Новая теория Материалы О нас Приглашение к сотрудничеству Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, проектная деятельность/проектировщики, аврально-опытная деятельность (АОД), рутина, виды управленческой деятельности, иерархия, бюрократия, национальное государство, инвестиционный климат, фирма, пузырь, Административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, Великобритания, исламские финансы, золотой стандарт, социализм, капитализм, МВФ, Япония, рейтинги, облигации, бюджет, СССР, наука, ЦБ РФ, рубль, финансовая система, политика, нефть, финансовые рынки, финансовый пузырь, прогноз, евро, Греция, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, доллар, QE, бизнес в России, реальный сектор, финансовый сектор, деньги, администрирование
 

Европа: большая распродажа и денежный парадокс

23.04.2012

Европейские политики все раздумывают о том, как им спасти еврозону и саму идею европейской валюты. Вот в выходные они придумали очередной план.

Действительно, что делать, если у Европы нет денег? А очень просто. Надо, чтобы Европа дала денег МВФ, МВФ даст кредиты Европе, и у Европы деньги появятся. План практически безупречный, за тем исключением, что в нем есть один слабый пункт: раз у Европы нет денег, то откуда она их возьмет, чтобы дать МВФ?

Но что такое один слабый пункт? Он же всего один. Остальные же пункты все сильные и выполнимые. План надо принимать, а слабый пункт доработать в рабочем порядке.

Конечно, все понимают, что на самом деле Европа никаких денег никому дать не может. А может давать только обещания. Взнос в МВФ – обещания. И EFSF – тоже обещания. И вообще, то, что мы сейчас видим, это большая сделка, суть которой до банальности проста: деньги в обмен на обещания.

Инвесторы настаивают: Европа мало обещает. Европа вздыхает, и обещает больше. Но у Европы есть Германия, у которой едва ли не единственная и самая большая экономика, и которая понимает, что за обещания расплачиваться придется ей. И Германия настаивает, чтобы Европа обещала поменьше. Но потенциальные инвесторы отвечают, что «Европа недостаточно делает для собственного спасения». Читай: «даже пообещать толком не могут».

С точки зрения теории игр ситуация здесь вполне прозрачная. Если бы европейские политики действительно верили в то, что полученные от мирового сообщества деньги смогут спасти ситуацию, то они без особого риска для себя могли бы пообещать все что угодно, хоть Луну с неба. Если же они не готовы обещать все что угодно, значит, сами не уверены, а значит, инвестировать опасно, поэтому надо требовать, чтобы обещали как можно больше, чтобы покрыть потенциальные риски.

Вот мы и читаем в новостях, с одной стороны, бравурные новости о том, что МВФ удалось собрать требуемую сумму (львиную долю которой составляют обещания), а с другой стороны, что страны БРИКС, то есть реальные инвесторы, все еще не определились.

А пока все это длится, мир потихоньку отказывается от евро.

Еще одна любопытную статью на эту тему можно прочитать здесь.

Однако, читая такие новости, невольно задаешься вопросом: а почему, собственно говоря, не падает евро. С конца января оно, предварительно подскочив, как встало в коридор 1.31-1.32 относительно доллара, так и стоит в нем, а если и вырывается из него, то преимущественно вверх.

Такое поведение евро идет вразрез с большинством прогнозов. В принципе, противоречит оно и элементарной экономической логике: печатание новых порций какой-либо валюты должно вести к ее ослаблению. А напечатал за осень-зиму ЕЦБ много, и его баланс в процентах к ВВП превысил и американский, и японский.

Так в чем же дело? А дело, по-видимому, в том, что в Европе идет большая распродажа. Распродается Греция, оптом и в розницу. Другие страны периферии объявили уже об «амбициозных» планах приватизации. Распродается банковская система, которая остро нуждается в дополнительном капитале.

И, как это всегда бывает во время распродаж, особенно проводимых в целях избежать или отсрочить банкротство, многое можно купить по дешевке. А для того, чтобы что-то купить, необходимо иметь евро. Поэтому спрос на евро не падает. А программы денежного смягчения, то же самое LTRO, в данном случае только способствуют росту спроса на евро.

