Новая теория Материалы О нас Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
 
Новая теория
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, виды управленческой деятельности, бюрократия, фирма, административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, исламские финансы, социализм, Япония, облигации, бюджет, СССР, ЦБ РФ, финансовая система, политика, нефть, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, бизнес в России, реальный сектор, деньги
 

Ирвинг Фишер. Покупательная способность денег. Анализ

28.08.2014

Текст: Дмитрий Рыбалка

Ирвинг Фишер
(27.02.1867 — 29.04.1947)

Покупательная способность денег. Анализ

 

 

Введение

В начале двадцатого века сформировалось два основных направления количественной теории денег.

Первое   направление   количественной   теории   —

механическое  (Ирвинг Фишер  и  его  последователи),  которое исходило из  предположения  о  существовании  непосредственной  механической связи между общей массой обращающихся в стране денежных знаков  и  стоимости товаров. Данная группа в начале двадцатых годов активно выступала за стабилизацию экономики с помощью кредитно-денежной  политики, которая по их мнению заключалась в стабилизации уровня цен в США, которая достигалась правильной кредитно-финансовой политикой и контролем количества денежной массы государства. 

Второе направление   количественной   теории   —

психологическое  (построено на работах Фридриха фон Визера, Людвига фон Мизеса и Альбера Афтальона), которые опирались в своем анализе на теорию «предельной полезности», при этом денежное обращение зависело в основном от психологических факторов и процессов.

Именно о рассмотрении первого течения и пойдет речь.

Сама идея влияния количества денег в воспроизводственном контуре на уровень цен и количество выпускаемых товаров существовала еще с III века до н. э. Об этом впервые начал размышлять древнеримский юрист Юлий Павел. Позднее данный вопрос активно исследовали Дэвид Юм и Джон Стюарт Миль, но окончательно количественная теория денег получила законченный вид лишь в 1911 году в работе Ирвинга Фишера «Покупательная способность денег», где он придал ей целостный формальный вид.

Большое впечатление  на Ирвинга Фишера оказал Уиллард Гиббс, известный физик, преподававший математику в Йельском университете, где учился Фишер, и Уильям  Грэм  Самнер,  преподаватель  экономики,  который  навел Фишера на мысль соединить физику и экономику воедино. Поскольку целью экономиста является изучение «механических  взаимодействий», пишет Фишер, свойственных процессу обмена, то для него достаточно начать  с  объективного факта существования цен. Нет нужды исследовать  теорию  психологии.  Понятие капитала Фишер рассматривал сугубо как «средство обеспечения дохода». Так же Фишер в своих работах объединил прибыль,  ренту и заработную плату, под общей категорией «доход», объясняя, что все три категории имеют «единую природу». В отличии от классической политической экономии, которая рассматривала отдельно природу образования и движения этих трех видов дохода, Фишер рассматривал землю и труд как капитал особого рода, а ренту и заработную плату как процент на него, что в дальнейшем привело к рассмотрению на Западе  капиталистического общества как бесклассового (в отличии от политической экономии Маркса).

Процент на капитал Фишер рассматривал как связующее звено между капиталом и доходом, а среди факторов появления процента Фишер выделял: «нетерпение» индивидуумов (которые предпочитают сегодняшние блага завтрашним), риск и неопределенность по поводу будущего. Главным местом в рассмотрении процента Фишер выделял «нетерпение», что позволило сделать ему вывод о том, что процент вообще не может возникнуть там, где будущие и сегодняшние блага оцениваются одинаково. Также Фишер ушел от выявления общих закономерностей и природы появления процента на капитал, заменив вопрос «почему существует процент?» на вопрос «а как он устанавливается?». Логическим ответом на него стало знаменитое уравнение Фишера:

 I = R + П  или (  I + 1 ) = ( R + 1 ) + ( П + 1 ),

где

I – номинальная процентная ставка, R – реальная процентная ставка, П – темп инфляции.

Поскольку Фишер размышлял понятиями концепции «экономического равновесия», то процент на капитал выполнял некую роль цены, которая приводила к равновесию спрос и предложение в экономической системе, цены, которая позволяла решать «вечный конфликт» между желанием сегодняшнего потребления и завтрашнего инвестирования.

Во всех логических построениях Фишера имманентно встроены три допущения.

1) Во всех рассматриваемых примерах рынок достаточно  велик, что не позволяет отдельному индивидууму влиять на уровни цен.
2) Полное  знание всех условий рынка и информации о нем доступны всем участникам обмена.
3) Во всех рассматриваемых экономических системах всегда предполагается наличие совершенной конкуренции, которая не допускает образования монополии или олигополии в ценообразовании каких-либо товаров и услуг.

