Новая теория Материалы О нас Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, виды управленческой деятельности, бюрократия, фирма, административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, исламские финансы, социализм, Япония, облигации, бюджет, СССР, ЦБ РФ, финансовая система, политика, нефть, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, бизнес в России, реальный сектор, деньги
 

2021: итоги

26.12.2021

И если твоя жизнь была одним лишь отчаянием,
всё остальное уже не важно.

– Сёрен Обю Кьеркегор,
датский философ

 

Год почти завершен, осталась от него неполная неделя, и это, полагаю, моя последняя заметка в 2021 году – понятное дело, если не случится его экстренного. И раз так – то не стоит нарушать традиций и данный текст посвятить итогам года, в привычном помесячном формате. Потому как год оказался вполне задорный. Особенно в инфляционном разрезе.

Январь. Обычно сонный посленовогодний месяц оказался весьма бодрым. Так, в США произошел локальный бунт сторонников Дональда Трампа, проигравшего президентские выборы в ноябре прошлого года. Митинг протеста против утверждения Конгрессом Джо Байдена, выигравшего (официально) те выборы, перерос в нечто большее, протестанты ворвались в здание Конгресса, и местные парламентарии были вынуждены эвакуироваться. Ни к чему это не привело, дело закончилось смертями и тюремными сроками, Байден был признан президентом. А в России тем временем продолжался рост цен: в полтора раза на черную металлургию с осени 2020 года, на 20% на куриные яйца только за январь – и всё это на фоне заморозки цен на подсолнечное масло и сахар. Увы, это было только начало. Кроме того, в страну вернулся Алексей Навальный – немедленно принятый в аэропорту под белы ручки и отправленный под замок.

Февраль. Навальному дали срок. Инфляция по итогам февраля составила 5,2% в годовом исчислении, что почти на треть превысило чаемый таргет в 4%. Глава ЦБ Эльвира Набиуллина явно дала понять, что цикл снижения ставки, длившийся целых шесть лет, завершается – и что на пороге ее повышение; ставка тогда, напомню, составляла 4,25%. Растет стоимость барреля нефти, перевалив за $60 – рост котировок подпитывается продолжающей работать сделкой ОПЕК+ и надеждой на то, что ковид удастся победить массовой вакцинацией; надежды не оправдались, ковиду оно, похоже, безразлично. Тем временем Владимир Путин подписал закон о внесении поправок в Налоговый кодекс, которые существенно расширяют налоговым органам доступ к банковской тайне физических лиц, а Джо Байден пускает под нож основные направления политики Трампа – за исключением сдерживания Китая.

Март. Инфляция распространяется по миру, наиболее жестко – по развивающимся странам. Индекс продовольственных цен FAO (департамент ООН, ответственный за мониторинг планетарной ситуации с продовольствием), рассчитываемый в долларах США, вырос в феврале на 2,4% м/м и 16,7% г/г, а сам индекс становится максимальным с 2014 года (и с тех пор вырос еще). Китай тем временем принимает 14-й пятилетний план развития экономики и, в целом, пытается отойти от фокусировки на активную эмиссию и наращивание долгов. В Турции ползет вниз лира и поднимает голову инфляция, местный ЦБ повышает ставку – за что его глава Начи Агбал немедленно лишается поста. Ставку повышает и РФ, с 4,25% до 4,5%, т.е. пока еще символически. Там же на Ближнем Востоке, точнее, в Суэцком канале, на мель садится контейнеровоз Evergiven, блокируя его почти на неделю. Тем временем доблестные правоохранительные органы ловят и судят на 10 лет двух безработных, которые при помощи паяльника позаимствовали у генерал-майора Пастушкова честно заработанные 5 миллионов долларов США, трогательно припрятанные им у себя в саду.

Апрель. ОПЕК+ договаривается о начале повышения добычи: высокие цены стимулируют и нетрадиционную добычу в США, что петрократиям не очень выгодно – впрочем, при Байдене они рост как-то не показывают. Глава Роснедр Евгений Киселев в большом интервью "Российской газете" сообщил, что общих запасов нефти в России могло бы хватить на 58 лет добычи, но большая их часть экономически не рентабельна, т.е. добыть ее стоит дороже, чем продать – два месяца спустя, в июне, его освобождают от своего поста. Наконец-то происходит президентское послание – обычно оно делалось в начале года, а тут сместилось почти на треть. Один из важнейших его тезисов – Россия полностью включается в эту игру с декарбонизацией, углеродными налогами и прочим ESG. Увы, тон в этой игре задает Европа, и именно она является ключевым торговым и инвестиционным партнером РФ. Так что деваться некуда, и вскоре придется в стране, 2/3 которой занимает вечная мерзлота, "сокращать углеродный след" вкупе с потреблением энергии и не только. Понятное дело, не элитам, а добропорядочным и благонравным россиянам, всецело разделяющим данный дискурс, да и не разделяющим тоже.