Действительно, купить сильно упавший в цене актив кажется очень выгодной сделкой. Но есть риск, что этот актив, пусть даже и дешевый, ляжет тяжким грузом на баланс покупателя – в том случае, если он превратится в неработающий и перестанет генерировать доход. Так вот, программы количественного смягчения снижают риск превращения активов в неработающие.

Чтобы не быть голословными, приведем один только пример: итальянский Юникредит (это такой банк, он и в России работает).

По многочисленным оценкам – один из самых проблемных европейских банков, что заметно даже в России: осенью прошлого года его российская дочка обеспечила львиную долю оттока капитала из нашей страны. Так вот, в начале января этого года банк объявил о том, что намерен привлечь 7.5 млрд. евро путем продажи собственных акций по цене, составляющей, по одним сведениям, всего 57% от рыночной стоимости, по другим – вообще едва ли не за 30% (наши собственные расчеты не совпадают ни с одной их этих цифр, но ближе ко второй).

Итак, акции продавались по цене 1.943 евро за штуку, в то время как еще 27 декабря их стоимость на бирже составляла  6.575 евро за штуку. На сегодняшний день акция стоят 2.990 евро. То есть менее чем за 4 месяца инвесторы получили прибыль в 54%. Но это минимальная оценка. В первой декаде февраля акции поднимались до 4.478 евро за штуку, то есть за месяц можно было заработать более 125%.

Ради такой прибыли стоит рискнуть и прикупить немного евро. Она будет выгодной даже в том случае, если евро упадет процентов на 20-30. Но сделок таких предстоит много, и для всех для них требуется евро, поэтому спрос на него держится на высоком уровне, и падать европейская валюта пока не собирается. Обеспечивая тем самым покупателям бросовых активов дополнительный бонус.

Кстати говоря, предложение Юникредита в свое время было разрекламировано как модельное для других европейских банков. Так что «лакомых кусочков» много, и на очень большие суммы.

Впрочем, судя по всему, не все европейские банки согласились разделить судьбу Юникредита. Они предпочли решать свои проблемы за счет сокращения баланса, в том числе, за счет сворачивания кредитования, что может только усугубить экономические проблемы Европы.

Впрочем, отказ некоторых банков от участия в большой распродаже ничего принципиально не меняет. Нельзя купить банки – можно будет прикупить компании, которые попадут в сложную ситуацию по причине недостатка кредитных ресурсов.

А причем здесь LTRO?

А очень даже причем. Во-первых, когда Юникредит объявлял о распродаже акций, про неизбежность второго этапа программы снабжения европейского банковского сектора дешевой долгосрочной наличностью уже было известно. Так что было ясно, что в краткосрочной перспективе крах банку не грозит, и это, несомненно, повышало привлекательность акций в глазах потенциальных инвесторов.

Во-вторых, было ясно, что LTRO, как и любая иная программа количественного смягчения, будет иметь своим следствием рост фондовых рынков, а следовательно, котировок банка.

Обратим внимание, что даже с учетом всех указанных обстоятельств, величина дисконта, приемлемая для инвесторов, оказалась огромной – но это только показывает, в каком именно месте сегодня оказалась европейская финансовая система.

Ну а денежные власти Европы попали в заколдованный круг. Как только эффект денежного смягчения начнет сходить на нет, интерес инвесторов к дешевым европейским активам начнет падать. И вместе с ним начнет падать евро. Тогда для того, чтобы укрепить евро, надо будет проводить новое количественное смягчение (запрос на него уже формируется).

А закончится это полным и окончательным крахом европейской валюты. Но это – в перспективе. А жить-то надо сейчас.

Метки:
Европа, Государство, деньги, Мировая экономика, QE, Банки, инвестиции, кредитование, ЕЦБ, Греция, МВФ

 
© 2011-2018 Neoconomica Все права защищены