 

Постановка проблемы

Постановка проблемы во всех логических размышлений Фишера была связана с попыткой ответа на вопрос «почему периодически случаются экономические кризисы, и что нужно знать и сделать, чтобы их не допустить?».

Мышление Фишера было полностью подчинено идее экономического равновесия. Он был убежден, что капиталистический способ производства в состоянии равновесия способен обеспечивать постоянный, высокий и стабильный экономический рост без каких либо ограничений во времени и механизмах своего развития. Описательной формулой достижения этого равновесия стало знаменитое уравнение обмена. Источником всех экономических кризисов, полагал Фишер, является нарушение состояния данного равновесия из-за изменения уровня цен. То есть вся проблема заключается в неправильном приспособлении цен и их нестабильности.

Решение данной проблемы Фишер видел в контроле «скорости денежного обращения», которую в воспроизводственном контуре определяют государственные финансовые и административные институты. То есть по сути дела Фишер предлагал при помощи институциональных мер проводить контроль скорости денежного обращения, что по его мнению, должно было приводить уравнение обмена к состоянию равновесия, ну и конечно же к высоким темпам экономического роста, которые имманентно встроены в это самое равновесие.

Целью данной статьи является показать, как Фишер видел влияние изменения уровня цен, вследствие тех или иных причин, на функционирование экономической системы, и какие факторы являются причиной изменения данного уровня.

 

Покупательная сила денег в отношении к уравнению обмена

«Уравнение обмена есть просто сумма уравнений, обнимающих все индивидуальные меновые сделки в течение года. В каждой продаже и покупке обмениваемые деньги и блага являются ipsо facto эквивалентными; например, деньги, уплачиваемые за сахар, являются эквивалентом купленного сахара. И в общем итоге всех меновых сделок за год сумма уплачиваемых денег равна по ценности сумме ценностей купленных благ. Таким образом, на одной стороне уравнения стоят деньги, а на другой - сумма ценностей благ. Первая, денежная, часть представляет собой сумму уплачиваемых денег и может быть рассматриваема как произведение количества денег на скорость их обращения. Вторая часть получается в результате умножения количества обмененных благ на их цены».

«Деньги – это все то, что принимается всеми в обмен за блага».

Поскольку, как уже было сказано, Фишер размышлял категориями экономического равновесия, то, по его мнению, существует некий постоянный уровень выпускаемых товаров и есть некий постоянный уровень потребления (спроса), и они находятся в неком «равновесии», а деньги в экономической системе нужны лишь для обеспечения этого самого «равновесия».

 Деньги рассматриваются исключительно как механизм обмена, а вовсе не как инструмент распределения ресурсов в экономической системе. Деньги по размышлению Фишера являются естественным продуктом тяги индивидуумов к «обмену». В размышлении о природе и истории образования денег абсолютно не рассматривается историческая роль государства и ренты в их появлении.

А теперь подробней само уравнение равновесия:

MV=PT,    

где  

M – денежная масса, V – скорость денежного обращения, P – уровень цен, T – совокупный объем товаров и услуг.

Фишер рассматривает частный совокупный спрос как некую константу. Вопрос о том, как появляется частный совокупный спрос к сожалению так и не был им поставлен. В данной модели все товары и услуги постоянно находятся в постоянном балансе со спросом. Какое количество товаров ни  было бы произведено – оно всегда продается, даже не важно какое количество денег в экономической системе, вопрос только в том, по какой цене и с какой скоростью денежного обращения. А собственно скорость денежного обращения и определяет в данной модели по какой цене и при какой денежной массе.

Люди, по мнению Фишера, имеют постоянную склонность производить товары и постоянно потреблять их. Даже если меняется количество денежной массы — товары все равно производятся и продаются, только по другой цене.

Особый интерес вызывает понятие «скорость денежного обращения». В данной модели эта величина является некой абстракцией. Хоть Фишер и приводит определение: «Скорость обращения денег — это средняя частота, с которой денежная единица используется для покупки новых отечественных товаров и услуг за определённый период времени». На протяжении всей книги не приведена ни одна методика того как реально определяется данная величина, и как ее вообще возможно реально подсчитать. Зато  отсутствие реальных методик подсчета данной величины дает широкий спектр для манипуляций с данным уравнением, все увеличения или уменьшения валового продукта легко объясняются «недостаточной скоростью обращения денег», которая легко изменяется при разных методиках подсчета денежной массы M и общего выпуска P.

