Новая теория Материалы О нас Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, виды управленческой деятельности, бюрократия, фирма, административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, исламские финансы, социализм, Япония, облигации, бюджет, СССР, ЦБ РФ, финансовая система, политика, нефть, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, бизнес в России, реальный сектор, деньги
 

ЦБ и ФРС

20.03.2022

 У кого-то суп жидкий,
у кого-то жемчуг мелкий.

– Фольклорное

 

Мир изменился. 24 февраля для России началась новая реальность. Я, понятное дело, не о стремительном продвижении ВС РФ по территории противника, которое идет полностью сообразно плану – я всего лишь об экономике. О ней, впрочем, пишут сейчас очень многие, и большая часть текстов идет в формате камлания на импортозамещение и неминуемую помощь азиатского союзника, который, правда, отказывается смазать ликвидностью экспорт нефти и старательно вещает о мире и территориальной целостности. Более интересна тема финансов и финансового регулирования в этой самой новой реальности, что есть домен Центробанка – и некоторые вопросы из этой сферы было бы неплохо прояснить.

Вообще говоря, Центробанк как центробанк в нынешних условиях не особо-то уже и нужен. Ну правда же – зачем установка базовой ставки и нормы резервирования, зачем аукционы предоставления ликвидности, кому нужны интервенции в случае высокой волатильности на рынках? Банковский сектор практически полностью огосударствлен, изрядная часть резервов заморожена в качестве санкций, фондового рынка нет, привычного обмена валюты нет, вновь вернулся черный рынок с менялами, обменниками в Telegramи тому подобной "хавалой" отечественного разлива. Банковская функция ЦБ сейчас почти мертва, осталась и усилилась лишь регуляторная. Собственно, ровно из этого и растут слухи о том, что Набиуллина дважды пыталась подать в отставку, но ее не пустили. Мол, работай – несмотря на все последствия определенных решений и изменившуюся обстановку.

Более того, Владимир Путин вновь направил в парламент кандидатуру Эльвиры Набиуллиной на пост главы ЦБ – и нет сомнений, что парламент дружно это назначение одобрит. Умственные пассионарии различного толка будут, полагаю, удивлены, поскольку их консенсус, по всей видимости, был на том или ином патриотическом экономисте – но вопрос, на самом деле, в другом. Что ЦБ делал ранее – и что ему остается делать сейчас, в этой ситуации.

Во-первых, надо сказать о резервах как таковых. Следует понимать, что хранение по крайней мере части резервов (диверсификация, да-да) в удобном и ликвидном инструменте (западных ценных бумагах) есть здравое и нормальное действие для любой развивающейся страны, к числу коих относится и РФ; отдельно отмечу вопрос поддержания адекватной доходности таких инвестиций, и вот здесь к ЦБ действительно есть вопросы. В целом, увы, проблема заключается в том, что для возможности манипулирования резервами, как оказалось, требуется вести себя сообразно устоявшимся правилам, по крайней мере, не устраивать специальных военных операций, в ходе которых войска оказываются на территории сопредельных стран при их, этих стран, противодействии.

Второй вопрос – о размерах этих резервов и о механизмах их пополнения. Российские резервы включают в себя и ресурсы Центробанка, и ФНБ, который контролируется правительством, и который стабильно пополнялся последние годы в рамках "бюджетного правила", фиксирующего пополнение этой кубышки дополнительными деньгами, полученными от превышения цены на нефть выше базового уровня. Вопрос, сколько именно надо этих резервов, был и остается дискуссионным, хотя актуальность его уже ушла. Сейчас в резервах осталось, из крупных позиций, неликвидное золото (которое продать на Западе тоже нельзя), слабоконвертируемый юань и специальные права заимствования в МВФ. Иначе говоря, оперировать всем этим стало очень тяжело, балансирующая функция ЦБ относительно внешних валют и рынков резко ослабла.

Далее, регуляторная функция ЦЮ по отношению к ставке и не только. Ставка была экстренно поднята до 20%, после чего на плановом заседании она была оставлена на том же уровне; похоже, ЦБ решил посмотреть на развитие событий, прежде чем делать те или иные движения. Важно то, что российская реальная ставка (ключевая ставка ЦБ за вычетом инфляции) последние годы была отрицательной, и если исходить из этого же, то можно предположить, что ЦБ ожидает по итогам года инфляцию не менее 20%, а скорее даже больше. Экстраполяция роста цен в первую неделю марта на год дает инфляцию в 180% – хотя, конечно же, такой жести мы увидеть не должны. Здесь же запретительная комиссия в 30% на покупку валюты на бирже, после сниженная до 12%, здесь же резкое ужесточение контроля капитала. Это все – регуляторика, не более и не менее.

