Новая теория Материалы О нас Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, виды управленческой деятельности, бюрократия, фирма, административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, исламские финансы, социализм, Япония, облигации, бюджет, СССР, ЦБ РФ, финансовая система, политика, нефть, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, бизнес в России, реальный сектор, деньги
 

Дальний форпост

07.02.2022

В Петропавловске-Камчатском всегда полночь!

– Фолклорное

 

Данный текст будет несколько иным, отличающимся от того, что я делаю обычно. Так, обычно я комментирую те или иные экономические события, происходящие в стране или в мире, и пытаюсь провести линию от этих событий в будущее, предположить, как ситуация будет развиваться в дальнейшем. На сей же раз темой заметки будет не событие как таковое, но территория. Земля, где я работаю в настоящий момент и которая покорила меня своей красотой, величественностью и потенциалом. Это Камчатка.

Надо сказать, подобного рода территорий у нас в стране, можно сказать, и не осталось. Дело даже не в природной уникальности: к примеру, это единственный регион в стране, где есть действующие вулканы. Дело в том, что это малоосвоенный фронтирный регион, обладающий заметным экономическим потенциалом, который очень слабо используется. Из других таких можно назвать лишь относительно недалеко расположенный остров Сахалин.

Русские люди впервые сколько-то массово появились на Камчатке в конце XVIIвека. Были это казаки якутского атамана Владимира Атласова (его именем названа одна из улиц Петропавловска-Камчатского, столицы края). Они описали территорию региона, составили первые карты, дали также описание местной флоры и фауны, а заодно нашли и позже привезли в Москву первого японца, представив его Петру I. Впрочем, первый острог, получившие название Верхнекамчатский, простоял недолго – уже через 10 лет после его основания случился бунт, местное население сожгло острог и убило русских приказчиков. Разумеется, бунт был через некоторое время подавлен: нарождающаяся империя не могла потерпеть нарушения в поставках ясака.

Следующий шаг в освоении полуострова связан с деятельностью путешественника Витуса Беринга. Он обошел Камчатку с юга, открыл пролив между Азией и Америкой, после названный его именем, и в 1740 году основал город Петропавловск. Два корабля его экспедиции носили имена этих апостолов – и по этим именам и был назван город. Место расположения города было (и остается) очень хорошим: это незамерзающая бухта, достаточно глубоководная и, самое главное, практически сразу же дающая полный доступ ко всему Мировому океану.

Петропавловск также знаменит двумя очень интересными эпизодами, произошедшими во время Крымской войны 1853-1856 годов, фактически, самой первой мировой войны. Сама она была тяжелой для Российской Империи, против нее сражалась коалиция из Британской, Французской и Османской империй и примкнувшего к ним Сардинского королевства. Боевые действия шли не очень удачно на европейском театре военных действий, но на Дальнем Востоке ситуация была обратной.

Первый эпизод это длившаяся неделю оборона Петропавловска-Камчатского от объединенной эскадры англо-французского флота с бригадой морской пехоты на борту. Противник имел троекратное превосходство в огневой мощи (количестве пушек), количестве кораблей и живой силе, но все его попытки подавить огонь береговых батарей и, высадившись, закрепиться и создать плацдарм были отбиты с большим ущербом для нападавших. Легче всего отделался глава англо-французской эскадры контр-адмирал Дэвид Прайс. Поняв, что город, ожидавшийся легкой добычей, окопался максимально возможным образом и воевать придется серьезно, Прайс попросту застрелился.

История имела продолжение. Атака на город была в августе 1854 года, противник убрался восвояси, но планов захватить город и окрестную территорию не оставил. Русские решились на невероятный маневр – на эвакуацию целого города. Весь город был разобран, наиболее ценные части (окна и двери) были закопаны, а основная часть (бревна стен) погружены на транспорта. Туда же были размещены ружья, порох, домашняя утварь, инструменты – в общем, практически всё, что в принципе было в городе. Загрузившись, русская эскадра о шести кораблях под командованием Василия Завойко вышла на юг.

Для англо-французского флота это было шоком. Был город, порт, строения, база для жизни, какая-никакая цивилизация – и все это исчезло, интервентов встретила дикая территория, с которой не сделать ничего. На месте осталась пара семей ительменов, которые, будучи допрошены, рассказали, что да, были тут хорошие русские, платили серебром за шкурки, а сейчас ушли, а куда – не знаем.  Противник бросился в погоню, но догнать русскую эскадру так и не смог.

После войны город начал оживать, но вплоть до конца советского периода он являл собой гибрид форта для контроля территории, где стоит солдат с ружьем и куда собирается ясак, административного центра для контроля территории и фактории, куда собирается рыба и где производится ремонт кораблей. Ситуация в крае была еще хуже: поселки, воинские части и медведи, которых в регионе даже сейчас больше, чем людей.

Оживать регион начал лишь сейчас, в последние годы. Расположенный в трех десятках километров от Петропавловска-Камчатского аэропорт Елизово получил статус международного, в город и в край зачастили туристы. Был полностью реконструирован морской вокзал, вскоре его начали посещать круизные лайнеры. Протянули новую оптическую линию, появился нормальный интернет. Но в основе своей край остается фронтиром. Местом свободным, местом невероятно красивым, очень недофинансированным и очень перспективным: здесь достаточно денег, но слабо развиты городские сервисы и в целом рынки товаров и услуг; иначе говоря, система разделения труда является разрозненной, с неэффективными прорехами. Местные предприниматели говорили мне, что не поднять здесь триста тысяч в месяц может лишь полный лентяй. Может и привирали, но, думаю, ненамного.

Экономические основания деятельности в городе пока, впрочем, остаются теми же. Почти на 60% город основывается на рыбе и иных морепродуктах. Они добываются и продаются, это приводит в город деньги и они прокручиваются в городской экономике. Помимо того, некоторую часть доходов город получает от туризма, но турист практически не задерживается в городе, предпочитая путешествовать по краю, посещать вулканы и купаться в природных горячих источниках. Наконец, город был и остается административным центром региона – и является основной точкой получения и распределения бюджетных денег.

Отрадно то, что с осени прошлого года на всем Дальнем Востоке сфокусировалось серьезное внимание федерального центра. Москва озаботилась слабой развитостью территории и постоянно идущей депопуляцией, и, судя по всему, увидела в этом прямые риски контролю территории и удержанию флага. Ответом стала программа создания мастер-планов развития дальневосточных городов, включая Петропавловск-Камчатский. Для этой цели была проведена серия стратегических сессий, призванных прояснить, как, по мнению горожан, должен развиваться город. Город, который близок и к Корее, и к Китаю, и даже к США, т.е. имеет географически удобный доступ примерно к половине всей мировой экономики.

Вопрос, конечно же, в реализации этих планов – но это покажет лишь время. Камчатка сейчас – неограненный алмаз, с которым надо хорошо поработать, но даже в текущем состоянии виден ее великолепный потенциал. И таких регионов мало в РФ. Тем более что Камчатка на самом деле близко – всего 8 часов в самолете.

Думаю, я еще вернусь сюда – и призываю всех хоть раз съездить, хотя бы затем, чтобы посмотреть на три вулкана, Козельский, Авачинский и Корякский, прямо именуемые «домашними».  Невероятно красив и Халактырский пляж с черным вулканическим песком.

Оно того действительно стоит.

Опубликовано 06.02.22 на портале Бизнес-Онлайн, Казань.

Метки:
Россия

 
© 2011-2022 Neoconomica Все права защищены