Новая теория Материалы О нас Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, виды управленческой деятельности, бюрократия, фирма, административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, исламские финансы, социализм, Япония, облигации, бюджет, СССР, ЦБ РФ, финансовая система, политика, нефть, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, бизнес в России, реальный сектор, деньги
 

Светоч Поднебесной

15.11.2021

The goals of the group and the greater race
are transcendent, and to embrace them
is to achieve enlightenment.

– Chairman Sheng-ji Yang,
"Essays on Mind and Matter"

 

Минувшая неделя принесла не только информацию о грядущей российской реинстуционализации сегрегационных практик (напомню, что в прошлый раз схожая история закончилась виселицей для инициаторов), но и невероятное в своей величественности событие в Китае. Речь идет о завершившемся в четверг 11 ноября 6-м пленуме ЦК КПК 19-го созыва, на котором фиксировались достижения, восхвалялись герои (точнее, главный герой) и декларировались планы на будущее. Пафос, конечно же, зашкаливает: чтением репортажей и официальных коммюнике можно полностью утолить периодически возникающую у части сограждан ностальгию по советским временам. Мне, однако, более интересен контекст всей истории, точнее, события, происходящие параллельно с пленумом. Но об этом чуть позже.

Пока же зафиксируем ситуацию: Председатель КНР товарищ Си Цзиньпин жил, жив и, не исключаю, будет жить вечно. "Коммунистическая партия Китая определила роль товарища Си Цзиньпина в качестве ядра ЦК КПК и всей партии, утвердила руководящее положение идей Си Цзиньпина о социализме с китайской спецификой новой эпохи". Это утверждение "отражает общие чаяния партии, армии и всего многонационального народа страны, имеет решающее значение для развития дела партии и государства в новую эпоху, для продвижения исторического процесса великого возрождения китайской нации". Кроме того, "благодаря твердой поддержке и защите роли генерального секретаря Си Цзиньпина в качестве ядра ЦК КПК и всей партии, у КПК есть лицо, принимающее решения, у народа есть надежная опора, а у гигантского корабля "китайского возрождения" есть кормчий".

Всё вышеприведенное – цитаты из Женьминь Жибао, этой "Правды" по-китайски, т.е. официальней некуда. Важнейшей здесь является третья цитата, про "кормчего". В истории современного Китая кормчий был лишь один, сразу же с приставкой "великий". Разумеется, речь об отце-основателе КНР Мао Цзедуне; Си Цзиньпин, таким образом, официально стал ему соразмерен. Ему и, внезапно, Дэн Сяопину – который принял Китай после фактического отстранения от власти Хуа Гофэна, преемника Мао Цзедуна, разгромившего, в свою очередь, ближайших сподвижников Мао – "банду четырех". Есть лишь одна загвоздка – Дэн был категорически против культа личности своего имени, поэтому "кормчим" (титул, конечно же, неофициальный, но безмерно значимый) он так и не стал.

Надо сказать, что триптихи с изображениями Мао, Дэна и Си уже достаточно давно циркулировали в китайских источниках, но теперь они обрели прочную основу. В истории Китая лишь дважды случалось, когда партийные резолюции столь полно отрабатывали по идеологическому блоку, анализируя предыдущий период и устанавливая стратегическое направление дальнейших действий. При этом столь важное решение, разумеется, напрямую связывается с именем действующего в данный момент лидера.

Впервые это произошло в 1945 году, еще до формального образования КНР, когда пленум ЦК КПК утвердил и формализовал главную идею Мао Цзэдуна о "китаизации марксизма". Она, в свою очередь, стала основой всей концепции, позже поименованной "социализма с китайской спецификой". В исторической части той резолюции подводились итоги борьбы КПК с идеологическими противниками (Гоминьдан) и японскими захватчиками.

Во второй раз аналогичное событие было в 1981 году. Партия перевернула страницу истории, оставив в прошлом жестокие ошибки Мао с "большим скачком" и "культурной революцией", которые стоили Китаю миллионы жизней. С позиции "взгляда в будущее" была утверждена "политика реформ и открытости", неразрывно связанная с именем Дэн Сяопина, действительно великого человека, заложившего те принципы, благодаря которым Китай спокойно и поступательно развивался четыре десятка лет, и первый из которых можно определить как "опираться на практику, а не на идеологию". Сам же Дэн Сяопин относился к памяти Мао очень бережно, транслируя формулу "70% правильного, 30% ошибок" и отказавшись от жесткой ревизии прошлого.

