Новая теория Материалы О нас Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, виды управленческой деятельности, бюрократия, фирма, административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, исламские финансы, социализм, Япония, облигации, бюджет, СССР, ЦБ РФ, финансовая система, политика, нефть, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, бизнес в России, реальный сектор, деньги
 

Конец концепции креативного класса?

25.04.2018

Автор: Дмитрий Фесенко 

На концепции креативного класса поставлен жирный крест. Когда дойдет очередь до пространственных приложений?

В прошлом году вышла книга Р.Флориды «Новый урбанистический кризис», в которой он свергает с пьедестала самого себя, безжалостно расправляясь с собственными же идеями о роли креативного класса в росте благосостояния городов. Его новые и старые воззрения подробно разбирает Е.Ижицкая в статье «Взлеты и падения Ричарда Флориды».

В начале 2000-х гг. американский исследователь полагал, что рост благосостояния городов связан с увеличением креативного класса. Чтобы реанимировать умирающие промышленные города, представлялось необходимым вдохнуть в них новую жизнь, превратив их в места, где бы хотела оставаться молодежь — с барами, арт-галереями, сменяющими друг друга различными ивентами. Флорида выдвинут слоган «трех Т»: технологии — таланты — толерантность.

В книге, вышедшей спустя полтора десятилетия, он вынужден признать, что бенефициарами политики, направленной на рост креативной экономики, стал сам креативный класс — и только. То есть те, кто уже и так был богат. Креативный класс продуцирует тотальный рост неравенства — от динамики цен на недвижимость до повышения стоимости жизни. Вывод промышленности и попытка ее замены сервисной экономикой привели к лавинообразному нарастанию проблем.

Флорида вынужден фиксировать увеличение экономического разрыва между городами и экономического разрыва внутри городов. Задается вопросом, что перспективнее — помогать пребывающим в кризисе территориям или помогать населению покинуть эти территории? Ответ: и то, и другое.

Несмотря на интеллектуальное фиаско, Флорида ничтоже сумнящеся вновь выдает рецепт за рецептом. Строительство доступного жилья. Строительство новых дорог — как внутригородских, так и межрегиональных. Речь идет в том числе и о высокоскоростных ж/д магистралях. Повышение уровня оплаты труда, что способствовало бы увеличению среднего класса, который динамично съеживается и там — в цитадели капитализма. Благими намерениями…

Возвращаясь к 2000-м: пространственной проекцией концепции креативного класса стало преобразование исторических центров городов — от возникновения новых фокусов социокультурной жизни на бывших промышленных и портовых территориях до благоустройства общественных пространств. Бильбао, города Рура, Манчестер… У нас этот подвиг тщилась повторить Пермь — не вышло, хотя натырили порядком, после чего смотались зарубеж — кто в Швейцарию, кто в Черногорию. Далее была Москва с Крымской набережной и многочисленными парками, теперь психопандемия обрела федеральный масштаб и многомиллиардные вливания.

Е.Ижицкая принадлежит к научной школе Неокономики, возглавляемой известным экономистом О.Григорьевым. Они ставят сверхзадачей поиск драйверов экономического роста в условиях мирового кризиса существующей модели капитализма. С их слов, фундаментальной ошибкой Флориды являлось отсутствие описания экономической модели функционирования креативного класса, то есть — как и на чем он зарабатывает в качестве элемента экономической системы.

Как пишет Е.Ижицкая, креативный класс может существовать в рамках инвестиционного взаимодействия между богатыми странами, или рынками, типа Америки или Европы, и сравнительно бедными — развивающимися — странами. Этот самый креативный класс обеспечивает коммуникацию и сбыт товаров из бедных стран на их собственном богатом рынке, «выступая качестве некой прослойки между рынками, потоками товаров, денег и рабочей силы». При этом новых источников роста не создается. «Ресторанный бизнес, культура и искусство, строительство жилья, туризм сами по себе не являются теми направлениями и отраслями, которые способны генерировать новые возможности для повышения производительности труда, — а это и является необходимым источником экономического роста», — указывает автор.

Заметим, что насчет строительства, которое связано еще как минимум с тремя десятками отраслей — от производства металлоконструкций до изготовления мебели, она ошибается. Именно строительство — прежде всего объектов инфраструктуры и жилья — на многих исторических этапах выступало в качестве локомотива стагнирующей экономики.

И все же главный вывод имеет архитектурное измерение. Мы уже неоднократно писали о том, что нынешняя общегосударственная истерия вокруг общественных пространств имеет ряд мотиваций — от привычного обезьянничанья и рабского слизывания с Запада чего ни попадя до консервации реакционной псевдолиберальной социально-экономической модели. При том что остаются нерешенными структурные проблемы современного города, связанные с его фронтальной модернизацией — транспорт, инженерные сети, социальное жилье; в конце прошлого — начале этого века через этот этап прошли сначала города Запада, а затем и Востока. Так вот, появление книги Флориды — это еще один железобетонный аргумент в пику творящемуся идиотизму, санкционированному сверху.

Однако похоже, что это система с положительно обратной связью — и завалится она тогда, когда завалится все…

Источник "Архитектурный Вестник"

 
© 2011-2021 Neoconomica Все права защищены