Так же Фишер не рассматривает вопрос о том, как реализовывается прибавочная стоимость товаров, и как в системе происходит постоянный сбыт продукции.

 

Влияние депозитного обращения на уравнение обмена и покупательную силу денег

Также необходимо рассмотреть отношение Фишера к фидуциарным средствам обращения и работе с частичным резервированием. Фишер различает два вида денег: полноценные – золото, и неполноценные – банкноты и чеки.  Банковские чеки рассматриваются сугубо как право собственности на извлечение настоящих денег из банка.

По отношению к возможности банка мультиплицирования собственных средств, в общеисторической практике существовало два подхода: как к великому благу и как к незаконному преступлению, где размыто понятие древнего закона «о регулируемой поклажи» (Хесус Уэрта де Сото «Деньги, банковский кредит и экономические циклы»).

С решением этого спора предложил разобраться и Ирвинг Фишер, который делал анализ данной проблемы на примере обычного банка,  на баланс которого вначале поступило 100 тыс. долларов золотом, 50 тыс. из которых были выданы в виде ссуд под долговые расписки, а потом естественным образом вернулись в тот же самый банк путем депонирования данных средств, под новые долговые обязательства банка перед вкладчиками, и после чего Фишер приводит баланс банка.

До выдачи займов

Средства

Обязательства

Золотой запас                           - 100 тыс. долл.

Долг вкладчикам                           - 100 тыс. долл.

100 тыс. долл.

100 тыс. долл.

После выдачи займов

Средства

Обязательства

Золотой запас                                - 100 тыс. долл.

Долговые обязательства          - 50 тыс. долл.

 

 

Долг вкладчикам                                        - 150 тыс. долл.

150 тыс. долл.

 

 

150 тыс. долл.

 

 

«Это конечное основание здания кредита в целом хотя и скрыто, но оно существует. В самом деле, мы можем сказать, что в известном смысле банки вызывают циркуляцию этого видимого и осязаемого богатства. Если акры земли земельного собственника или железные печи торговца ими не могут циркулировать в буквальном смысле слова, подобно тому как циркулируют золотые доллары, то землевладелец или торговец железными печами может выдать банку обязательства, которыми банк обеспечивает свои банкноты или депозиты, и эти банкноты или депозиты будут уже циркулировать, подобно золотым долларам. Таким образом, при посредстве банка тот, кто владеет труднообмениваемыми богатствами, может создать деньги. Он должен только дать банку свои обязательства, за которые, конечно, он отвечает своей собственностью, получить взамен право истребования денег из банка, и тогда его сравнительно мало обменоспособное богатство станет подвижным и способным к обращению. Грубо говоря, банковское дело есть способ перечеканки в доллары земли, печей и другого богатства, по своей природе малообменоспособного».

То есть Фишер приводит критику австрийской школы, заявляя, что банк хоть и мультиплицирует фидуциарные средства обращения из ничего, но если разобраться – то долговые обязательства должников вполне себе подкреплены имущественными расписками и обязательствами самих должников, то есть их собственным имуществом, поэтому мультипликация денежной массы является вполне законной и честной. Фишер возможно пошел немного дальше австрийской школы, но если разобраться еще внимательней, то данное «обеспечение» обязательств должников имеет шаткую структуру. Ссуды выдаются в периоды экономического роста под залог имущества из расчета их рыночной стоимости (капитализации), в то время как в периоды экономических рецессий данная капитализация способна значительно упасть в цене, после чего ее рыночная стоимость перестает покрывать долговые обязательства тех самых должников. То есть банк не может расплатиться со своими вкладчиками даже залоговым имуществом должников.

Данную ситуацию Фишер объяснял «парадоксом паники»:

«Парадокс паники прекрасно выражен в случае с человеком, который справлялся в своем банке, имеет ли последний достаточную наличность, чтобы оплатить сумму его вкладов, говоря: “Если вы можете заплатить мне, то я не хочу получать, но если вы не можете, то я требую”. Таково было положение в 1907 г. на Wall Street. Все вкладчики в одно и то же время захотели удостовериться, что их деньги на месте. Но все деньги никогда не бывают на месте в одно и то же время».

После анализа банковского баланса Фишер включает банковский депозит в уравнение обмена, после чего оно имеет следующий вид:

MV+M'V' =ΣpQ=PT,

где вводятся две новые величины: M' сумма депозитов, обращающихся при посредстве чеков, V' – средняя скорость их обращения.

