Новая теория Материалы О нас Приглашение к сотрудничеству Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, проектная деятельность/проектировщики, аврально-опытная деятельность (АОД), рутина, виды управленческой деятельности, иерархия, бюрократия, национальное государство, инвестиционный климат, фирма, пузырь, Административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, Великобритания, исламские финансы, золотой стандарт, социализм, капитализм, МВФ, Япония, рейтинги, облигации, бюджет, СССР, наука, ЦБ РФ, рубль, финансовая система, политика, нефть, финансовые рынки, финансовый пузырь, прогноз, евро, Греция, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, доллар, QE, бизнес в России, реальный сектор, финансовый сектор, деньги, администрирование
 

Гезеллевские деньги, или Башкортостан: туда и обратно

17.11.2011

 Деньги - кровь экономики.

— Поговорка

Началась эта история пару лет тому назад, когда башкирский экономист Рустам Давлетбаев познакомился с, увы, ныне малоизвестными работами немецкого экономиста Сильвио Гезелля, творившего на рубеже XIX-XX веков. Рустама привлекла продекларированная Гезеллем идея "свободных денег" (Freigeld), внедрение каковых он и реализовал на базе фермерского хозяйства Шаймуратово, расположенного в Кармаскалинском районе Республики Башкортостан. Впрочем, обо всём по порядку.

 

Биография Гезелля

Сильвио Гезелль, анархист и "человек Земли" по убеждениям, родился 17 марта 1862 года в Германии. Университет он не закончил, жил некоторое время в Испании, затем работал в немецкой почтовой службе. В конце 80х годов XIXвека он устроился работать на фирму своего брата; в 1887 году он переехал в Буэнос-Айрес, имея намерение устроить в Аргентине филиал семейного бизнеса. Однако всего через три года Аргентину ударила депрессия, и бизнес значительно пострадал. Это привело к тому, что Гезелль задумался о структурных проблемах денежной системы, и уже в 1891 году он выпустил свою первую книгу по этой теме: Die Reformation des Münzwesens als Brücke zum sozialen Staat  -- "Реформа денежной системы как путь к справедливому государству". В 1892 г он передал свою часть бизнеса брату и вернулся в Европу.

Он обосновался в Швейцарии, где основал ферму, доходы от которой использовал для финансирования своих экономических исследований. В 1906 году увидел свет его фундаментальный труд Naturliche Wirtschaftsordnung  -- "Естественный экономический порядок", в котором он рассуждает о природе денег и том функционале, который они должны естественным образом иметь.

1907-1911 гг. он провёл в Аргентине, затем опять вернулся в Германию, где основал журнал Der Physiokrat -- "Физиократ". В 1915 он вернулся к себе на ферму, в 1919 он получил приглашение от Баварской Советской Республики (БСР) участвовать в работе правительства, и был назначен на должность "народного представителя по финансам". Госслужба его продлилась всего лишь неделю, за которую он успел подготовить закон о введении свободных денег, согласно своим теоретическим изысканиям. Институционализировать он его не успел -- БСР была разгромлена военными частями, лояльными Берлину.

Некоторое время он провёл в тюрьме, Швейцария (которой БСР успела объявить войну за отказ ссудить 60 локомотивов) отказала ему в праве вернуться на ферму. Гезелль переселился в Ораниенбург, город к северу от Берлина, где и скончался от пневмонии 11 марта 1930 года, будучи в возрасте 67 лет.

 

Теория и практика Freigeld

В основе теории Freigeld лежит идея о том, что хорошие деньги должны быть «инструментом обмена и больше ничем». По мнению Гезелля, традиционные формы денег неэффективны, т.к. «исчезают из обращения всякий раз, как возникает повышенная в них потребность, и затапливают рынок в моменты, когда их количество и без того избыточно». Такие формы денег «могут служить лишь инструментом мошенничества и ростовщичества и не должны признаваться годными к употреблению, сколь бы привлекательными ни казались их физические качества».

