц на 67,3%, Райффайзенбанк — на 60,2%, Росбанк — на 56,9%, Сити-банк — на 62,9%, Дойче-банк — на 68,9%, Барклайс-банк— на 55%, Абсолют-банк — на 307,7%.

Во-вторых, банки в России имеют достаточно много иностранных долгов, которые нужно возвращать.

В октябре ЦБ опубликовал график погашения задолженности перед внешними кредиторами на 1 июля 2011 г. По нему, в третьем квартале банки должны были вернуть $18,2 млрд. основного долга (резиденты России в целом - $41,7 млрд.), в четвертом – $10,7 млрд. (резиденты в целом – $33,4 млрд.). Таким образом, третий квартал оказался пиковым по возвратам кредитов.

Любопытно, что график размещенный ЦБ ранее (на 1 апреля 2011 г.) имел совершенно другую структуру выплат. В частности график на 1 апреля не предполагал такого пика. Согласно графику на 1 июля банки выплатили на $9,4 млрд. больше долга и процентов, чем предполагали, а компании — на $10,4 млрд. Данные ЦБ указывают: столь резкое увеличение выплат полностью объясняется увеличением погашения задолженности перед материнскими компаниями.

В-третьих, на фоне нового этапа кризиса, низкой отдачи от вложений во внутренние активы и общего снижения инвестиционной привлекательности российской экономики, крупные компании (как российские, так и иностранные) и банки решили перевести свои вложения за рубеж.  Среди структур, нарастивших иностранные активы, помимо «дочек» нерезидентов оказались крупнейшие госбанки.

На снижение инвестиционной привлекательности очень сильно влияет и политическая ситуация. Приближающиеся выборы и угроза смены состава органов власти на федеральном и региональном уровнях, вносят дополнительную неопределенность для капиталов, особенно тех, что  привязаны к тем или иным группам чиновников и проектам.

Неожиданное увольнение бывшего министра финансов Алексея Кудрина, с которым у многих инвесторов ассоциировалось финансовое благоразумие, тоже не способствовало улучшению инвестиционного климата. Организация Emerging Portfolio Fund Research заявила, что примерно $443 млн. было выведено из фондов, которые инвестировали в Россию, всего за неделю после шокирующей отставки Кудрина, в то время как за неделю до его отставки этот показатель составлял лишь $164 млн.

 

Отложенное замедление роста вкладов физических лиц

Итак, внешний фон крайне негативно сказался на российской банковской системе.

Но внутри российской системы происходил еще один серьезный процесс, негативно влияющий на ликвидность.

После кризиса 2008 года депозиты росли быстрее кредитного портфеля, что было связано с сохранением склонности населения и юридических лиц к сбережению на фоне медленного восстановления деловой и потребительской уверенности.

Однако в начале 2011 г. в этой тенденции произошел перелом, связанный с появлением, отложенного после начала кризиса, спроса на кредиты. Рост кредитования поддерживался и низкими процентными ставками. Все это привело к активному росту кредитных портфелей в банковской системе.

Ускорение темпов кредитования было отмечено как в корпоративном, так и в розничном сегментах — до 2,5% в месяц. Это было во многом связано с «недокредитованностью» российской экономики в целом и потребительского сектора, в частности. Именно восстановление розничного кредитования обеспечило ускорение роста общего кредитного портфеля, в то время как динамика корпоративного кредитования, доля которого в кредитах отечественных банков составляет 75%, более стабильна — его прирост остается на уровне 22% от года к году.

Однако при таком росте кредитования, в 2011 г. шло замедление роста депозитов, которые являются одним из основных источником банковской ликвидности. Сейчас наблюдается некоторое замедление их роста (до 22% г./г. против в среднем 29% г./г. в 1П 2011 г.). На фоне опережающей динамики вкладов по отношению к темпам роста номинальных зарплат, это было лишь вопросом времени. Кроме того, на сокращении темпов прироста депозитов начало отражаться снижение нормы сбережений после ее всплеска в мнимый «посткризисный» период.

Таким образом, сейчас наметились серьезные диспропорции между ростом кредитного портфеля и ростом сумм по депозитам.

Казалось бы, банкам сейчас следует сократить кредитование. Но они не могут этого сделать, поскольку кредитные портфели по ранее выданным кредитам, не отличаются хорошим качеством. Только кредиты физическим лицам, которые активно выдавались банками в 2011 г., могут в ближайшее время принести огромные суммы просрочки. Но ведь есть еще и кредиты юридическим лицам, которые при дальнейшем развитии кризиса окажутся в достаточно трудном финансовом положении.

Такой рост просрочки в случае снижения темпов кредитования быстро отразиться в  банковской отчетности, что совсем не выгодно банкам. Поэтому в ближайшее время они будут пытаться сделать все, чтобы не снизить темпы роста кредитного портфеля.

Но для этого им нужны стабильные источники пополнения ликвидности.Поэтому банки уже сейчас, предупреждая дальнейшую тенденцию по снижению вкладов физических лиц, которые составляют немаловажную часть активов банковской системы, начали повышать ставки по ним. По итогам октября максимальная ставка по вкладам топ-10 банков, считаемая ЦБ, выросла на 0,05%, до 8,33%.

По неофициальным же данным рост максимальных ставок по банкам еще больше (с 10,5 до 12%).

Во многих банках ставки по вкладам существенно превышают инфляцию.