Как следствие, после ввода в систему депозитарного обращение происходит механическое повышение естественного уровня цен из-за повышения общего количества платежных средств в системе.

Дальше Фишер заключает что «существует тенденция к установлению нормального отношения банковских депозитов (М') к количеству денег (M), так как удобства коммерческого дела предписывают, чтобы фактическое обращение было разделено между депозитами и деньгами в некотором более или менее определенном, хотя всегда и эластичном, отношении».

Также необходимо отметить особое свойство данной формулы обмена Фишера – это однонаправленность линии влияния «деньги - цены».Фишер абсолютно исключал какую-либо возможность обратного влияния общей суммы сделок РТ на денежную часть уравнения обмена, что являлось прямым следствием из его определения сути самих денег, которое было разобрано в самом начале текста. Хотя данная однонаправленность влияния может быть подвергнута серьезной критике примером СССР, где существовал Госплан, и искусственное ценообразование, которые были способны задавать импульсы к функционированию денежной массы государства. В СССР деньги скорее имели функцию механизма распределения ресурсов и товаров в экономической системе, а не «нейтральным инструментом обмена». Поэтому данный вопрос требует отдельного глубокого исследования, чтобы действительно разобраться в способности влияния совокупного выпуска и уровня цен на функционирование денежной массы.

 

Отставание приспособления процента к изменению цен

Также Фишер понимал, что уравнение обмена работает не всегда в чистом виде, производство и продажа товаров происходит не моментально, поэтому изменение количества денег в воспроизводственном контуре не сразу влияет на уровень процентной ставки, а, как правило, изменение процентной ставки происходит с неким замедлением, в зависимости от изменения уровня цен. Если количество денег увеличится вдвое, то уровень цен увеличится вдвое не сразу, а лишь по истечении определенного времени, после того как увеличение процентной ставки приведет уравнение обмена в «равновесие».  Период между изменением количества денег и достижением состояния нового «равновесия» Фишер называл переходным периодом.

Краткое описание Фишера изменения цен на уровень процентной ставки:

«Необходимо иметь в виду, что хотя займы заключаются в форме денег, однако всякий раз, когда человек занимает деньги, он делает это не для того, чтобы накоплять их, а для того, чтобы купить на них товары. Следовательно, когда А занимает сотню долларов у Б с целью купить, скажем, сто единиц данного товара по доллару за единицу, то с полным основанием можно сказать, что Б как бы одолжил А сотню единиц этого товара. И если в конце года А возвращает Б сотню долларов, но цена товара тем временем повысилась, то ясно, что Б потерял часть покупательной силы, ссуженной первоначально А. Даже если бы случилось, что А возвратит Б совершенно тождественные монеты, в которых был сделан заем, все же эти монеты будут представлять меньшую покупательную силу, чем раньше. Имея это в виду при нашем исследовании ставок процента, предположим, что цены поднимаются каждый год на 3%. Ясно, что человек, который ссужает 100 долл. в начале года, должен, чтобы иметь 5% на покупательную силу ссуженных денег, получить обратно 103 долл. (как равноценность одолженных 100 долларов) плюс 5% на них, или всего 108,15 долл. То есть, чтобы иметь 5% на действительную покупательную силу, он должен получить немного более чем 8% на деньги. Таким образом, повышение цен на 3% делает необходимым увеличение процента приблизительно на столько же. Следовательно, чтобы при повышающихся ценах сохранились те же самые отношения между кредитором и дебитором, как до повышения так и после него, необходим более высокий процент в деньгах, чем при стационарных ценах.

Однако практически мы так привыкли рассматривать деньги как нечто постоянное, думать о “долларе как о долларе”, не учитывая влияния времени, что мы весьма неохотно уступаем этому процессу нового приспособления, тем самым делая его медленным и несовершенным. Когда цены повышаются на 3% в год, а нормальная ставка процента, т. е. ставка, которая существовала бы при стационарных ценах, составляет 5%, действительная ставка, хотя и должна была бы быть (чтобы возместить повышение цен) 8,15%, обычно не достигает этой величины; она может достигнуть, скажем, 6% и позднее 7%. Такое несоответствие и запаздывание в приспособлении уровня процента к повышению цен вызывается большей частью законом и обычаем, которые произвольно стремятся удержать ставку процента на низком уровне.

