Новая теория Материалы О нас Приглашение к сотрудничеству Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, проектная деятельность/проектировщики, аврально-опытная деятельность (АОД), рутина, виды управленческой деятельности, иерархия, бюрократия, национальное государство, инвестиционный климат, фирма, пузырь, Административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, Великобритания, исламские финансы, золотой стандарт, социализм, капитализм, МВФ, Япония, рейтинги, облигации, бюджет, СССР, наука, ЦБ РФ, рубль, финансовая система, политика, нефть, финансовые рынки, финансовый пузырь, прогноз, евро, Греция, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, доллар, QE, бизнес в России, реальный сектор, финансовый сектор, деньги, администрирование
 

Будущее российской экономики – мы выживем, только если спасем мир?

16.04.2012

За минувшую неделю случилось много интересного. Во-первых, стало ясно, что эффект от вброшенных ЕЦБ денег сходит на нет – начался резкий рост доходности итальянских гособлигаций, который не сулит ничего хорошего. Во-вторых, появилась крайне любопытная статья Саймона Вайна, в которой он попытался определить понятие риска, а также обосновать, почему регуляторам не следует контролировать риск, который принимают на себя финансовые учреждения. В-третьих, вышла статистика по китайской экономике, которую следует хорошенько обдумать. Плюс слухи о внутриполитическом кризисе в Поднебесной, вполне возможно, сильно преувеличенные. Впрочем, рост политических рисков в Китае очевиден, так что ничего неожиданного в этом нет. Сегодня слухи, завтра слухи, а послезавтра что-то на самом деле случится.

Но в центре нашего внимания будет другая тема – будущее российской экономики. В последнее время она становится всё более актуальной: о будущем говорят власти, им вторят эксперты и аналитики. Высказаться о будущем России уже успели многие зарубежные чиновники и специалисты. Мы не можем оставаться в стороне от возникшей дискуссии и хотим обозначить свою позицию по поводу будущего экономики России.

Сначала о текущем. На данный момент многим стало ясно, что место России в мировом разделении труда – это низкоиндустриальный уровень разделения труда. Его отличительной чертой является массовое производство простых товаров, которое и становится специализацией России в рамках мировой экономической системы. Ведь сырьё – товар очень простой, и российский экспорт во многом из него и состоит: мы экспортируем нефть, газ, металлы, удобрения, рыбу, лес и т.п. При этом речь идёт о продуктах с очень низкой степенью переработки, то есть максимально простых.

Остальные отрасли российской экономики являются неконкурентоспособными. Они достались нам в наследство от экономики СССР, для которой был характерен среднеиндустриальный уровень разделения труда – производство сложных предметов. Экономика Советского Союза могла производить сложные предметы (станки, автомобили), но их разнообразие было сильно ограничено, что как раз и отличает среднеиндустриальный уровень разделения труда от высокоиндустриального, который в настоящее время господствует в развитых странах Запада.

После распада СССР экономическая система, выстроенная на его базе, начала рушиться. Встроиться в мировую экономику не получилось, поскольку продукция соответствующих отраслей оказалась неконкурентоспособной на мировом рынке. Она была слишком дорогой. Зарубежные аналоги были дешевле и отличались куда большим разнообразием. Вследствие этого начался процесс деградации базовых отраслей советской экономики. Этот процесс был долгим, болезненным и очень обидным. Мы не будем перечислять все проигравшие конкуренцию отрасли – и без этого ясен масштаб экономической катастрофы, которая произошла с момента исчезновения СССР.

Загладить негативные последствия разрушения прежней системы разделения труда помогла нефть. Рост цен на нефть породил иллюзию возрождения российской экономики, которая была развеяна кризисом 2008 года. С тех пор зависимость экономического развития страны от продажи нефти только усилилась.

Источник: Финам

Итак, в рамках мировой системы разделения труда место России – низкоиндустриальный уровень разделения труда. Другими словами, сырьевой придаток мировой экономики.

К сожалению, в рамках текущей экономической системы ничего поделать с этим нельзя. Есть ряд объективных факторов, которые не позволяют России прыгнуть выше головы. Для достижения более высокого уровня разделения труда в России слишком мало населения. К тому же плотность его невелика, а коммуникации между основными центрами завязаны на очень дорогой (относительно морского и речного) железнодорожный транспорт. Так что все идеи по поводу «новой индустриализации» – из разряда прекраснодушных мечтаний.