С 1 ноября повысил ставкина 1,3 процентных пункта (п.п.) и крупнейший банк страны - Сбербанк, у которого хранится примерно половина средств населения. У Сбербанка самый прибыльный вклад можно открыть под 7,25% годовых. В Газпромбанке также с 1 ноября повысили рублевые ставки по депозитам физлиц в среднем на 1,5 п.п., при этом валютные ставки не изменились.

В Альфа-Банке в октябре повышение рублевых ставок в среднем составило 0,7 п.п., а валютных - 0,4-0,5 п.п., максимальные ставки в итоге составили 8,2 и 4,9-5,8% соответственно. В филиале банка "ВТБ 24" также отмечается рост ставок.

Максимум доходности по вкладампредлагают банки "Связной", "Хоум Кредит" и "Русский стандарт". В первых двух можно положить от 30 тыс. рублей под 12% на 1-2 года, а в "Русском стандарте" придется открыть депозит на 1 млн. рублей.

 

Риски для российской экономики

Сложившаяся ситуация на мировых рынках уже значительно ухудшила ликвидность российской банковской системой и в ближайшем будущем на внешних рынках занимать будет все сложнее и сложнее. Ясно, что подорожавшие уже иностранные кредиты дальше будут только  расти в цене.

В октябре на себе испытал изменение внешней конъюнктуры Сбербанк.

Он в течение всего месяца вел переговоры с иностранными кредиторами по привлечению нового синдицированного кредита для рефинансирования кредита на $1,2 млрд., привлеченного в 2008 году, срок погашения которого приходится на октябрь 2011 года. Изначально Сбербанк рассчитывал привлечь $2,5 млрд., однако из-за ухудшения ситуации на финансовых рынках привлечь такой объем ему не удается, пока договорились только о  $2 млрд.

Полная стоимость кредита составит LIBOR+1,85% годовых. Таким образом, Сбербанк готов занять дороже, чем это сделал его ближайший конкурент — ВТБ — летом. В июле ВТБ привлек синдицированный кредит на $3,13 млрд. и его полная стоимость составила LIBOR+183 б.п., ставка после выплаты комиссий — LIBOR+1,3% годовых.

Удорожание заимствований за рубежом в совокупности с повышением ставок по вкладам, в итоге приведет к постепенному повышению ставок по всем видам кредитов в России, с дальнейшей тенденцией по сокращению кредитования.

В октябре уже выросли ставки по ипотеке: Альфа-банк, Райффайзенбанк и "Юникредит" подняли ставки по ней на 0,5-1,5%. Также эти банки планирует поднять ставки и по другим розничным продуктам, в частности по автокредитам и кредитам наличными, по которым уже повысили проценты МДМ Банк, ХКФ-банк и Кредит Европа банк.

Еще одним риском для российской экономики, связанным с развитием мирового кризиса может стать набег спекулятивного капитала (как иностранного, так и российского). В условиях оттока капитала и снижения рублевой ликвидности, спекулянты вполне смогут успешно поиграть на российской валюте.

Однако при всех негативных тенденциях у российской банковской системы еще есть шанс не окунуться в ближайшее время в сильный кризис ликвидности.

От этой болезни  пока ее уберегает прививка, сделанная в 2008 г.

Опыт начала кризиса дал государственным институтам практические навыки по работе с антикризисными механизмами, в частности механизмом рефинансирования и беззалогового кредитования. А резервы, существующие на сегодняшний момент в ЦБ, позволят банковской системе поддержать ликвидность в течение некоторого времени. Также средства для поддержания банков еще есть в бюджете.

Кроме того, благодаря урокам 2008 г., сегодня в значительной степени изменилась структура долгового рынка и кредитных портфелей банков. Компании 3-го эшелона, мусорные облигации – доля которых была высока в корпоративных бумагах в середине 2008 г, - фактически ушли с рынка. Первичный рынок, в полной мере восстановившись для эмитентов 1-2-го круга, так и остался практически полностью закрытым для менее качественных эмитентов. Таким образом, портфели банков в настоящее время, преимущественно, состоят из облигаций, входящих в Ломбардный список ЦБ. Именно поэтому нехватка рублевых средств, возникшая в сентябре-октябре, не транспонировалась в массовые продажи долговых обязательств. Банкам не имело смысла продавать облигации по заниженным ценам (в т.ч., - снижая свою переоценку портфеля), тогда как они могли получить необходимый объем средств в РЕПО (что они с успехом и делали).

Но любая прививка не является панацеей и не может защитить от мутировавшей и усилившейся формы болезни. С нарастанием кризисных явлений в мире, будут нарастать и проблемы российской банковской системы.

Какое-то время она действительно сможет продержаться на инъекциях государства, но этот период окажется меньше, чем в 2008-2009 гг., потому что резервы самого государства уже заметно поубавились.

Кроме того, вся российская экономика будет «держаться» до тех пор, пока находятся на высоком уровне цены на нефть. А они в свою очередь зависят от сегодняшней ситуации в Европе. Если в ближайшее время она не стабилизируется (что вероятнее всего), то спрос на нефтепродукты начнет падать, потянув за собой нефтяные цены и российскую экономику, вместе с ее банковской системой.

Но с другой стороны, пока остается неясным исход европейской ситуации остается хотя бы минимальная и наивная, но все-таки Надежда на лучшее.

 

Журнал "Консультант", №23 декабрь 2011

 
© 2011-2020 Neoconomica Все права защищены