Новая теория Материалы О нас Приглашение к сотрудничеству Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, проектная деятельность/проектировщики, аврально-опытная деятельность (АОД), рутина, виды управленческой деятельности, иерархия, бюрократия, национальное государство, инвестиционный климат, фирма, пузырь, Административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, Великобритания, исламские финансы, золотой стандарт, социализм, капитализм, МВФ, Япония, рейтинги, облигации, бюджет, СССР, наука, ЦБ РФ, рубль, финансовая система, политика, нефть, финансовые рынки, финансовый пузырь, прогноз, евро, Греция, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, доллар, QE, бизнес в России, реальный сектор, финансовый сектор, деньги, администрирование
 

Дело о "Магните"

05.03.2018

Мы знаем, на чем сконцентрировать усилия.
Прежде всего — на создании стабильных и предсказуемых
правил игры для бизнеса, на росте инвестиций,
на дальнейшем улучшении бизнес-климата.

– Дмитрий Медведев

 

Прошедший на минувшей неделе в приморском городе Сочи инвестиционный форум оказался, как обычно, мероприятием сугубо протокольным. Много речей за всё хорошее и против всего плохого, солидные цифры объёмов заключенных контрактов – настолько солидные, что становится очевидной долгая проработка этих цифр ещё до самого форума. Был, однако, среди этих контрактов один, относительно которого такой уверенности почему-то нет – и да, речь идёт о продаже госбанку ВТБ ключевого пакета акций торговой сети "Магнит" – 29,1%, которыми владел основатель сети Сергей Галицкий (Арутюнян). Слово "ключевой" использовано не просто так – у сети нет главного акционера, который имеет контрольный пакет, Галицкий был мажоритарием при большом количестве миноритариев вокруг. Теперь таким мажоритарием станет ВТБ, самому же Галицкому остаётся доля в скромные 3%.

На первый взгляд, история "Магнита" выглядит как классическая success story – хоть вставляй в учебник в раздел "лучших практик" как очередной кейс. Собственно, почему бы и нет – ведь сеть "МАГазинов НИзких Тарифов" (название – результат конкурса среди топ-менеджеров) началась с нескольких небольших магазинчиков, изначально торговавших различной бытовой химией, которые были успешны, приносили прибыль, тем самым позволяли владельцу стабильно расширять бизнес, вести экспансию новые территории, модернизировать торговый формат под запросы клиентуры – в общем, всячески развиваться. Особого интереса ситуации добавляло то, что сеть появилась на свет не в столице либо каком ином крупном городе, который служит естественным центром концентрации денег, но в сугубо региональном Краснодаре, хоть и стремительно растущем и богатеющем в последние годы. Экспансия, соответственно, тоже шла из Краснодара – сеть из городской стала региональной, после чего, успешно оседлав входящие денежные потоки нулевых годов, вышла на федеральный уровень.

Более того, экспансии придавалось очень большое значение: уже в 2007 году у "Магнита" было более 2 тыс. магазинов (правда, лишь часть из них подходила под категорию "супермаркет"), а десять лет спустя их число выросло семикратно; для сравнения по состоянию на 2016 год у ближайшего конкурента по числу магазинов – сети Х5 Retail Group (бренды "Пятерочка", "Перекресток" и "Карусель") – их немногим более 9 тыс., у следуюшей в списке сети "Дикси" – ещё втрое меньше.

С фондовой точки зрения положение сети тоже было все эти годы вполне хорошим. Так, на биржу "Магнит" вышел в 2006 году, когда провел IPO и привлек инвестиции. Спрос на бумаги тогда превысил предложение втрое, а цена самих акций за 4 года с апреля 2006 года по апрель 2010 года выросла в 2,5 раза – и это при том, что сам индекс РТС за эти годы снизился на 6%; напомню, что 2007 и 2008 года были периодом бурного роста, который, однако, чуть позже обернулся жестоким крахом. Более того, эти годы не особо повлияли на объёмы выручки сети – в 2008 и 2009 годах она показала рост на 41% и 27% соответственно, а в целом выручка ежегодно росла не менее чем на 20%.

