Новая теория Материалы О нас Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, виды управленческой деятельности, бюрократия, фирма, административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, исламские финансы, социализм, Япония, облигации, бюджет, СССР, ЦБ РФ, финансовая система, политика, нефть, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, бизнес в России, реальный сектор, деньги
 

Нефтяные узоры

15.10.2022

Нефтяная индустрия на пути
к долгому периоду бедствий.

– Гарри Догерти, нефтяной магнат, 1929 год

 

Прежде чем начать рассуждать о заседании картеля ОПЕК+, который резко снизил квоты, недовольстве США и надеждах, питаемых Ираном и Венесуэлой, следует коснуться базовой арифметики, впрямую относящейся к российской нефтяной отрасли. Отрасли, что вкупе с добычей газа, критически важна для российского бюджета, причем что на федеральном уровне, что и для некоторых регионов. Особо это важно тем, что такие относительно большие объемы поступающих денег ценны не только сами по себе, но и как имеющие заметный мультипликативный эффект. Нефтяник не только, получив выручку, продал ее, получил рубли и заплатил налоги – он еще и обеспечивает этими рублями вторичный спрос в рамках своего потребления, к примеру, покупает себе квартиру, что дает жизнь уже строительной отрасли. К сожалению, что такого анализа российской экономики, через цепочки создания ценности, не делал никто и никогда вообще, поэтому оценить это влияние можно только приблизительно. Но всё же попробуем.

Итак, в прошлом году РФ добыла 524 млн. тонн сырой нефти. Часть из них была трансформирована в нефтепродукты, в основном это были бензин, мазут и дизтопливо. Из этих объемов, по статистике ЦБ РФ, на экспорт ушло 230 млн. тонн нефти и 144,5 млн. тонн нефтепродуктов, т.е. в сумме 71% добычи российской нефти и продуктов ее переработки был продано за кордон, а оставшееся при этом сырье было потреблено внутри страны.

Считаем нефть. Так, 47% из этих 230 млн. тонн, т.е. 108 млн. тонн было поставлено в страны ЕС, еще 70 млн. тонн купил Китай, 14,9 млн. тонн взяла Белоруссия и 13,5 млн. тонн – Южная Корея. В сумме это почти 90% экспорта нефти, а финальные 10% относительно небольшими объемами ушли в иные страны, включая даже США; последние, впрочем, теперь остались в прошлом в силу введенного в марте эмбарго. Далее, из этих "европейских" 108 млн. тонн сырой нефти почти 36 млн. тонн (т.е. чуть меньше трети) было поставлено в Европу по нефтепроводу "Дружба", тому самому, проходящему по территории Украины и исправно качающему нефть даже сейчас. Оставшиеся 72 млн. тонн были поставлены европейским покупателям при помощи танкеров и железнодорожных поставок, в основном, конечно, танкеров.

По нефтепродуктам есть данные на год старше, поэтому будем ориентироваться на них, поскольку картинка поменялась не особо сильно. Традиционно половина продажи нефтепродуктов идет в Европу, при этом в целом страны Запада в прошлом году закупили почти 90% экспорта российских нефтепродуктов, оставшиеся 10,5% купил Восток. Логистика поставок также здесь в основном танкерная: согласно отчёту Минэнерго, в 2020 году через порты шло 85,9% всех поставок за рубеж, по железной дороге – 9,7%, а по трубопроводам – 4,3%. Всего в 2020 году было продано 133,6 млн. тонн нефтепродуктов, из них 58 млн. тонн было поставлено морем в Европу. В сумме же морские поставки нефти и нефтепродуктов в Европу составляют порядка 130 млн. тонн, т.е. почти 35% экспорта, или же, иными словами, 2,5-2,6 миллиона баррелей в день (мбд).

Запомним эти цифры – и перейдем теперь к фактуре истекшей недели.

Сделка ОПЕК+, которая была санкционирована представителями стран этого расширенного картеля в Вене, и целью которой является снижение квот добычи на весьма существенные 2 мбд, на самом деле не имеет особого значения. Дело в том, что эти квоты и последнее время и так не выполнялись, по итогам августа разрыв между совокупными квотами и фактической добычей составил почти 3,6 мбд, при этом основными "отстающими" были Россия и Нигерия. У последней, похоже, пошли последствия нехватки инвестиций в этот сектор экономики, а с РФ ситуация тяжелее – в стране начался спад добычи.

Увы, точных данных от ЦДУ ТЭК сейчас нет, они засекречены, судить об этом можно по косвенным признакам. Так, нефтегазодобывающая компания "Сахалин-1" потеряла часть специалистов, что связано с действиями американской ExxonMobil, которой принадлежит 30% проекта и которая хочет продать свою долю и выйти из него. Привело это к тому, что добыча нефти компании снизилась в 22 раза, с 0,22 мбд до 0,01 мбд, а со второй половины сентября встала и добыча газа. Если добыча и продажи не пойдут – бюджет региона может потерять порядка четверти своей доходной части.

Так или иначе, данным сокращением квот картель ОПЕК+ всего лишь "узаконил" существующее положение дел, более того, ему никто не мешает нарастить добычу на полтора миллиона баррелей в сутки, оставшись при этом в рамках собственных квот. Собственно говоря, у арабских государств – КСА, Кувейта и ОАЭ – есть свободные мощности для наращивания предложения примерно на 1,7 мбд, но эти страны, судя по всему, не заинтересованы в этом в силу рыночной ситуации. Как, кстати, и Россия.