Современные деньги, должные облегчать обмен обычных товаров, обладают, в отличие от товаров, особой функцией: они не разрушаются под воздействием времени, более того, могут преумножать самое себя без усилий со стороны владельца. Крестьянин, доставивший на рынок продукты сельскохозяйственного производства, уязвим перед фактором времени: если быстро не реализовать товар, он либо упадет в цене, либо испортится. Деньги же лишены подобных недостатков. А деньги, положенные в банк, даже будут расти. И продовольствие, и техника, и строения портятся со временем -- всё, кроме денег.

Соответственно, дабы нивелировать преимущества денег перед другими вариантами богатства, Сильвио Гезелль выдвинул революционную идею -- использование денег необходимо обложить процентами. Цитируя его: «только деньги, которые устаревают, подобно газетам, гниют, как картофель, ржавеют, как железо, и улетучиваются, как эфир, способны стать достойным инструментом для обмена картофеля, газет, железа и эфира. Поскольку только такие деньги покупатели и продавцы не станут предпочитать самому товару. И тогда мы станем расставаться с товарами ради денег лишь потому, что деньги нам нужны в качестве средства обмена, а не потому, что мы ожидаем преимуществ от обладания самими деньгами».

Джон Мейнард Кейнс, патриарх современного капитализма, с большим уважением относившийся к теории Гезелля и как-то однажды заявивший "Я убежден, что будущее научится больше у Гезелля, чем у Маркса" также отметил, что, помимо вышеописанного иммунитета к порче от факторов времени, деньги обладают ещё одним важным свойством: именно деньги, а не какой-либо иной товар являются товаром максимальной ликвидности! Т.е. уже по двум весьма значимым факторам владение деньгами является более выгодным, нежели владение товаром, что, в свою очередь, приводит к гипертрофированию функции денег, которые по сути своей - средство, облегчающее обмен товарами и услугами.

Вообще, идея денег, теряющих в стоимости со временем, не нова, подобные схемы достаточно часто использовались в X-XIIIвв. в Европе. Как писал последователь Гезелля Бернар Лиетар в труде "Душа денег", "в германских землях это были «брактеаты» (bracteaten), тонкие серебряные пластинки, которые выводились из обращения и заменялись новыми каждый год". Также он рассказывает о том, что "в 930 году н. э. английский король Этельстан установил, что каждый небольшой город должен иметь свой собственный монетный двор. В контексте этой традиции местных лордов растущий доход благодаря «Renovatio Monetae» (буквально «Возобновление чеканки») был установлен повсюду. Например, в 973 году Эдгар полностью изменил чеканку английского пенни. Едва ли не шесть лет спустя молодой король Этельред II начал чеканку новой монеты. Он повторял это с тех пор через примерно равные интервалы. Главной мотивацией было то, что королевские казначеи давали только три новые монеты за четыре старых, что было эквивалентно налогу в 25% каждые шесть лет на любой капитал, содержащийся в монетах, или примерно 0,35% в месяц. Таким образом, новая чеканка была грубой формой платы за хранение."

Сам Гезелль изначально рассматривал 4 варианта технической реализации Freigeld: табличные свободные деньги, марочные, серийные и дополнительные, но в итоге остановился на марочных деньгах. Именно такой вариант и реализовывался в разное время в Австрии, Швейцарии, Германии и США. Особенность его в том, что раз в некоторый промежуток времени необходимо наклеить на эмитированную купюру особую марку, которая продаётся отдельно, и наличие которой свидетельствует о валидности купюры для использования по прямому назначению: для покупки товаров или услуг.

Очевидно, что такое фактическое снижение номинала денег и лишение денег функции накопления ведёт к тому, что человек, получивший такие деньги, стремится поскорее от них избавиться, пока они не потеряли в номинале, что немедленно ведёт к ускорению оборота денег по экономической системе, оживляя её.