Подобное несоответствие наблюдается и тогда, когда цены падают. Предположим, что к концу года на 97 долл. можно будет купить столько же благ, сколько на 100 долл. в начале года. В таком случае заимодавец, для того чтобы получить обратно покупательную силу, равноценную первоначальной, и 5% прибыли, должен бы получить не 105 долл., а 97 долл. плюс 5% от 97 долл., или 101,85 долл. Таким образом, ставка процента в деньгах в этом случае должна бы быть 1,85% или меньше 2% вместо первоначальных 5%. Другими словами, падение цен на 3% должно бы было понизить ставку процента приблизительно на столько же. Но в действительности такое приспособление процента достигается редко, и денежный процент держится значительно выше 2% в течение довольно долгого времени».

Также Фишером было сделано очень важное заключение о том, что поднятие цен порождает дальнейшее повышение цен, сокращенно данный механизм работает следующим образом:

1) Происходит повышение цен (предположим, вследствие увеличения денежной массы).
2) Процентная ставка повышается, но не достаточно, а с запаздыванием.
3) Предприниматели и производители начинают увеличивать количество займов, поощряемые временными прибылями от увеличения цен.
4) Расширяется кредитная масса по отношению к денежной массе, увеличивается скорость денежного обращения.
5) Происходит инфляция, а затем весь цикл повторяется по кругу (но при этом происходит и увеличение количества производимых, а по Фишеру естественно и потребляемых благ).

То есть Фишер показал, что даже незначительное повышение уровня цен запускает цепочку событий, которые приводят к дальнейшему повышению уровня цен. И Фишер считал, что данная цепочка будет повторяться, пока уровень процентной ставки не поднимется до своей «естественной» величины, после чего система снова окажется в своем «равновесии».

Далее после повышения уровня процента до естественного уровня, по истечении определенного времени, происходит падение цен многих фидуциарных средств обращения, под залог которых брались кредиты в период роста цен. После чего предприниматели не могут проводить дальнейшее наращивание и рефинансирование займов, что приводит к угрозе их дальнейшего банкротства. Дальше идет «психологический эффект»: вкладчики банков, зная, что часть их депозитов была выдана в виде ссуд этим самым предпринимателям, требуют свои займы обратно, дабы «удостовериться» в их сохранности, что приводит к опустошению банковских резервов в тот самый момент когда они больше всего нужны.

Так по Фишеру начинается финансовый кризис, затем происходит серия банкротств крупных предпринимателей и банков, падение покупательной способности денег, падение скорости денежного обращения, падение уровня цен, но процентная ставка остается высокой и падает с определенным отставанием от уровня цен, так же, как она отставала в период повышения цен, поэтому предприниматели не берут новые кредиты, так как они очень дороги, что приводит к уменьшению кредитной массы по отношению к денежной, после чего происходит дальнейшее падение цен, до тех пор, пока уровень цен и уровень процентной ставки не достигнут опять-таки  уровня равновесия. Также Фишер отмечает увеличение склонности людей к сбережению в период кризиса, поскольку их имеющиеся доллары постоянно повышают свою покупательную способность, что приводит к уменьшению совокупного выпуска (и потребления).

Фишер выделяет четыре причины резкого изменения цен, которые по его мнению, являются причиной выше описанных циклов.

1) Увеличение количества денег в системе.
2) Падение уровня доверия в деловой сфере (то есть психологический фактор, который он отрицал в начале первой главы).
3) Плохие урожаи в сельском хозяйстве.
4) Изобретение, которое приводит к буму.

Также Фишер подчеркивает, что выше приведенные циклы описаны в очень резкой и крайней степени, в действительности данные колебания и данные циклы далеко не всегда заметны и имеют такую амплитуду колебаний, а как правило, проходят в более мягкой форме, за редким исключением.

Подытожить течение циклов процветания и депрессии по Фишеру можно следующим образом.

Повышение уровня цен (вследствии какого-либо фактора) порождает тенденцию к повышению процентной ставки, а падение цен – к понижению ее, но приспособление уровня процентной ставки к движению цен недостаточно совершенно. Вслед за началом повышения цен наступает расширение займов, вытекающее из того факта, что процентная ставка не приспособилась сразу к этому повышению. Это доставляет хорошую прибыль предпринимателям-заемщикам, и их спрос на ссуды расширяет депозитное обращение. Это расширение еще более повышает цены, каковой результат усугубляется далее увеличением скорости обращения и несколько смягчается увеличением торгового оборота. Когда процент приспособляется к повышающимся ценам, а ссуды и депозиты достигают предела, установленного для них банковскими резервами и другими условиями, факт приостановки повышения цен вызывает необходимость нового приспособления. Те, чьи дела идут хорошо, теперь видят, что высокие ставки процента слишком высоки. Результатом являются банкротства, создающие коммерческий кризис. Наступает реакция, начинается обратное движение. Падение цен, однажды начавшись, имеет тенденцию ускоряться по причинам, в точности соответствующим тем, которые действовали при противоположной ситуации.