Увы, счастье продлилось недолго, ситуация вскоре начала меняться. Так, в 2016 году довольно резко ухудшились финансовые показатели компании. Это отразилось на цене акций, она заметно пошла вниз, достигнув локальной ямы в конце июня, впрочем, к концу 2016 года она более-менее восстановилась. Тем временем сам Сергей Галицкий понемногу избавлялся от своей доли акций: у него остался контрольный пакет по итогам IPO (вообще говоря, на IPO в 2006 году было выставлено только 18% акций), но в дальнейшем он его уменьшал. Контрольного пакета он лишился в 2011 году в результате допэмиссии акций, и его доля в уставном капитале компании установилась около 40%, постепенно снижаясь.

2017 год в этом смысле тоже не принес позитива, и это стало особенно заметно осенью, когда по итогам отчетности за IIIквартал оказалось, что результаты "Магнита" сильно уступают таковым у вышеупомянутого конкурента Х5 Retail Group. Выручка последнего выросла тогда на 24,7%, для сравнения, выручка "Магнита" тоже подросла на 6,5% – но для "Магнита" это было замедлением по сравнению с показателями годовой давности. Более того, общая торговая площадь "Магнита" выросла год к году на 15,3% – соответственно, выручка на единицу рабочей площади (по сути, эффективность бизнеса как такового) фактически снизилась. Это привело к мощной распродаже акций, кроме того, в ноябре большой пакет акций продал сам Сергей Галицкий, но он использовал полученные деньги на выкуп акций из очередной допэмиссии – фактически, проведя своего рода "обратный выкуп" акций. Это несколько поддержало курс – но надолго этого импульса не хватило.

Вместе с тем, говорить о том, что сеть была перед продажей в плохом состоянии, всё же не стоит. Она была и остаётся прибыльной, кроме того, у "Магнита" относительно небольшой уровень задолженности, примерно равный EBITDA (доналоговая прибыль) за два года. Ухудшение финансовых показателей, падение цены акций – не те поводы, чтобы так оперативно избавляться от актива. Соответственно, эти соображения обуславливают то самое непонимание, с которым сообщение о сделке было встречено рынком. Кроме того, обращают на себя внимание ещё и иные факторы, связанные со всей этой историей.

Во-первых, решение о продаже Галицкому далось очень трудно в эмоциональном плане, что отметили присутствовавшие при этом наблюдатели. Кроме того, довольно сомнительно звучит объяснение сделки, которое дал Галицкий – мол, "инвесторы не совсем так видят будущее, как основатель". Какие, простите, инвесторы? Почти 63% акций сети свободно торгуются на рынке, регулярно меняя своих хозяев, более 31% принадлежит Галицкому, ещё чуть менее 5% владеют американцы – фонд OppenheimerFunds Inc. По сути, Галицкий, обладая такой долей, пусть даже не являющейся контрольным пакетом, мог диктовать свою волю всем остальным акционерам.

Во-вторых, вопросы возникают при взгляде на покупателя. ВТБ – госбанк, бывший (теперь уже – впрочем, сделку ещё должны одобрить антимонопольщики) миноритарий "Магнита" с долей 0,01%. Какое отношение банк имеет к сетевому ритейлу; кстати говоря, сюда же идёт и вопрос сети "Лента", малой долей которой владеет ВТБ? К абсолютно непрофильному для него активу? Никакого, это совершенно разные бизнесы. Нет, я бы ещё понял, если бы у нас в стране присутствовал государственный федеральный ритейлер, условная "Роспища", и долю "Магнита" покупал бы именно он – но это  явно не тот случай.

В-третьих, настораживает цена покупки, она идёт на 4% ниже рынка – в то время как обычно одна компания, покупающая другую (или часть её), предлагает цену дороже рыночной. Кроме того, обращает на себя внимание объём в 29,1% – он, что характерно, меньше 30%, а при покупке такой или большей доли акций покупатель обязан, по закону, выставить предложение всем миноритариям о выкупе у них их доли. Соответственно, указанные 29,1% вполне могут быть способом обхода этого правила.

Подводя таким образом итоги, можно высказать предварительную гипотезу, что данная сделка является, если можно так выразиться, форсированной национализацией. Она же, в свою очередь, обусловлена может быть вообще чем угодно. И я совершенно не уверен, что она послужит тому самому "улучшению бизнес-климата", о котором в кулуарах форума в Сочи говорил премьер-министр Дмитрий Медведев.

Опубликовано 18.02.18 на портале Бизнес-Онлайн, Казань.

Метки:
бизнес в России, инвестиционный климат

 
© 2011-2018 Neoconomica Все права защищены