Весьма активно гезеллевские деньги использовались в разных уголках планеты во время Великой Депрессии. Наиболее известным здесь является опыт применения в австрийском городе Вёргель в 1932-1933 гг. После введения в оборот свободных денег, созданных по типу марочных сертификатов (марки требовалось наклеивать раз в месяц), город, чья задолженность возросла за пять предыдущих лет пятикратно, приступил к погашению долга уже в первый месяц. В следующие полгода эмиссия «свободных шиллингов» обеспечила проведение значительных объёмов общественных работ: было заасфальтировано 7 улиц, улучшено 12 дорог, расширена канализация на два новых квартала, создан новый парк, построен мост и предоставлены новые рабочие места 50 безработным. С 1933 года в Вёргеле жители приступили к строительству нового горнолыжного курорта и водохранилища для пожарной службы. Глядя на эти успехи, соседний город в спешном порядке приступил к подготовке эмиссии собственных свободных денег. Но когда опытом Вёргеля заинтересовалось 300 общин страны, Национальный банк Австрии запретил печатание свободных местных денег.

 

Современный взгляд и использование Freigeld

Вернёмся в наше время.

Рустам Давлетбаев, имея в активе значительный наработанный фактический материал по использованию "свободных денег" и желая распространить эти знания, расширить ареал их применения на благо народного хозяйства, вышел на контакт с исследовательской группой "Неокономика" с предложением провести в столице Республики Башкортостан Уфе семинар на эту и смежные темы. Об этом было успешно достигнуто соглашение. Программа семинара, который был организован при значительном содействии ОАО АКБ "БАШКОМСНАББАНК", состояла из двух основных блоков: чтения интенсивного курса лекций по неокономике и круглого стола, с приглашением на него различных заинтересованных лиц -- банкиров, предпринимателей (особенно в сельскохозяйственной сфере), представителей власти.

22 ноября 2011 года группа специалистов исследовательской группы "Неокономика" в составе М.Л.Хазина, О.В.Григорьева и А.А.Виноградова вылетела в Уфу. Проведение лекций прошло успешно, 23 ноября 2011 года состоялся круглый стол, на котором приглашённые персоны высказывали свои позиции по вопросу применения и внедрения "свободных денег".

Здесь требуется пояснить один аспект, который остался неотмеченным в предыдущих частях настоящего текста. Вынесенное в эпиграф крылатое выражение "деньги - кровь экономики" даже не специалисту даёт однозначную картину того, как выглядит некая территория, лишённая денег как средства, облегчающего обмен товарами и услугами. Страдающий малокровием человек, как известно -- без сил, сонный, апатичный к происходящему вокруг него. В переложении на экономику территория, лишённая живительного оборота денежной ликвидности, испытывает депрессию, падение производства, падение продуктивности и хуже того -- социальные проблемы.

Исторический опыт свидетельствует, что, лишившись потоков "официальных" денег, пусть даже не "своей" державы, люди начинают спонтанно создавать и выпускать в оборот те или иные денежные суррогаты, квази-деньги; 1990е годы в России, когда зажим денежной массы (в рамках "борьбы с инфляцией") был особенно велик, особо отметились расцветом квази-денег. Такие схемы, будучи институционализированы на некоторой территории, скажем так, "неаккуратно", несут в себе значительные риски и издержки, транзакционные и криминальные, не говоря уж о рисках разбалансировки и так уж страдающей от нехватки ликвидности экономики.

На круглом столе Рустам Давлетбаев представил проект системы свободных расчётов "Аспирин", представляющий из себя развитие схем, теоретически описанных Гезеллем, их экстраполяцию на большую ёмкость системы. Реакция гостей была различной: банкиры проявляли положительное любопытство, аграрии были обеими руками за (основной причиной тому назывался хронический дефицит ликвидности на селе; один из представителей, приехавший с Алтая, рассказал, что в его районе люди уже используют квази-деньги, в самой примитивной форме -- в виде тетрадок с записями кто кому сколько должен, и при приходе в район денег, например, с пенсиями, немедленно начинается волна взаимозачётов, в соседних районах ситуация аналогичная), представитель Центробанка высказывался крайне осторожно.

