Новая теория Материалы О нас Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, виды управленческой деятельности, бюрократия, фирма, административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, исламские финансы, социализм, Япония, облигации, бюджет, СССР, ЦБ РФ, финансовая система, политика, нефть, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, бизнес в России, реальный сектор, деньги
 

День регулятора

18.06.2023

Кто в лес, кто по дрова.

Фольклорное

 

Пока в России, только что отпраздновавшей одноименный день, весело и задорно шла ярмарка тщеславия по имени ПМЭФ, призванная, судя по всему, показать, что в российской экономике все хорошо и даже местами отлично, основные зарубежные центробанки активно продолжали регуляторную деятельность. При этом они, скажем так, сменили на этом посту российский ЦБ – который штатным порядком исполнил свой регуляторный долг неделей ранее. Соответственно, именно о них и пойдет сегодня речь, поскольку именно от них в изрядной степени и зависит то, что будет происходить в мировой экономике.

Зависимость эта, впрочем, отнюдь не является полной. Центробанки могут ослабить некоторые надвигающиеся события, могут их усилить, могут что-то отодвинуть во времени, и чем выше относительная мощь ЦБ, тем большими ресурсами он располагает. Но ни один ЦБ не в силах обеспечить спокойное бесперебойное функционирование подопечной экономики, поскольку его регуляторная практика всегда запаздывает, даже у многоопытных в этом деле американцев.

Итак, Россия. Отечественный ЦБ в очередной раз оставил ключевую ставку на уровне 7,5% годовых, при этом данный показатель не менялся с сентября прошлого года. Можно сказать, что  данный уровень сумел в некотором смысле стать привычным для деятельности в стране. Были, однако, отмечены риски растущих цен, годовая инфляция составила 2,6% по итогам мая после 2,3% в апреле, а текущие темпы прироста цен составляют около 4% в пересчете на год. При этом, как сообщил ЦБ РФ в релизе, "рост инфляционного давления проявляется по все более широкому кругу товаров и услуг", что "во многом связано с восстанавливающимся потребительским спросом и постепенным переносом в цены произошедшего с начала 2023 года ослабления рубля".

ЦБ здесь немного лакирует ситуацию: рубль стал дешеветь задолго до начала этого года, уже в декабре он стоил 65-68 рублей, свалившись с локальных пиков около 53 рубля за доллар, имевших место год назад. Это, впрочем, некритично; важно же то, что регулятор прямо дал понять, что инфляционные риски достаточны для того, чтобы вновь вернуться к ужесточению денежно-кредитной политики, и повышение ставки видится вероятным уже на следующем заседании руководства ЦБ. При этом ЦБ также говорит о растущем внутреннем спросе, что и разгоняет инфляцию, эффект такой, безусловно, есть (обусловленный расходами бюджета – большие деньги пошли в гособоронзаказ и в потребительскую экономику, посредством выплат участвующим в СВО) – но не стоит забывать и о ситуации с внешней торговлей и с потоками капитала.

Дело в том, что счет текущих операций за январь снизился в 5,5 раз относительно показателей прошлого года, иначе говоря, приток валюты в страну за это время сократился на рекордные $100 млрд. Безусловно, он все еще положителен – но тенденция, конечно же, не вдохновляет. Торговый баланс при этом сократился поменьше, но все же тоже весьма солидно – почти на 70%, в абсолютных величинах дельта составляет те же $100 млрд., притом что за апрель и май ситуация ухудшилась. "Нефтяной потолок", как оказалось, работает, экспорт нефти в Индию не приносит нормальных денег, т.е. долларов США, только неликвидные рупии, за которые ничего не купишь, премиальный европейский газовый рынок также был во многом потерян. Эффект закономерен, закономерно и падение рубля к доллару, особенно на фоне снижения стоимости барреля нефти, несмотря на все ограничения на добычу, вводимые ОПЕК, закономерен и проистекающий из этого постепенный "импорт инфляции".

Отдельно стоит отметить традиционный конфликт интересов Минфина и ЦБ. Первому выгоден более слабый рубль, он позволяет легче исполнять бюджет, который, в силу известных причин, сейчас превышает заложенные в него дефициты, второй же видит в этом инфляционные риски. Кроме того, в очередной раз пошли разговоры о секвестре бюджета, и здесь сошлись позиции и ЦБ, и Минфина. Проще говоря, несмотря на дополнительное вытрясание денег из Газпрома в прошлом году, денег в бюджете уже довольно скоро станет не хватать. Видимо, для стабилизации ситуации придется прибегнуть к некоей комбинации из очевидных мер – росту долга, завуалированной эмиссии, продажи активов из ФНБ (коий не бездонен), секвестра бюджета и животворящей девальвации, выручавшей российские денежные власти еще со времен Алексея Тишайшего в XVII веке. Вопрос, когда и что именно будет сделано; пока же в стране своего рода предвыборная оттепель, но что будет весной и летом следующего года – вопрос открытый.

С другой стороны земного шара отличились США – тем, что в первые за год не стали повышать ставку, зафиксировав ее в интервале 5–5,25%. Надо сказать, рыночное (фьючерсное) ожидание того, что на сей раз в годовом цикле повышения ставок будет пауза, достигло накануне решения шанса в 95%. Иначе говоря, рынок только этого и ждал, и это было заложено в цены на фондовом рынке – а ФРС США обычно не идет против рыночных ожиданий. Соответственно, было более интересно не то, какое решение будет принято, но то, что при этом скажет Джером Пауэлл на своей пресс-конференции, каким будет возможное дальнейшее развитие событий.