В качестве критики можно отметить, что по мере падения цен также происходит падение уровня прибавочной стоимости в ходе торговой конкуренции до невероятно малой величины, что делает нерентабельным многие производства, иначе говоря, наступает кризис падения эффективности капитала. Предприниматели, стремясь вернуть прибыли к естественному уровню, начинают выносить свои производства в страны третьего мира, что приводит к тому, что у рабочих в родной стране нет работы, и, естественно, денег, чтобы купить эти самые дешевые товары. Эмиссия  способна частично решить данную проблему, но лишь на время. При эмиссии в период кризиса падения эффективности капитала происходит изменение структуры денежной массы: а именно замещение кредитных денег реальными. Но по истечении определенного времени проблема снова начинает проявляться, но ее уже невозможно решить, так как дальнейшее замещение кредитных денег реальными будет приводить лишь к инфляции и стагнации одновременно.

 

Разделение труда

Что касается разделения труда, то его Фишер рассматривал как «косвенный фактор покупательной силы денег». Во всей книге если и упоминается разделение труда, то как правило речь идет о естественном разделении труда (неоднородность ресурсов):

«Очевидно, что, если бы все местности были в точности сходны по своим природным ресурсам и относительной стоимости производства, между ними существовали бы или очень слабые торговые отношения, или не существовало бы никаких.

Так же очевидно влияние разделения труда. Разделение труда основано частью на различиях в относительной стоимости затрат или человеческих усилий; это разделение происходит как между отдельными людьми, так и между отдельными странами соответственно с географическими особенностями последних. Комбинация этих двух факторов приводит к дифференциации труда в отдельных местностях, делая, например, Шеффильд знаменитым по производству ножей, Дрезден - фарфора, Венецию - стекла, Патерсон - шелка и Питсбург – стали».

Отсталость технологического развития Африки Фишер объясняет отсутствием знаний, а не малой степенью разделения труда, и дороговизной логистики:

«Рудники Африки и Австралии оставались неразработанными в продолжение целых столетий благодаря невежеству туземцев и были открыты только белыми, обладающими знаниями в области металлургии»

Отсутствие автомобильной или авиационной промышленности в небольших странах, Фишер также как и Кейнс объясняет опять-таки «отсутствием знаний».

 

Влияние сбережений на скорость денежного обращения

Влияние сбережений на скорость денежного обращения Фишер различал по тому, в какой форме они находятся – в виде наличных сбережений или на банковском депозите:

«При системе наличных платежей человек должен держать деньги бездеятельными в расчете на будущие сделки из опасения попасть в затруднительное положение из-за недостатка денег, когда в них явится нужда. При наличии заборной книжки он знает, что, если даже он останется без цента в кармане, он может покупать в кредит. Покрыть возникающий таким образом долг он может тогда, когда у него будут деньги. Наряду с этим нет нужды, чтобы эти деньги долго лежали в его кармане. Как только они получены, их уже ожидает назначение - пойти в уплату накопленных долгов. Очевидно, что это сокращение периода ожидания уменьшает среднее количество нужных денег, даже если в конце концов будут получены и истрачены те же суммы, что и без такого сокращения. Например, рабочий, получающий и расходующий 7 долл. в неделю, если он не может покупать в долг, должен растягивать расходование своей недельной заработной платы на всю неделю. Если он расходует 1 долл. в день, его денежная наличность в течение недельного цикла должна показывать последовательно день за днем: 7 долл., 6 долл., 5 долл., 4 долл., 3 долл., 2 долл. и 1 долл., когда приходит получка новых 7 долл. Это составляет в среднем 4 долл. Но если бы он мог получать все в долг и затем ждать дня получки своих 7 долл., чтобы погасить накопившиеся обязательства, у него не было бы нужды держать наличные деньги в течение всей недели. Его денежная наличность в течение недельного цикла составила бы 7 долл., 0 долл., 0 долл., 0 долл., 0 долл., 0 долл., 0 долл., что дает в среднем 1 долл.»