Мнение специалистов исследовательской группы "Неокономика" было двойственным, но в общем и целом положительным. Оно опирается на то, что текущий мировой кризис, приближающаяся острая фаза которого наверняка будет иметь дефляционную природу как раз и породит (более того, уже порождает, судя по сообщениям аграриев) нехватку ликвидности, и наличие оттестированного, технологизированного, документированного и готового к тиражированию инструмента  по эмиссии квази-денег, где все "острые углы" описаны и обойдены, безусловно поможет экономике страны, и ключевое свойство именно гезеллевских денег -- снижение номинала купюр со временем, резко стимулирующее оборот -- является в данном случае лишь приятным дополнением.

С другой стороны, надо чётко и однозначно понимать, что пока не выработано решений (более того, неизвестно, могут ли они быть выработаны вообще), которые бы позволяли использовать гезеллевки для проектов, протяжённых во времени и пространстве. Гезеллевские деньги в нынешней интерпретации не помогут осуществить строительство, например, атомной энергостанции, которая строится 10 лет и работает потом ещё 60. Они не позволят создать производство, для работы которого нужны механизмы и сырьё, которые поставляются с разных концов света. Иначе говоря, система Freigeldограничена сверху, но при этом вполне способна, при корректной реализации, решать задачи обеспечения текущей экономической жизнедеятельности небольших сообществ (население Вёргеля составляло 3 тыс. человек), что тоже весьма и весьма неплохо.

По итогам круглого стола было принято решение о создании рабочей группы, которая будет заниматься развитием системы "Аспирин".

 

Шаймуратово

Венцом поездки в Башкирию было посещение собственно того фермерского хозяйства, где проходит эксперимент по внедрению "свободных денег", которые здесь именуются товарными талонами. Хозяйство производит удивительное впечатление, являя из себя сплав старого и нового. Коровы сами по себе абсолютно те же, что и тысячи лет назад -- но GPS-датчики на технике и системы защиты от слива топлива, инфракрасные камеры, срабатывающие от датчиков движения, использование ICQдля связи между персоналом, немецкая система автоматизированной дойки "Ёлочка", и даже такая мелочь, как бахилы до колен, выдаваемые при посещении коровника -- явные свидетельства активного использования всех подходящих современных технологий. Вся стена офиса в почётных грамотах, ведь хозяину, Артуру Нургалиеву, есть чем гордиться: так, например, средний удой его коров - 22 кг в сутки, против усреднённого 8 кг по району.

Что касается использования товарных талонов, то, согласно Трудовому Кодексу РФ, зарплата человеку должна выдаваться не менее, чем на 80% рублями, эмитируемыми ЦБ, и, соответственно, не более 20% может быть выдано чеками на продукцию данного предприятия. Именно такое соотношение и используется в Шаймуратове. Сначала люди приняли это новшество с недоверием, но потом привыкли -- никаких проблем с тем, чтобы отоварить талоны в магазинчике в хозяйстве или в более крупном магазине в райцентре Кармаскалы, нет. Сами талоны выпускаются сроком на год, существуют в разных номиналах и теряют в номинале 2% в месяц. Кроме того, талонная часть зарплаты может быть выплачена сотруднику и до официального дня выплаты, да и сама зарплата больше, чем на таких же должностях в соседних хозяйствах.

Подводя итоги, хотелось бы отметить тот отрадный факт, что экономическая и предпринимательская мысль в России продолжают жить и здравствовать, несмотря на все препятствия, в том числе, и идеологического толка.

Метки:
Россия, деньги, Будущее, экономическая теория

 
© 2011-2018 Neoconomica Все права защищены