Еще один аспект – биржа. Торги российскими ценными бумагами на Мосбирже были остановлены распоряжением ЦБ уже давно, так что биржа как место определения равновесной цены сейчас не функционирует, а сделок, проходящих на внебиржевом рынке, недостаточно для определения такой цены. Причина, опять же, понятна – если бы не эта заморозка, то российский рынок провалился бы в разы, акции и облигации перекидывались бы от собственника к собственнику, как пресловутая горячая картошка. Нюанс ситуации в том, что эти бумаги запросто могут не просто лежать на балансе и приносить дивиденды, но и быть залогом при кредитовании. Соответственно, падение стоимости залога автоматически порождает необходимость как-то его пополнить либо же экстренно вернуть кредит, что могло обернуться каскадными проблемами уже по всей экономике. Плохо то, что фондовая биржа до сих пор закрыта: эта ненормальность рушит и так пострадавшее доверие к российской экономике и российскому фондовому рынку.

Впрочем, есть надежда, что этот период вскоре кончится. С понедельника начинаются торги ОФЗ, при этом было заявлено, что ЦБ начнет своего рода "количественное смягчение" по-российски. Детали этого пока неизвестны, но, судя по всему, ЦБ поставит жесткую отсечку при падении цен, выкупая эти бумаги и, соответственно, не допуская глубокого провала. Кроме того, будут запрещены продажи ОФЗ без покрытия (т.е. игра на понижение – актив берется в долг и продается, чтобы потом выкупить его по более низкой цене и вернуть). До нормальных привычных регуляторных норм еще очень далеко – но уж лучше так, чем никак, когда вообще непонятно, что сколько стоит. Рискну предположить, что уже пошедшие попытки заключать договора между предприятиями в привязке к курсу доллара США, равно как и пошедшие уже ценники в у.е., имеют в том числе основу и в остановке торгов и трансграничном контроле потоков капитала. Владимир Путин заявил недавно, что ответом на санкции должна стать максимальная хозяйственная свобода, что недостижимо без наличия точной рыночной информации. С другой стороны, он много хороших и правильных слов сказал за эти без малого четверть века, да только реализовалось из этого мало что.

В целом, если абстрагироваться от ситуации, выглядит это всё достаточно забавно. Российский ЦБ пытается успокоить, удержать от краха финансовую ситуацию в стране. При этом само развитие обобщенного возмущающего фактора (от затрат на то, что нельзя называть и до технологических санкций, уже спровоцировавших будущую остановку на три недели того же Автоваза, с понятными последствиями для самого широкого спектра смежников и поставщиков) еще не завершилось, т.е. поведение ЦБ априори является ситуативным. Впрочем, выбора ни у него как институции, ни лично у Эльвиры Набиуллиной нет.

Тем временем на другой стороне океана ФРС США повысили ключевую ставку на 0,25%, так что теперь она гуляет в промежутке 0,25-0,5%. Это происходит на фоне реверсирования кривой доходности, иначе говоря, американские гособлигации, погашаемые в ближайшие годы, приносят сейчас больший процент, нежели те, что будут погашены позже; реверс кривой доходности, особенно между 2-летними и 10-летними бумагами, считается надежнейшим признаком грядущей рецессии в экономике США. Опять же, это ожидаемо: человечество весело и с огоньком устроило себе ковидные ограничения, это нарушило производственные цепочки по всему миру, породило дефициты по широкому спектру продукции, и нынешняя череда взаимных санкций тоже не помогает экономическому восстановлению.

С другой стороны, рецессия в США означает, что в иных странах ситуация будет еще хуже, потому что они все зависят от американского рынка сбыта, и это простимулирует переток капитала в США. Европа, скорее всего, не останется в стороне: рост цен и недальние военные действия несут с собой риски, и Европа уже сейчас сталкивается с перетоком капитала в те же самые США. Кроме того, осенью можно будет ожидать вала беженцев в Европу: Украина и РФ, похоже, в этом году не дадут того количества зерна, что ранее, а это значит, что Ближний Восток, являющийся основным потребителем, имеет серьезный шанс столкнуться с голодом; по данным ООН, цены на продовольствие уже бьют рекорды – и тренд здесь именно что на повышение.

А в целом ЦБ и лично Набиуллиной, конечно же, не позавидуешь. Задача регулятора – спасать рассыпающуюся ситуацию, поскольку зависимость от сырья, оборудования и его обслуживания никуда не делать и не денется, несмотря на все камлания. И соскочить "ну и разбирайтесь сами со всем этим" тоже, по всей видимости, не вариант.

Опубликовано 20.03.22 на портале Бизнес-Онлайн, Казань.

Метки:
США, Кризис, Россия, ФРС, ЦБ РФ, фондовые рынки

 
© 2011-2022 Neoconomica Все права защищены