Похоже, что ФРС США в очередной раз пытаются просочиться между струйками. Инфляция в США снижается, но базовая инфляция (без еды и энергоносителей) этого делать отнюдь не хочет, достижение цели по ней намечено лишь на 2025 год. Рабочие места при этом создаются активно, а население столь же активно тратит – иными словами, экономика США и одновременно в хорошей форме, и недалеко от рецессии, риски которой никуда не делись. Ставки же при этом могут повысить еще пару раз, и держать достаточно долго, первое снижение их предполагается разве что в следующем году. Важно также то, что это всё продолжается на фоне сокращения баланса ФРС, регулятор постепенно, хоть и весьма неспешно, избавляется от активов, скупленных ради поддержки экономики и финсектора в ковидные годы. Не менее важно и пошедшее активное заимствование на рынках: Казначейство пополняет государственные счета. Иначе говоря, тренд на сокращение денежного предложения и охлаждение экономики с ростом рисков рецессии никуда не девается – но фондовый рынок, судя по индексу, достигшему пиков с августа прошлого года, в это не верят. Не исключено, впрочем, что это временное явление: внешние факторы четко указывают на юг.

Далее, об изменении ДКП отчиталась и Европа. ЕЦБ традиционно запаздывает после ФРС США, уже переходящей к нормализации ставки. Регулятор принял решение сделать повышение на 0,25%, депозитная ставка таким образом достигла уровня в 3,5%, а ставка рефинансирования теперь составляет 4%, и оба этих показателя идут по категории "дорогу рекордам!" Да, такого не было очень давно, по ставке рефинансирования – с 2008 года, а по депозитной ставке с начала века, почти с самого начала существования зоны евро в живом виде. Причина всё та же – инфляция, составляющая сейчас 6,1%, и это, конечно, не многолетние пики прошлого года, но все же весьма серьезно для региона. И это еще не конец: Кристин Лагард в своем выступлении ясно дала понять, что повышение ставки продолжится, пока инфляция не будет взята под контроль, но даже умеренно-оптимистичный прогноз на этот год видит ее на уровне в 5,4% с возможным снижением через год-другой. При этом регион уже находится в рецессии: два квартала подряд показали пусть и символическое, но вполне четкое сокращение экономики на 0,1% оба раза. Можно предположить, что так оно и продолжится впредь, на фоне ужесточения ДКП в регионе и разворачивающегося Акта по контролю инфляции в США, который уже начал активно переманивать европейские капиталы и технологические компании.

Наконец, небольшую сенсацию выдал Китай. Местный ЦБ внезапно снизил годовую ставку MLF (по ней он ссужает деньги коммерческим банкам) на 0,1%, впервые с августа прошлого года. Кроме того, были снижены ставки недельного обратного репо, что дало финсистеме КНР дополнительной ликвидности. И есть на то причины: данные по промышленному производству и розничным продажам за май вышли ниже ожиданий, в очередной уже раз, а кризис в строительном секторе, гремевший прошлой осенью, сменился унылым застоем. Судя по всему, китайской экономике придется очень сильно постараться, чтобы достичь заявленных весной 5% роста.

Почему это важно? Потому что текущая ситуация в китайской экономике, вообще говоря, должна быть совершенно иной. Китай более других стран заигрался в дурную и бессмысленную войну с ковидом, не желая, по всей видимости, терять лицо и отменять столь же бессмысленные и беспощадные контролирующие меры – но делать это всё же пришлось, когда ситуация начала шататься уже и в социальном плане. По идее, после этого снятия ограничений должен был последовать недлинный, но резкий восстановительный рост экономики, реализация отложенного совокупного спроса, предъявляемого населением КНР – но этого, судя по всему, не произошло. При этом только лишь весной Председателем КНР в третий раз стал Си Цзиньпин, поправший тем самым неписанные заветы Дэн Сяопина, предписывающие не править более двух сроков подряд – и, рискну предположить, от него ожидают и нормализации экономического развития в том числе.

Но его, судя по текущим данным, не наблюдается на горизонте. При этом уже сейчас известно, что в Китай практически прекратился приток прямых иностранных инвестиций. Так, в прошлом году фонды прямых инвестиций привлекли всего $25 млрд. инвестиций в Китай, что 4 раза меньше, чем в 2021 году. Для сравнения, в 2017 году этот показатель составлял почти $300 млрд. Возможности долговой накачки тоже постепенно гаснут: потребительский кредит и корпоративные заимствования перестали расти, но пока еще вполне функционируют межбанковское кредитование и рынок государственного долга.

Означает ли это начавшуюся реализацию долгосрочных рисков, связанных с безудержным накоплением долгов со стороны КНР? Сложно пока сказать, поживем-увидим. Пока же Китай намерен активизировать стимулирование экономики – осталось понять, как именно, потому как и с этими мерами могут быть проблемы. К примеру, недавно стало известно, что учрежденный государствами BRICS Новый банк развития (New Development Bank), имеющий штаб-квартиру в Шанхае и призванный всячески оттягивать экономики стран BRICS от "токсичного" доллара, практически прекратил свою деятельность по выдаче кредитов – и испытывает острую потребность, внезапно, в тех самых долларах. Банк повел себя ожидаемо, заморозив с февраля прошлого года новые кредиты для России, но финсектор США продолжает относиться к нему настороженно, всё же он российский почти на 20% – и банку приходится брать на себя все более дорогие долговые обязательства, чтобы закрывать старые долги и поддерживать свои собственные требования к ликвидности.

А в целом – на дворе лето. Тишина и покой, почти. Основное веселье будет позже.

Опубликовано 18.06.23 на портале Бизнес-Онлайн, Казань.

Метки:
США, Европа, Россия, ФРС, Китай, ЕЦБ

 
© 2011-2023 Neoconomica Все права защищены