Май. Вновь инфляция, уже и в развитых странах. По итогам марта рост потребительских цен в 19 странах еврозоны составил 0,9% м/м против 0,2% м/м в феврале. В США, где она тоже растет, начинают ее заговаривать, подобно индийскому факиру и кобре. Так, в конце апреля Байден заявляет, что надо вбухать в экономику еще $2 трлн. Через пару недель нобелевский лауреат Пол Кругман поведал, что он и секретарь казначейства (министр финансов) Джанет Йеллен (экс-глава ФРС США) считают, что ФРС США справятся с любой инфляцией. Затем текущий глава регулятора Джером Пауэлл говорит о ее временности и неровном восстановлении экономики, так что надо продолжать стимулировать. При этом те же самые развитые страны договариваются между собой о введении единого минимального налога на прибыль корпораций – дабы прижать последним возможность получать выгоду от выбора юрисдикции. Стационарный бандит вновь доит торговца.

Июнь. Европейский ESG-дискурс успешно движется вперед. Суд в Гааге обязал нефтяную компанию Royal Dutch Shell, одну из крупнейших в мире, сократить глобальные выбросы углерода на 45% к концу 2030 года по сравнению с уровнями 2019 года; иск против RDS был подан экологической организацией "Друзья Земли". RDS в ответ на это приняла решение о переименовании просто в Shell и о переносе штаб-квартиры из Нидерландов в Великобританию – первые грустно сообщили, что разочарованы. Москва выпускает ESG-облигации, свой углеродный след считает "Яндекс", а Владимир Путин, выступая на ПМЭФ, назвал чушью, мифом и откровенным передергиванием разговоры, будто Россию не касаются проблемы изменения климата. Инфляция продолжает смущать умы: в США начал меняться т.н. dot plot, индикатор желаемых ставок – и в 2022 году появились первые сигналы повышения.

Июль. В России начинается массовое принуждение к вакцинации на фоне резкого роста официальной смертности: до того она квартал стояла на одном уровне, затем буквально за месяц удвоилась и вновь встала ровно. Злые языки связывают это с июньской встречей Путина и Байдена и взятыми на себя тайными обязательствами, но мы этому, являясь добропорядочными и благонравными гражданами, верить никак не будем. Инфляция продолжает расти: Набиуллина повышает ставку на целый процент, темп роста – максимален с 2014 года, она становится уже 6,5%. У людей не хватает денег: от зарплаты до зарплаты живут около 60-65% граждан, а потребительское кредитование растет стахановскими темпами, увеличившись на 22% к предыдущему году. Но на дворе лето – и это радует.

Август. Решения партии – в жизнь! Руководствуясь этим лозунгом, Китай, и ранее не замеченный в наличии пиетета по отношению к бизнесу, решил устроить локальный регуляторный разгром в отрасли онлайн-образования. Устроил: стомиллиардный сектор уполовинился в стоимости, и над рынком повис вопль "за что?" Веселее было то, что удар де-факто пришелся не только по этому сектору, а по всему набору китайских акций, торгующихся на богатом американском рынке. Эта капитализация с начала года рухнула на $750 млрд., и китайские новые регуляторные практики лишь подчеркнули этот процесс. Инфляция временно притихла на фоне сезонного снижения цен на продовольствие, но на мировой экономике начинают сказываться различные ковидные ограничения – они отражаются в нарушении производственно-логистических цепочек по всему миру.

Сентябрь. Китайская история продолжается: на свет вылезли проблемы с выплатой долга у крупного девелопера Evergrande. Валовой объем долгов оценивается в колоссальные $300 млрд., под дефолт и реструктуризацию попала лишь малая часть этих бумаг, но от этого пострадал сектор в целом. Выяснилось, что долговая накачка по образцу пузыря свойственна не только Evergrande, в схожей ситуации еще и Kaisa Group и Fantasia Group. США тем временем признали инфляционные риски и заявили, что эмиссионная программа в $120 млрд. месяц вскоре начнет сворачиваться. Рынки занервничали – но Джером Пауэлл, в котором явно пропал талант заклинателя, их успокоил словесными интервенциями. Россия вновь повышает ставку, уже до 6,75% – и проводит парламентские выборы, важнейшей составной частью которых оказывается электронное голосование. Меняется партийный состав Госдумы – в нее проходят "Новые люди" Алексея Нечаева. Турецкий ЦБ снижает ставку 19% до 18% – лира предсказуемо дешевеет, пока всего-то на 10% к уровням начала сентября.