Встроиться в мировую систему разделения труда по китайскому образцу (инвестиционный способ взаимодействия развитых и развивающихся стран) мы тоже не можем – вернее, могли бы, если бы российские рабочие согласились работать с китайской интенсивностью за китайскую зарплату. В том же Китае большая часть трудоспособного населения работает за $1 в день. В России же мало кто готов работать за $30 в месяц – 900 рублей в месяц не являются мечтой россиян. Поэтому китайские товары на мировом рынке конкурентоспособны, а вот российские – нет.

Россия вынуждена жить за счёт ренты, лелея воспоминания о временах, когда мы были одним из мировых экономических лидеров.

Поэтому все разговоры о модернизации, производстве продуктов более высокой степени переработки, нанотехнологиях и «инновациях» бессмысленны. Если кто-то и сумеет изобрести что-то действительно стоящее, то возможности внедрения на Западе с его уровнем разделения труда и развитой рыночной инфраструктурой на порядок выше, чем в России. А так в рамках существующей системы разделения труда вся соотвествующая российская продукция всё равно будет неконкурентоспособной.

Нам надо перестать гоняться за химерами. Надо перестать пытаться встроиться в мировую систему разделению труда, которая отводит нам роль производителя сырья. Нам надо придумать что-то новое.

На самом деле, нынешний кризис – это шанс для России.

Прежде всего потому, что это финальный кризис той самой модели, в которой у России не было иного места, кроме сырьевого придатка развитых стран.

Какой будет новая модель и что ждет в ней Россию? А вот ответ на этот вопрос открыт.

Новая модель будет такой, какой ее кто-то начнет строить. Так почему бы России не начать строить эту модель – такую, в которой у нее будет свое место. Хотя бы место создателя и центра формирования новой модели.

По крайней мере, по сравнению с любой другой у нашей страны есть неоспоримое преимущество – мы не понаслышке знаем, что другие модели возможны, и у нас есть деятельный опыт (и успешный, и негативный) их построения.

Мы – единственная страна в мире, которая полноценно жила при социализме и капитализме. Мы не делали вид, что строим социализм – мы действительно пытались его построить. Это уникальный опыт – опыт развития в рамках двух принципиально разных экономических систем. Этот опыт можно конвертировать в новый тип экономического развития – и мы действительно можем это сделать.

Строя социализм, мы вынужденно создали альтернативную модель научно-технического прогресса, которая позволила нам при гораздо более бедной предметно-технологической базе конкурировать и даже опережать в развитии систему, которая превосходила нас в плане наличия ресурсов и разнообразия предметно-технологической базы.

Именно в этой области должны вестись дискуссии о будущем российской экономики, потому что именно Россия должна найти замену капитализму. Объективно говоря, ни у кого в мире нет для этого столь благоприятных предпосылок.

Что мешает нам ими воспользоваться? Увы, традиционная российская привычка махать кулаками после драки.

Давайте говорить откровенно. В советской модели было множество достоинств, но было и множество пороков. И не надо закрывать глаза на последние. Они, а вовсе не козни Запада, привели к краху СССР. Да, Запад боролся против СССР – это естественно, в этом нет ничего такого специфически злонамеренного. Как и в том, что СССР прилагал все усилия для того, чтобы сокрушить Запад.

Сегодняшний кризис многими воспринимается как удобный случай поквитаться нашими былыми обидчиками, переиграть партию, которая давным-давно закончилась. Причем переиграть по правилам наших былых противников, тем, которые мы вынуждены были принять в результате нашего поражения.

Кое-кто с надеждой смотрит на Китай, предвкушая, как тот еще подрастет, возмужает, и отомстит здоровым западным дядькам за унижения всех слабых и обиженных, включая и нас.

Тщетные надежды. Если Китай за кого и будет мстить, то точно не за нас. Да и не дорастет Китай до такого уровня, когда он сможет кому-то за что-то мстить. Он дряхлеет быстрее, чем развивается. Дряхлеет вместе с моделью, которая обеспечила ему это самое развитие.

Бессмысленно искать идеалы в прошлом. Они – только в будущем. Либо мы будем строить это будущее, либо оно нас уничтожит.

Метки:
Государство, Россия, инновации, Будущее, экономическая теория, ЕЦБ, нефть, Разделение труда, СССР, капитализм, социализм

 
© 2011-2018 Neoconomica Все права защищены