Новая теория Материалы О нас Приглашение к сотрудничеству Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, проектная деятельность/проектировщики, аврально-опытная деятельность (АОД), рутина, виды управленческой деятельности, иерархия, бюрократия, национальное государство, инвестиционный климат, фирма, пузырь, Административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, Великобритания, исламские финансы, золотой стандарт, социализм, капитализм, МВФ, Япония, рейтинги, облигации, бюджет, СССР, наука, ЦБ РФ, рубль, финансовая система, политика, нефть, финансовые рынки, финансовый пузырь, прогноз, евро, Греция, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, доллар, QE, бизнес в России, реальный сектор, финансовый сектор, деньги, администрирование
 

Заметки о мировых экономических новостях: День центробанка

18.03.2013

Кого Юпитер хочет наказать, того он лишает разума.

-- Античное

Интрига последних нескольких недель наконец-то разрешилась. Экспертные споры, предрекавшие назначение того или иного кандадата на пост главы ЦБ РФ, прекратились. Президент РФ Владимир Путин представил парламенту на утверждение кандидатуру Эльвиры Сахипзадовны Набиуллиной, бывшего министра экономического развития в его кабинете при президентстве Дмитрия Медведева, а после обновления кабинета в мае прошлого года ставшей экономическим советником Путина.

Формально говоря, кандидатура эта должна быть ещё утверждена Думой, но, в общем-то, нет сомнений, что она будет одобрена, с учётом парламентского большинства «Единой России». Вопрос в другом – а что из этого следует для страны? И какие были возможны иные варианты развития событий?

Имена вероятных кандидатов на пост главы ЦБ назывались разные, так, рассматривались варианты назначения на эту должность Кудрина, Улюкаева и Задорнова. Но эти трое себя изрядно дискредитировали. Кудрин во время своего срока на должности министра финансов зажимал денежную массу в стране, не давая развиваться, при нём вновь стала примитивизироваться структура экономики, ожившей было при Примакове. Задорнов в первой половине 90х годов был главой комитета по бюджету и налоговым сборам в Госдуме, именно он приложил руку к поддержке ельцинских бюджетов и к разрушению социально-экономической ткани страны. Позже, когда Задорнов в 1997 году стал министром финансов, сменив на этом посту Чубайса, он, фактически, закрывал глаза на рост пирамиды ГКО, на перетекание в неё средств из других секторов экономики – что позволило обогатиться некоторой группе высокопоставленных чиновников и олигархов и в итоге привело к редчайшей вещи – дефолту в национальной валюте. Наконец, Улюкаев, который является учеником Гайдара, открыто это декларирует и считает, что все «рыночные преобразования» 90х годов являлись благом – несмотря на тяжёлые последствия для экономики и социума.

Что касается самой Набиуллиной, то с её профессиональным путём тоже не всё гладко. Её научным руководителем в аспирантуре МГУ был «прораб перестройки» Евгений Ясин. Когда перед дефолтом 1998 года он был назначен министром без портфеля по экономическим вопросам, внутренним и внешним инвестициям, уйдя с поста министра экономики, Набиуллина стала при нём заместителем, причем самым молодым сотрудником и непонятно за какие заслуги. Когда в 1999 году правительство возглавил Примаков, Набиуллина была уволена за профнепригодность – и за те решения, которые они принимали вместе с Ясиным в 1997-98 годах, не обращая внимания на проблемы в экономике. В 1999-2000 годах она была вице-президентом фонда «Центр стратегиеских разработок», возглавляемого Грефом. Когда он в 2000 году пришёл в правительство на должность министра экономического развития и торговли, Набиуллина стала его замом, затем вернулась в фонд уже его президентом и вернулась в правительство в 2007 году уже как министр. Именно при ней была разработана административная реформа, оказавшаяся провальной, что было признано Путиным – благие пожелания о снижении коррупции и административных барьеров обернулись почти двукратным ростом числа чиновников. Провальной оказалась и пенсионная реформа, которую она разрабатывала вместе с Грефом – что было признано уже Медведевым, который, впрочем, всю вину свалил на Кудрина.

Отдельно следует сказать о кандидатуре Глазьева. Тема с его назначением на пост главы ЦБ активно муссировалась патриотической прессой – и пресса эта выражала надежду на «вразумление» Путина и назначение им Глазьева. С другой стороны, пресса либеральная по поводу этого назначения едва ли не билась в истерике – особо стоит отметить реплику Чубайса, заявившего, что Глазьев-де не экономист. Слышать это в адрес самого молодого советского ещё доктора экономических наук (т.е. защищавшегося нормально, а не как сейчас – можно вспомнить недавний скандал с коррумпированными аттестационными комиссиями) от человека, который сам связан лишь с разрушением, по крайней мере удивительно. В любом случае, назначения Глазьева не произошло. И, в общем-то, не факт, что даже если бы Путин предложил именно его, то это назначение было бы успешным. Глазьев именно что экономист, причём  теоретик, и никак не финансист – а финансовый мир устроен так, что что нельзя иметь во главе ЦБ человека,  с которым в мире никто не будет разговаривать.