Октябрь. В мире разворачивается полномасштабный логистический кризис с поставками товаров. Не хватает кораблей (стоимость фрахта выросла в разы), портовых мощностей для разгрузки, даже грузовиков для разгрузки товаров по оптовым складам. Всё это, разумеется, толкает вверх инфляцию, в мировом уже масштабе. Хуже того, в Северном полушарии начинается зима, судя по всему, более холодная, чем обычно – и уже третий раз подряд более снежная, а площадь льдов в Арктике максимальна за 9 лет. Приводит это к заметному росту цен на энергоносители в Европе, причем начинается он еще в сентябре; в октябре цены немного снижаются. Экономисты начинают говорить о стагфляции (инфляция + стагнация) как ближайшем будущем мировой экономики: злая ситуация родом из 70-х годов прошлого века вновь угрожает вернуться. В России тем временем происходит еще один скачок смертности после трехмесячного плато, на сей раз в полтора раза. Страна уходит в локдаун, являющий собой продленные ноябрьские праздники. Повсеместно вводятся QR-коды, призванные отделить "чистых" от "нечистых" – но ковиду, похоже, действительно всё равно на эту ерунду. ЦБ РФ вновь повышает ставку, она становится 7,5%.

Ноябрь. Несколько торговых кораблей застревают во льдах при проходе Севморпути – и им требуется ледокольная поддержка. Цены на энергоносители вновь растут, не только в Европе, но и в Китае. Последний по политическим причинам отказался от закупок угля в Австралии и покупает его в РФ – в результате логистические мощности ориентируются на страну панд и драконов, от чего страдает отечественный северный завоз. Джером Пауэлл выдает параметры грядущего сокращения американской эмиссионной программы – $15 млрд. в месяц, с завершением летом 2022 года, и лишь потом повышение ставок. Инфляция, однако, продолжает расти, в США она уже бьет рекорды за 30 лет – и избиратели-демократы делают уже политические выводы. Брайан Диз, глава национального экономического совета (фактически, советник Байдена по экономике), заявляет, что для победы над инфляцией надо вакцинировать всех детей от 5 до 11 лет; на ум приходит присказка про бузину в огороде и дядьку в Киеве и сомнения в адекватности таких чиновников, где бы они ни были. В Германии уходит в отставку бундесканцлерин Ангела Меркель, пост занимает социал-демократ Олаф Шольц, а в США Джозеф Байден переназначает Джерома Пауэлла на пост главы ФРС.

Декабрь. Инфляция на многолетних пиках почти везде – хотя до уровня "гипер" еще далеко. Цены на газ в Европе в какой-то момент вырастают до более чем $2000 за 1000 кубов, но резко падают на информации о перенаправлении в Европу американских кораблей с СПГ – рынок балансирует рост спроса возросшим предложением, основные купоны с этой ситуации стригут норвежцы. США заявляют об удвоении скорости сокращения эмиссии, теперь конец предполагается уже в марте – и после него США ждет уже три повышения ставки. Турция вновь понижает (!) ставку, лира падает к доллару более чем вдвое по сравнению с началом года – президент Эрдоган призывает верить ему и обещает, фактически, бесплатный колл-опцион всем участникам рынка, и лира резко укрепляется – но чем обещание выполнять – непонятно. Штамм "омикрон" родом из ЮАР расползается по планете, несмотря на высокие уровни вакцинации во многих странах, ответом предполагается ревакцинация по третьему, четвертому и вскоре уже пятому кругу – с другой стороны, уже пошла волна отмены ограничений на международные авиаперелеты, с грустным признанием что смысла в этом нет. ЦБ РФ вновь повышает ставку – и она теперь вдвое выше, чем та, что была в начале года.

Год был действительно задорный. Им правили в развитых странах общее левачество с яростными тратами и эмиссией, нео-друидизм (правда, климатический саммит в Глазго был довольно бессмысленен) и ковидный страх с вакцинацией – и попытки следовать этим дискурсам со стороны развивающихся стран. Есть, однако, подозрение, что в следующем году маятник качнется в обратную сторону, и это будет обусловлено разворачиванием экономических неприятностей, которые мир сам накрутил себе в этом году. Но об этом мы поговорим в следующий раз.

С Новым Годом!

Опубликовано 26.12.21 на портале Бизнес-Онлайн, Казань.

Метки:
США, Европа, Россия, ФРС, Китай, Ближний Восток

 
© 2011-2022 Neoconomica Все права защищены