На этот раз в исторической части был сделан фокус на сто лет работы партии на благо трудового китайского народа; действительно, Компартия Китая была основана в 1921 году, и здесь не обошлось без советского Коминтерна. В части идей о будущем были предложены, приняты и подчеркнуты тезисы Си Цзиньпина о стратегии "двойной циркуляции", которая предполагает приоритет сугубо внутреннего производства, распределения и потребления товаров и услуг над взаимодействием экономики с внешним миром. Фактически, Китай анонсировал свою версию северокорейской системы чучхе; напомню, что это примерно переводится как "опора на собственные силы". Кроме того, Си Цзиньпин провозгласил "стратегию всеобщего благосостояния", некую "более аккуратную" версию советской уравниловки – с сокращением разрыва в доходах, возможностях и доступе ко всем видам государственных сервисов.

Здесь сходства заканчиваются – и начинаются различия. Си Цзиньпин еще три года назад уподобился Владимиру Путину и продавил возможность для себя стать главой страны в третий раз. Это является прямым нарушением заветов Дэна, который настроил политическую систему на смену лидера и его окружения раз в десять лет, без демократических выборов в классическом западном понимании – но с балансом интересов, с выбором наиболее приемлемого преемника, с неоднократными проверками на грамотность, адекватность и работоспособность. Си Цзиньпин целенаправленно ломает эту систему, он явно намерен идти на третий пятилетний срок, и он уже сейчас игнорирует неписанные возрастные нормы для своего окружения.

Вопрос лишь в одном: в адекватности этих мер текущей экономической ситуации в Китае.

Я уже неоднократно писал, что скептически отношусь к перспективам Китая и считаю, что вместо светлого будущего у него впереди, скорее, замедление экономики, резкий отток капитала и острые социальные проблемы. Нет, конечно же, ставка на ИИ, квантовые вычисления и тотальный электронный контроль вкупе с полным планированием всего и вся теоретически может сыграть – но, к примеру, эмпирический "парадокс Солоу" явно не на стороне КНР. Но это-то ладно; важнее здесь то, что в ближайшем будущем Китаю придется столкнуться с различными дисбалансирующими факторами.

Так, перевод фокуса экономики с внешнего рынка на внутренний рынок, с его меньшей насыщенностью капиталом и недешевой логистикой (море-то выгоднее) сразу бьет по прибыли предприятий и по широте ассортимента товаров. Политические разногласия с Австралией и отказ от импорта тамошнего угля породили не только сверхприбыли для российских угольщиков, но и проблемы с выработкой электроэнергии; сюда же идут цели КНР по внедрению "зеленой повестки", для Китая назревшие и перезревшие, поскольку страна много лет игнорировала экологические проблемы. Отдельно стоит вопрос Тайваня: судя по всему, "силовое решение" здесь не за горами, но стабильности оно не прибавит, прибылей тоже не даст. Важно еще и то, что тот же сектор недвижимости в Китае поехал уже массово: помимо Evergrande, только на этой неделе из-за резкого падения останавливались торги облигациями застройщиков Ronshine Group, Sunshine City и Shimao Group, чуть ранее сообщали о серьезных долговых проблемах у Kaisa Group, уполовинилась цена акций Fantasia Group. Тем временем ЦБ КНР уже почти месяц как вваливает в денежный рынок страны ликвидность, предоставляя до 100 млрд. юаней в день в рамках недельного обратного репо, переняв у ФРС США и ЕЦБ если не конкретную тактику и меры, то сам подход "в любой непонятной ситуации вливай в рынок деньги". Разница только в том, что Китай развивающаяся страна, что доверие к доллару и евро куда выше, чем к юаню – и это отчетливо видно по масштабам торговли и резервов, номинированных в этих валютах. Следовательно, "лимиты прочности" такой политики заметно ниже.

При всем при этом у Си есть поддержка народа, есть поддержка партии, он переловил много своих соперников (заодно стяжав славу борца с коррупцией, побеждающего "и тигров, и мух") – и есть явно определенные направления. Но, полагаю, рывок в эту сторону будет сделан очень по-китайски, очередной итерацией "большого скачка". С "перегибами на местах", проблемами в верхах и, в лучшем случае, неоднозначным результатом.

Но это потом. Пока же при Председателе КНР товарище Си Цзиньпине подушевой ВВП (фактически, доходы гражданина) вырос примерно в полтора раза, с $7100 до $10400. Кредит доверия, соответственно, неисчерпаемый.

Значит, нам будет на что посмотреть.

Опубликовано 07.11.21 на портале Бизнес-Онлайн, Казань.

Метки:
Государство, Китай, Будущее

 
© 2011-2022 Neoconomica Все права защищены