Исходя из этого, можно сделать вывод, что выбор Набиуллиной продиктован не нормальной кадровой политикой – которая, по идее, должна стремиться к соответствию качеств и умений человека и обязанностей поста, а является результатом торга внутри властных и околовластных элитных групп. Набиуллина – фигура в этом смысле компромиссная, хотя и принадлежащая к либеральной группировке. Это вообще достаточно характерная черта Путина – попытки находиться над схваткой, быть арбитром и поддерживать баланс, не обостряя отношения ни с либеральной группой, ни с представителями противоположного лагеря – патриотических сил и научных кругов.

Вместе с тем, надо понимать, что такие действия в нынешней ситуации с высокой вероятностью  могут оказаться плачевными. Набиуллина неоднократно давала понять, что не намерена менять политику ЦБ – и это, фактически, означает продолжение нынешнего курса. Курса на борьбу с инфляцией – через зажим денежной массы, через, фактически, обескровливание экономики страны – при этом толка от этой борьбы мало, поскольку инфляция у нас в стране не носит монетарного характера. Драйверами её являются регулярные повышения разнообразных тарифов и акцизов, которые в итоге приходится оплачивать конечному потребителю. Будет продолжена политика непредоставления промышленности длинных дешёвых денег – у банков не будет возможности финансироваться в ЦБ по низкой ставке и, соответственно, кредитовать промышленность.

При этом необходимо иметь в виду, что страна стоит на пороге серьёзного кризиса, который будет куда более долгим, чем в 2008-2009 годах и, тем более, чем постдефолтный спад 1998 года. Рост ВВП замедляется, промпроизводство уже показывает спад. Соответственно, потребуются все возможные меры воздействия для работы в ходе этого кризиса – и экономические, и финансовые. Декларированное продолжение политики является в этом случае действием совершенно неадекватным.

­Да, Набиуллина во главе ЦБ будет более подконтрольна Кремлю – но и только. Путин наверняка считает, что убивает сразу двух зайцев – сохраняет баланс и ставит на место главы ЦБ лояльную себе персону. Некоторые охранительские круги, свято верующие в непогрешимость Путина, ставят это назначение ему в заслугу. Но что с того? Лояльность не гарантирует адекватности проводимой политики. Набиуллина уже сейчас рассматривает возможность приглашения Игнатьева на должность своего советника. Об отсутствии здравого смысла в предлагаемых кадровых решениях свидетельствует и тот факт, что появилась информация о вероятном назначении Татьяны Голиковой на пост советника по экономике, ныне занимаемый Набиуллиной и, очевидно, освобождающийся с уходом её в ЦБ. Да-да, той самой Голиковой, возглавлявшей министерство здравоохранения и социального развития, носящей прозвище «мадам Арбидол» (по названию медпрепарата, производимого ассоциированным с ней медицинкским концерном «Фармстандарт») и горячо ненавидимой значительной частью медицинского сообщества.

Следует также отметить, что если российское экспертное сообщество практически единодушно в том, что Набиуллина будет продолжать политику предшественника и экономика зачахнет окончательно (здесь можно отметить слова бывшего главы ЦБ Виктора Геращенко: «Она будет на своем месте. При ней все будет не хуже, чем при Игнатьеве. После своего ухода с поста главы ЦБ я за эти годы вообще-то не видел – хотя я особо и не следил – какого-либо разумного ведения денежно-кредитной политики»), то западное так не считает. Оно исходит из предположения, что назначение Набиуллиной полностью поставит ЦБ под контроль Кремля, а значит, инфляция в стране раскрутится с небывалой силой – ведь, по их мнению, ЦБ будет вынужден выполнять поручения Путина и заливать экономику деньгами. С таким прогнозом выступила, в частности,  New York Times.

Вместе с тем, другая часть западной прессы полностью одобряет это назначение, характерным примером можно считать заметку в Financial Times, где, в частности, сказано, что «Набиуллина имеет высочайшую квалификацию для того, чтобы возглавить ЦБ, и даже суровые критики Кремля не смогут придраться к ее послужному списку… Она из числа тех молодых экономистов, которые прославились как сторонники либерализации экономики после распада СССР». Одобрение этому высказал и посол США в РФ Макйл Макфолл.

Невольно задаёшься вопросом – qui prodest?

Опубликовано 16.03.13 на портале Бизнес-Онлайн, Казань.

Метки:
Управление, Государство, Элиты, Россия, Банки, ЦБ РФ

 
© 2011-2018 Neoconomica Все права защищены