Опять же, здесь ситуация понятна. Следующий год – год рецессии, причем в мировом масштабе, к примеру, для США вероятность ее наступления оценивается в 91% на годовом промежутке и 50% – на полугодовом. Пока ее нет, более того, свежие данные по занятости показали весьма неплохие цифры, уровень безработицы даже снизился, в результате чего закономерно (да, теперь уж закономерно) упали американские фондовые индексы, увидев в этом очередной надвигающийся такт повышения ставки на 0,75%. Кроме того, по итогам сентября сокращение баланса ФРС приняло хоть какие-то приличные черты, хотя до плановых $95 млрд. в месяц там еще далеко. Важен иной сигнал: ставки по ипотеке в США уже почти достигли максимумов 2006 года и составили 6,75% – и это, очевидно, будет охлаждать рынок жилья в США и давить вниз экономическую активность. В общем, экспортеры нефти ждут экономических проблем, ждут рецессии в мировом масштабе, ждут падения спроса на нефть и снижения цен на нее – и хотят такими мерами хоть на какой-то срок удержать ее на более приятном для себя уровне. Толку с этого, впрочем. не очень много – со среды до конца недели стоимость барреля поднялась всего на 5%, рост "на ожиданиях" был сильнее, а в целом цена сейчас почти на 15% ниже среднего уровня "периода спецоперации". То же самое можно сказать и об объемах потребления: уровень потребления 2019 года до сих пор является непревзойденным, и это с учетом того, что в мировом масштабе потребление сейчас превосходит добычу, а разница покрывается за счет накопленных мировых запасов, которых, при такой скорости, должно хватить еще где-то на год.

С другой стороны, эта позиция ОПЕК+ дала возможность США начать вербальные интервенции: цена на нефть критична для текущей администрации с учетом предстоящих через месяц выборов в Конгресс. Госсекретарь (министр иностранных дел, если по-русски) Энтони Блинкен назвал это "разочаровывающим и недальновидным решением, особенно учитывая условия, когда мировая экономика сталкивается с последствиями пандемии коронавируса и конфликта на Украине". Вновь пошли разговоры об активации "дремлющего" законопроекта о NOPEC, рассмотренного Сенатом в мае этого года, и представленного в Конгресс еще два десятка лет назад. Согласно ему, США откажутся признавать суверенный иммунитет государств-членов ОПЕК и их национальные нефтяные компании, их поведение может стать предметом судебных разбирательств в США, в пределе – со штрафами и арестами имущества и банковских счетов, что будет, прямо скажем, весьма задорно, в мировом масштабе. Есть и альтернативная идея – на диктат производителей, т.е. монополию, ответить диктатом потребителей, т.е. монопсонией, создать картель из основных мировых потребителей нефти – Европы, США, Великобритании Японии и Южной Кореи. Тоже, надо сказать, весьма задорно – и тоже способно перевернуть весь нефтяной рынок вверх ногами.

При этом такая позиция отнюдь не мешает США пытаться налаживать отношения с проклинаемой и порицаемой ими ранее Венесуэлой. При нынешнем левацко-бандитском режиме Николаса Мадуро добыча в стране рухнула более чем втрое от максимумов, и возврат к ним способен дать мировому рынку порядка 2-2,5 мбд дополнительной нефти. Мадуро, что интересно, устоял, несмотря на всё давление, "местный Навальный" Хуан Гуайдо не сумел воспользоваться ухудшением экономического положения сограждан; что любопытно, одна из причин этого в том, что Мадуро оказался умен и не стал жестко и наглухо закрывать границы страны, так что все недовольные, способные стать опорой для Гуайдо, имели все возможности уехать. В итоге США сейчас постепенно забрасывают удочки на предмет снятия санкций и разморозки части долларовых активов в обмен на рост добычи (при помощи американских же корпораций) и движение к свободным честным и демократическим выборам в 2024 году. Схожую ситуацию можно усмотреть и в общении с Ираном, который тоже не против увеличить поставки на мировой рынок, но мешают санкции и незакрытая "ядерная сделка".

Вернемся к РФ. Вышеуказанные 2,5-2,6 мбд нефти и нефтепродуктов, поставляемые в ЕС морским транспортом, с декабря по нефти и с февраля по нефтепродуктам подпадают под полное эмбарго. Поставки будут прекращены, и по нефти Европа постепенно отказывается от закупок уже сейчас – в отличие, кстати, от нефтепродуктов, которые, похоже, набираются впрок. Соответственно, возникает вопрос, куда их девать – и явного ответа здесь не просматривается. Это та ситуация, которая будет развиваться по факту. Что-то пойдет контрабандой в ту же Европу – но это делается и сейчас, при помощи переливов в открытом море при выключенных корабельных транспондерах и оплаты криптовалютой. Но тот же Китай ее не возьмет, и дело здесь даже не в нехватке мощностей, а в том, что для этого потребуется полностью вытеснить саудитов с китайского рынка (мол, пускай арабская нефть идет на место российской в Европу), на что не пойдет уже сам Китай, поскольку не в его интересах приобретать полноценную зависимость от РФ как монопольного поставщика. Аналогичная история и с Индией – хотя и первые, и вторые с удовольствием начнут выжимать себе дополнительные скидки. Китай уже делал так с подсанкционным Ираном, де-факто лишая его изрядной доли прибыли от такой торговли. Сокращение добычи, в свою очередь, потребует консервации скважин, для чего требуется время и технологии, в противном случае скважину можно просто потерять для дальнейшей эксплуатации.

Похоже, что нефтяной узел затягивается – и вопрос лишь в том, какая нить порвется первой.

Опубликовано 10.10.22 на портале Бизнес-Онлайн, Казань.

Метки:
США, Россия, нефть, Ближний Восток

 
© 2011-2022 Neoconomica Все права защищены