Новая теория Материалы О нас Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, виды управленческой деятельности, бюрократия, фирма, административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, исламские финансы, социализм, Япония, облигации, бюджет, СССР, ЦБ РФ, финансовая система, политика, нефть, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, бизнес в России, реальный сектор, деньги
 

Королева и король

03.10.2022

Скоро на свете останутся только пять королей:
английский и четыре карточных.

– Король Египта Фарук I, 1948 год

 

Надо сказать, это довольно-таки редкое действо – за одну неделю поменять и премьер-министра, и первое лицо страны, особенно если это первое лицо находилось у кормила несколько десятков лет. Безусловно, речь о Великобритании. Новым премьером страны после ухода Бориса Джонсона стала Мэри Элизабет (Лиз) Трасс, а новым правителем страны после кончины королевы Елизаветы II– ее сын Чарльз, принявший тронное имя Карл III. Смена «главного», по идее, всегда влечет за собой определенные изменения в деятельности – но будет ли так и в этом случае? И в каком вообще состоянии находится сейчас Великобритания – понятное дело, в экономическом смысле этого вопроса?

Для начала стоит отметить, что Великобритания – страна, сильная своими институтами, которые имеют жизнь более долгую, чем человеческая. Все слышали эти байки (а это именно что байки) про газон, который надо стричь триста лет, и про заранее посаженную дубовую рощу, которая через пять веков потребуется для ремонта Вестминистерского холла. Соответственно, можно предположить, что эти изменения вряд ли смогут заметно сдвинуть ситуацию в политике и экономике Великобритании. Вопрос, выходит, простой: в каком состоянии британская экономика находится сейчас, и каковы могут быть ее перспективы в дальнейшем, с учетом всех последних событий.

Великобритания является типичной развитой страной cточки зрения структуры экономики. Сельское хозяйство как сектор несущественнен, а услуги составляют почти 70% экономики; для сравнения, в России – порядка 55-60%. Промышленность занимает около 20%, что опять же типично, кроме того, низкомаржинальная и энергоемкая деятельность в массе своей выведена за границы страны, хотя определенные части и остались, вроде рыболовства и нефтедобычи в Северном море.  

Подушевой ВВП составляет $46 тыс., что сравнимо с уровнями Германии и Японии и почти впятеро выше российского, а валовой ВВП примерно вдвое выше российского. Динамика роста слабовата, всего лишь 2,9% по итогам IIквартала этого года; впрочем, такие уровни являются нормальными для развитых стран, опять же, экономика Великобритании пережила ковидный спад в 2020-2021 годах. Ставка рефинансирования в Великобритании составляет сейчас 1,75%, руководство Банка Англии повысило ее на 0,5% по итогам августа. Иначе говоря, он действует подобно ФРС США, т.е. старается не опаздывать в нынешнем такте нормализации денежно-кредитной политики: еще в начале года ставка составляла 0,25%. При этом в реальном выражении ставка остается глубоко отрицательной: по последним данным, инфляция составляет 10,1% в год, еще в начале года она была почти вдвое меньше. Рост цен на энергоносители явно сказался на всех потребителях, не только в континентальной Европе.

Обращает на себя внимание торговый баланс Великобритании, который в целом стабильно находится в отрицательной зоне, т.е. страна больше импортирует, чем экспортирует. Так, по итогам 2020 года экспорт товаров составил $371 млрд., а импорт – $610 млрд., с дефицитом почти $240 млрд. и индексом глобализации в 30% без учета сектора услуг, с ними он приближается к 45%. Основной британский экспортный товар – автомобили, более 7% от общей стоимости, затем идут медикаменты, газовые турбины, золото, нефть и продукты ее переработки. Отдельного упоминания заслуживают также крепкие спиртные напитки (в первую очередь виски) и платина. Основной торговый партнер – Германия. При этом Великобритания является нетто-экспортером услуг, годом ранее этот сектор принес им $380 млрд., при этом импорт был на $100 млрд. меньше. Любопытно, что и в импорте, и в экспорте услуг самой крупной позицией являются «Прочие деловые, профессиональные и технические услуги», что, очевидно, есть весьма общая категория. Помимо того, Великобритания зарабатывает порядка $80 млрд. в год на финансовых услугах и $50 млрд. в год на туризме, значимой строкой дохода также являются роялти и лицензионные отчисления. Потребляемые же основные услуги – туризм и сопутствующий ему транспорт. Баланс текущего счета в итоге является отрицательным, бюджет традиционно дефицитен, в профиците он был последний раз еще в 2000 году. Помимо этого, у страны растет госдолг, достигший в минувшем году 95% от ВВП.