То есть чем больше люди используют чековые книжки, или по современному – кредитные карты, тем выше скорость обращения денежной массы, как следствие – выше уровень роста цен. Особое место Фишер уделял частоте выплаты заработной платы в государстве, и ее влиянии на скорость денежного обращения, сделав заключение, что переход от месячных к недельным выплатам заработной платы содействует увеличению скорости обращения денег:

«Если рабочему платят еженедельно 7 долл. и он расходует их равномерно каждый день, кончая каждую неделю с пустыми руками, его средняя наличность, как мы видели, была бы немного выше половины 7 долл. или около 4 долл. Это означает, что его деньги оборачиваются приблизительно дважды в неделю. При месячных платежах рабочий, получая и тратя в среднем 1 долл. в день, должен будет расходовать 30 долл. более или менее равномерно в течение следующих 30 дней. Если к следующему дню платежа он окажется с пустыми руками, то его средняя денежная наличность в течение месяца будет приблизительно 15 долл. Это означает, что его деньги обернутся около 2 раз в месяц. Таким образом, скорость оборота при недельных платежах будет больше, чем при месячных».

Хотя с другой стороны Фишер отмечает, что переход на понедельную систему оплаты снизит склонность рабочего к взятию кредитов, что приведет к обратному уменьшению скорости денежного обращения.

Также Фишер заключает прямую корреляцию между количеством населения в государстве и скоростью денежного обращения: чем больше население, тем больше скорость обращения денег (в подборке нет ни Китая, ни Индии).

 

Влияние внешней торговли на количество денег и на цены. Политика протекционизма

До сих пор шло описание модели только в изолированном государстве, но так же необходимо рассмотреть, как Фишер рассматривал функционирование модели в системе международной торговли, и как происходит ценообразование с точки зрения количественной теории.

Фишер писал, что уровень цен отдельно взятой страны скорее зависит от мирового уровня цен, чем от количества ее денежной массы (работа писалась во времена золотого стандарта альпари).

Политику таможенного покровительства, которое способствует развитию отечественной промышленности (работы Фридриха Листа) Фишер рассматривал как  большое заблуждение, основанное на непонимании механизма функционирования таможенных пошлин и системы «равновесия» которое он нарушает.

Итак, взгляд на протекционизм Фишера.

После ввода какой-либо странной таможенных пошлин, в данной стране происходит повышение цен товаров для покровительства которых и введены пошлины, что приводит к повсеместному поднятию уровня цен, даже на те товары, которые не имеют покровительственных пошлин. Как следствие, после повсеместного повышения цен в данной стране падает уровень ее импорта, правда не сразу, а по истечении небольшого промежутка времени. Иностранные потребители поначалу продолжат покупать в данной стране товары в прежнем объеме, которые еще не успели подорожать, из-за чего, как правило, наблюдается положительный торговый баланс. Но, как было сказано, из-за ввода таможенных пошлин происходит поднятие общего уровня цен данного государства, вдобавок приток иностранных денег также способствует поднятию цен. Ну и в конце данного цикла уровень импорта к экспорту приходит в состояние естественного «равновесия», то есть уменьшается.

Таким образом Фишер видел в протекционизме лишь временную выгоду, которая достигается за счет общей инфляции денежной массы государства. Также Фишер утверждал, что международные различия в уровне цен производят изменения только в одном из элементов уравнения обмена – в массе денег.

 

Биметаллизм и полиметаллизм

В обсуждении вопроса биметаллизма Фишер полностью поддерживал правоту «закона Грешема»: дешевые деньги вытесняют дорогие деньги.

Подкреплял Фишер его в основном психологическими факторами. Причина, по которой более дешевые деньги всегда одерживают верх, заключается в том, что выбор пользования теми или иными деньгами всегда остается главным образом за тем, кто платит их в обмене, а не за тем, кто получает. Если кому-либо предстоит выбор платить свои долги теми или иными деньгами, мотивы бережливости заставят его выбрать наиболее дешевые. Если бы инициатива или выбор принадлежал преимущественно лицу, получающему деньги, а не плательщику, было бы справедливо противоположное положение. Тогда более дорогие, или “хорошие”, деньги вытеснили бы более дешевые, или “плохие”, деньги.  То есть золото естественным образом используется в основном в накоплении и международных расчетах, и таким образом вытесняется серебром.

