Новая теория Материалы О нас Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, виды управленческой деятельности, бюрократия, фирма, административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, исламские финансы, социализм, Япония, облигации, бюджет, СССР, ЦБ РФ, финансовая система, политика, нефть, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, бизнес в России, реальный сектор, деньги
 

Неопределенность как национальная идея

07.11.2022

– Доктор сказал в морг, значит в морг!
– Так я еще не умер!
– А мы еще и не приехали.

– Фольклорное

 

Злые статистические языки пишут, что с начала года продажи антидепрессантов в РФ выросли на 70% в денежном выражении. Понятное дело, сколько-то этого роста приходится на рост цен, но даже если его очистить, остаток впечатляет. Невротизированному социуму только и остается спасаться черным юмором типа того, что вынесен в эпиграф, да антидепрессантами (сюда, кстати, не вошли продажи водки и прочего крепкого алкоголя). Ну а что еще делать, если неопределенность стала основным фактором, влияющим на поведение каждого конкретного человека, включая и тех, кто определяет (экий каламбур) экономическую и денежно-кредитную политику страны? Тем не менее, с ней как-то можно работать, хотя возможности эти в последнее время изрядно уменьшились.

На прошлой неделе ЦБ РФ принял нейтральное решение по ключевой ставке. Она была оставлена на уровне 7,5%, что традиционно вызвало раздражение патриотической общественности, требующей низких ставок. Дело, однако, в том, что ставка сейчас 7,5% при инфляции в 13,7%. Фактически это означает, что деньги имеют стоимость, близкую к отрицательной, даже с учетом всех рисков банков и их маржи. Еще раз: деньги задаром. Это никак не "кабальные ростовщические проценты", которые, дескать, угнетают экономическую активность. Это, увы и ах, потеря совокупного платежеспособного спроса в экономике, последствия разрывов хозяйственных связей и производственных цепочек -- в силу отъезда людей, в силу отсутствия поставок импорта, в силу вывода капиталов вместе с уехавшими, и даже в силу продолжающейся мобилизации, впрочем, о ней чуть ниже.

Помимо того, ЦБ выступил с обновленным макропрогнозом, который, если кратко, вновь указывает на некоторое ослабление глубины спада при одновременном растягивании его во времени. Так, ЦБ подтверждает двухлетнюю рецессию в экономике, т.е. падение ВВП на 3-3,5% в этом году и на 1-4% в следующем, с возможным выходом в минимальный рост в 2024 году. Помимо того, был резко изменен прогноз по инвестициям: основной их спад предполагается в следующем году и составит 5-7%. При этом прогноз инфляции до конца текущего года был снижен до 12-13%; сейчас она, напомню, чуть ниже 14% по официальным данным, в 2023 году предполагается ее спад до 5-7%. Наконец, в прогнозе была указана одинаковая вероятность как для повышения ставки, так и для ее понижения.

Иначе говоря, "по бумагам" всё выглядит даже относительно прилично, и точно можно сказать, что усилия ЦБ по контролю капитала и "размазыванию" кризиса по времени дают свои позитивные результаты: декларируемый итоговый спад менее чем в 4% ВВП – совсем не те 8-10%, что прогнозировались весной. С другой стороны, никак нельзя согласиться с тезисом о сокращении инфляции: сейчас-то ситуация нейтральна, но в декабре вполне вероятен ее рост, хотя бы в силу намеченной индексации тарифов ЖКХ на 9%. Напомню, предыдущая была совсем недавно, в начале июля – и, что забавно, про этот рост Эльвира Набиуллина сказала на пресс-конференции. Интересна также позиция ЦБ относительно влияния мобилизации на динамику цен: в перспективе нескольких месяцев будет давление на спрос и, следовательно, на индекс потребительских цен. Но спустя некоторое время из-за изменения структуры рынка труда (ограничение предложения при сохранении спроса) мобилизация окажет инфляционный эффект. Иными словами, проинфляционных факторов видится больше, чем дезинфляционных – и за счет чего в таком случае предполагается ее снижение?