Стоит также отметить, что на Великобританию, похоже, особо не повлиял выход из ЕС. После того события Дублин, Париж и Франкфурт-на-Майне сделали стойку и начали активно призывать к себе британский финсектор, ориентированный на работу с Европой. Кто-то действительно осуществил такую релокацию, но значимого изменения финансового ландшафта не произошло, оказалось, что с ЕС можно нормально работать, не находясь в его правовом поле и не слушая Брюссель. Время показало, что то решение (напомню, что оно, принятое на референдуме, было в целом принято в штыки заметной частью элит, интегрированной в европейские расклады) было вполне здравым.

Иначе говоря, в общем и целом в экономике Великобритании дела идут «нормально» – понятное дело, по нынешнему времени, «не хуже, чем у других», с ростом, инфляцией и госдолгом. Отдельно стоит отметить, что внешний долг последние два года не менялся, иначе говоря, прирост госдолга был закрыт за счет внутренних заимствований, т.е. в фунтах. Это логично – в силу того, что Лондон является значимым финансовым центром, насыщенным капиталом, и это весьма удобно для британского государства, поскольку эти заимствования идут по ставкам ниже инфляции.

Это, однако, никак не влияет на текущую проблему, связанную с ростом цен на энергоносители, общую для Европы. Так, еще четверть века назад Великобритания была экспортером нефти и газа из месторождений в Северном море. Увы, они истощаются и, по данным британского правительства, в 2021 году собственная добыча удовлетворила потребности страны в газе на 43%, остаток был получен по газопроводу из Норвегии и закуплен как СПГ. При этом Норвегия работает по спотовым контрактам, т.е. поставляет газ по текущим ценам, и переход на такое сугубо рыночное ценообразование был инициативой Брюсселя еще два десятка лет назад. Безусловно, рынок есть рынок, но конкурентные цены на нем могут не только снижаться, но и расти, и в этой ситуации сейчас оказался весь субконтинент, включая Великобританию.

В связи с этим новоизбранная премьер (которая считает образцом для подражания Маргарет Тэтчер) пошла на несвойственные Тэтчер меры. Она заявила о подготовке плана в размере £130 млрд. (около  $150 млрд.), нацеленного на компенсацию повышенных расходов домохозяйств. Эти деньги пойдут впрямую энергетикам, чтобы не осуществлять намеченное на октябрь повышение на 80% тарифов на энергоснабжение, в итоге годовые расходы домохозяйства на энергообеспечение не должны превысить £2500 (175 тыс. рублей на наши деньги). Средний британец, конечно, получает в 4-5 раз больше среднего россиянина, если говорить о подушевом ВВП, но даже такая ограниченная сумма больно бьет по бюджету – но я не могу не отметить, что лично мои траты на энергообеспечение простой квартиры в МКД ниже этих не в 4-5 раз, а всего втрое. Помимо того, Лиз Трасс пообещала вернуть обратно (т.е. снизить) налог на прибыль корпораций, сократив его с 25% до 19%.

Кроме того, было обещано форсировать выдачу лицензий на бурение в Северном море; ранее предполагалось постепенное сокращение выдачи лицензий и добычи, в рамках всей этой низкоуглеродной повестки. Здесь важно то, что нефтяной сектор страны почти на 40% базируется в Шотландии и обеспечивает именно этот регион рабочими местами, и Шотландская национальная партия, самая популярная там, требует максимально увеличивать добычу и, соответственно, число рабочих мест и заработки для шотландцев. Лондон здесь убивает двух зайцев – и решает энергетическую проблему (хотя быстро это не будет), и утихомиривает шотландцев. Сторонники независимости, конечно, проиграли свой референдум в 2014 году со счетом 55-45, но уже сейчас в местном парламенте лежит законопроект о проведении второго референдума, намеченного на октябрь 2023 года. Законом он еще не стал, т.е. сам референдум пока не назначен, но все шансы на это есть, и Лондону злить Эдинбург несколько не с руки, а борцы с глобальным потеплением могут и подождать.

Что в итоге? В итоге все более-менее нормально, насколько оно может быть в нынешнее время. Великобритания в экономическом смысле, конечно, не энергоизбыточная и сказочно богатая Норвегия. Но она меньше зависит от внешней торговли, чем Германия.  Также она уже не вписана в лоскутный ЕС, в котором пытаются находить консенсусные решения очень разные в экономическом и политическом отношении страны. У британцев сохраняются нормальные отношения со значительной частью мира, т.е. с теми странами, которые входят в Содружество наций – та же вроде бы вполне независимая Канада с гордостью признала Карла IIIсвоим сувереном.

В заключение отмечу, что Владимир Путин был первым из мировых лидеров, кто поздравил Карла III с восшествием на престол. Интересно, есть ли в этом какой-либо скрытый смысл?

Опубликовано 11.09.22 на портале Бизнес-Онлайн, Казань.

Метки:
Европа

 
© 2011-2022 Neoconomica Все права защищены