Такой же принцип Фишер рассматривал в случае любых денег, чеканная ценность которых выше, чем ценность материала, из которого они сделаны, бумажные деньги не являются исключением. Пока бумажные деньги имеют все отличительные функции денег – всеобщую принимаемость по их номинальной ценности и пока их количество ограничено, их ценность будет обычно равна ценности золотой монеты такого же номинального достоинства. Если их количество неопределенно возрастает, они будут постепенно вытеснять все золото и целиком заполнят систему денежного обращения. Также, по мнению Фишера, аналогичное действие имели бы кредитные деньги и кредит в форме банковских депозитов. При распространенности пользования ими они уменьшают спрос на золото и бумажные деньги, понижают их ценность как денег и заставляют большую их часть либо уходить в накопление, либо за границу. Более устойчивую систему цен, как считал Фишер, принесет система полиметаллизма – обращение параллельно трех и более видов металлов, что уменьшит частоту колебания цен. (Также Фишер допускал систему симметаллизма – два и более метала соединенных физически в одной монете).

 

Процент и рента

По вопросу корреляции изменения процента и ренты Фишер сделал совершенно правильное наблюдение, что по мере падения уровня процента на капитал, повышается уровень ренты, а при повышения уровня процента, рента понижается. Правда объяснил он данный механизм «изменением степени неопределенности» индивидуума по отношению к получению будущих благ:

«Каждый заемщик и каждый заимодавец могут желать различно распределить во времени свой поток доходов. Один, чтобы иметь больший доход в будущем, желает вложить капитал в недвижимость, другой, имея в виду возможно скорее воспользоваться большим доходом, не пожелает такого помещения. Следовательно, один заимодавец заинтересован в обратном получении такого же по величине недвижимого капитала, какой он одолжил, а другой заинтересован в получении такой же величины покупательной силы в услугах и товарах непосредственного потребления, какую он дал раньше взаймы».

При этом Фишер не обращает никакого внимание на такое понятие как эффективность капитала, который является первопричиной  изменения соотношения уровня рента-процент. При повышении эффективности капитала – рента всегда падает, при понижении эффективности капитала – рента всегда растет ( и цена земли тоже). А психологический фактор скорее является следствием от действия данной первопричины.

Самым интересным в размышлениях Фишера по поводу процента является то, что если системе изначально присуще состояние равновесия, то непонятно откуда вообще берется процент на капитал.

 

Предложения самого Фишера

Как неоднократно было сказано, все проблемы экономического развития человечества Фишер видел в колебаниях цен, или покупательной способности денег. Стоит отдать должное уважение самому Фишеру, который честно признавался в том, что он не имеет настоящих механизмов контроля волатильности данных цен. Он честно говорил, что он всего лишь понял и описал механику денежного обращения, но разработку действенных мер по стабилизации системы цен Фишер оставил будуйщим поколениям. Да, он делал некоторые предложения, которые по его мнению могли бы помочь, но он не превращал эти предложения в идеологические догмы, бесспорно их защищая, а хотел всего лишь обратить на них внимание делового мира. Самым действенным механизмом, который возможно мог бы помочь мировой стабилизации цен, Фишер считал создание и развитие системы «табличных индексов». Или проще говоря фондовых индексов — показателей изменения цены определенных корзин ценных бумаг и основных секторов экономики. Где колебания отдельных цен должны гаситься за счет всей корзины, что должно частично стабилизировать уровень цен по смежным отраслям. В качестве аналогии он приводил систему полиметализма по отношению к чисто золотовалютной системе. Но он также честно заявлял, что система индексов также требует глубоко изучения, и может иметь некоторые изьяны, которые он не обнаружил. Также Фишер, в отличии от остального мира экономикс, не поддерживал идею о необходимости невмешательства в экономику государства, а наоборот заявлял, что лишь при помощи контроля государственных институтов возможно достичь стабильности в уровне цен, и выход из тех или иных экономических кризисов полностью зависит от политики государства, а не от настроения индивидумов. Себя Фишер видел как учителя, который понял и описал механику очень важных процессов, которую должны знать и понимать все финансовые и политические элиты, и на их основании проводить институциональные меры стабилизации. А своей задачей он видел скорее распространение данной информации в деловом обществе, а не разработку самих механизмов стабилизации. Собственно, от описанных Фишером механизмов денежного обращения и пошло дальнейшее развитие монетаризма, сторонники которого занимали высокие посты в системах государственного управления и финансовых институтов США и Европы.



<<< Вернуться в подраздел "История экономической мысли"
<<< Выбрать подраздел

 
© 2011-2022 Neoconomica Все права защищены