Далее, возникают вопросы относительно скорости восстановления отечественной экономики. К примеру, она критически зависит от цен на нефть, но сам же ЦБ понизил прогноз по средней стоимости на 2022 до $78 за баррель Urals ($80 было ранее), в 2023 это будет $70, а в 2024 – $60. Здесь есть определенные сомнения: уже в декабре Европа вводит эмбарго на поставки российской нефти, а в феврале 2023 года – на поставки нефтепродуктов. Суммарно это 2,5 – 2,6 миллионов баррелей в день, которые физически крайне сложно, если вообще возможно, направить другим потребителям, и как будет разрешаться эта ситуация, пока непонятно. Но это частности: РФ, вообще говоря, еще не ощутила в полной мере эффект от санкций, точнее, от прекращения импортных поставок ключевых компонентов в различных отраслях промышленности.

Он есть, но пока еще частный – и он виден на статистике. Росстат на прошлой неделе выдал набор данных по итогам сентября, т.е. тогда, когда на них еще не повлияла мобилизация. Спад промышленного производства в годовом выражении стал максимальным за почти 2 года и составил 3,1%. При этом сильнее всего обвалился сектор обрабатывающей промышленности, она упала на 4% против снижения на 0,8% в августе. Вниз пошла и добыча полезных ископаемых, спад составил 1,8%, хотя по итогам лета она еще росла на 1%, что немного, но всё же неплохо. Отдельно стоит отметить резкое замедление в добыче металлической руды – сентябрьский спад составил 6,5%, а к предыдущему году – почти 10%,  кроме того, 2,3% потеряла добыча угля, а 2,2% – добыча нефти и газа. Здесь стоит помнить, что такие потери – это еще и потери рынков, и восстановить их, когда это всё кончится, будет весьма непросто. Если же говорить о секторах обрабатывающей промышленности, то сильнее всего пострадало производство автомобилей, спад составил более 50% по итогам сентября, а к предыдущему году выпуск рухнул более чем вчетверо, провалилось также производство электроизделий. Спад в производстве удобрений достиг 14 %, а в деревообработке почти 20%, а в плюсе оказался только выпуск одежды (особенно в этом отличилась Москва) и сектор фармакологии.

Что еще интересного произошло? В Госдуму поступил законопроект о бюджете на следующий год и на перспективу 2024-2025 годов. Ничего нового: те же дефициты, те же займы для его компенсации, то же использование ФНБ; кстати говоря, уже сейчас Михаил Мишустин отдал распоряжение об изъятии из этой кубышки 1 трлн. рублей на покрытие текущего дефицита, образовавшегося в результате всех этих событий. Кроме того, Минфин РФ вновь вышел на рынок заимствований, предложив рынку облигации с переменной ставкой, привязанной к ставке межбанковского рынка, а в пятницу 14 октября утвердил их выпуск с предельным объемом до полутриллиона рублей – проще говоря, государство начинает вновь предлагать рынку более интересные для него инструменты. Фаза "денег нет" приближается, и здесь государству очень бы помогло падение курса рубля – но этого при текущих ограничениях на импорт произойти не может, а слишком увлекаться эмиссией оно пока не готово.

Хотя, возможно, и придется. Важно понимать, что мобилизация даст жесточайший экономический откат по самому широкому кругу видов экономической активности, и возможное расширение государственной деятельности (в рамках, например, госзаказа для ВПК) никак это не компенсирует. Связано это даже с самой элементарной демографией: потеря условных полумиллиона мобилизованных и полумиллиона эмигрантов (включая жен и детей) эквивалентна исчезновению 1,5-2% от ВВП, и еще примерно столько же уйдут в эмиграцию внутреннюю – в эксполярный сектор экономики, что удвоит потери. Но в разных отраслях ситуация будет складываться по-разному, где-то будет еще хуже в силу потери ключевых специалистов, которых невозможно заменить физически – и всё это воздействие на экономику только набирает свою силу. Кроме того, свою роль сыграет и проведение необходимых выплат мобилизованным: только денежное довольствие в обещанные будет поглощать около 100 млрд. рублей в месяц дополнительно к уже имеющимся дефицитам. Запуск печатного станка в такой ситуации будет казаться очень привлекательным действием.

Что в итоге? Та самая неопределенность, с которой и начался данный рассказ. Тем и живем.

Опубликовано 31.10.22 на портале Бизнес-Онлайн, Казань.

Метки:
Россия, ЦБ РФ

 
© 2011-2022 Neoconomica Все права защищены