Новая теория Материалы О нас Приглашение к сотрудничеству Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, проектная деятельность/проектировщики, аврально-опытная деятельность (АОД), рутина, виды управленческой деятельности, иерархия, бюрократия, национальное государство, инвестиционный климат, фирма, пузырь, Административная реформа, налоги, коррупция, фондовые рынки, Южная Америка, Великобритания, исламские финансы, золотой стандарт, социализм, капитализм, МВФ, Япония, рейтинги, облигации, бюджет, СССР, наука, ЦБ РФ, рубль, финансовая система, политика, нефть, финансовые рынки, финансовый пузырь, прогноз, евро, Греция, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, доллар, QE, бизнес в России, реальный сектор, финансовый сектор, деньги, администрирование
 

Повелители денег

13.11.2017

Джексон и никакого Центрального банка!

– Предвыборный лозунг Эндрю Джексона

 

Есть такая история. Как-то давным-давно, в декабре 1965 года, тогдашний президент ФРС США Уильям Мартин встречался с тогдашним президентом всех США Линдоном Джонсоном. Встреча эта происходила на повышенных тонах – президент США требовал от главы ФРС смягчения денежно-кредитной политики (ДКП), тот отказывался менять ее в угоду сиюминутным требованиям исполнительной власти, дабы не нарушить состояние экономики. Закончилось это тем, что Джонсон взял Мартина за грудки и заорал ему прямо в лицо: "Мои парни сейчас гибнут во Вьетнаме, а ты, [censored], отказываешься напечатать денег сколько мне надо!"

Мартина тогда хватило на то, чтобы удержать свою позицию. Но именно тогда: со временем он всё же изменил проводимую ФРС политику в ту сторону, которую от него требовал Белый Дом. Много лет спустя, уже глубоким стариком (он умер в возрасте 91 года) Мартин каялся в интервью – "к стыду своему, я всё же пошел у него на поводу". Было это, однако, уже в новейшие времена – когда понятие о том, что государству не следует вмешиваться в дела Центробанка, стало своего рода "общим местом". Бывший глава ФРС США Бен Бернанке в одном из своих выступлений как-то отметил, что "эмпирические исследования поддерживают то мнение, что более независимые центральные банки склонны выдавать более качественные результаты по инфляции, нежели менее независимые, без компромисса по экономическому росту". Но так было, разумеется, далеко не всегда.

Мы сейчас не будем рассматривать вопросы создания различных мировых центробанков – на эту тему есть уйма увлекательной конспирологии и не столь увлекательной истории. Не будем вспоминать искреннего популиста, искреннего же расиста, непримиримого борца со сколько-нибудь независимым ЦБ, а заодно и 7-го президента США Эндрю Джексона; хватит с него и замечательного эпиграфа. Оставим в сторонке и вопрос создания ФРС США, совещания на острове Джекилл и умильную историю о "99-летнем чарте ФРС" (разрешении ФРС от Конгресса на печать денег), который должен был закончиться аккурат 21 декабря 2012 года – для справки, ещё в 1927 году оно было сделано бессрочным. Более интересен другой аспект текущей ситуации: как оказалось, будущим главой ФРС США станет Джером Пауэлл, который сменит Джанет Йеллен в феврале будущего года – соответственно, возникает простой вопрос: какие изменения в ключевой парадигме проводимой ДКП это может за собой повлечь.

Надо сказать, что система ЦБ в США устроена весьма по-умному, она, по сути, просто доверху набита различными механизмами сдержек и противовесов. Основой системы являются двенадцать получастных федеральных банков, каждый из которых управляется независимым советом директоров – каковые советы на пять лет назначают президента данного резервного банка. Центр ФРС в Вашингтоне может ветировать это назначение – но ни Конгресс, ни президент не имеют права вмешиваться в процесс выборов, равно как и влиять на уже выбранного регионального президента. Пятеро из них посредством хитрой системы ротации (точнее, четверо – представитель Нью-Йорка включет в эту пятерку всегда) входят в FOMC (федеральный комитет по открытым рынкам – управляющий орган ФРС США). В FOMC, однако, всего 12 мест – и еще семеро управляющих назначаются в эту структуру президентом, при этом кандидатуры назначенцев утверждаются сенатом. Каждый из них занимает свое кресло в течение 14 лет, причем этот срок нельзя продлять – сделано это затем, чтобы в FOMC, во-первых, могли видеть дальнюю перспективу, не ограниченную сроком пребывания в Овальном кабинете действующего президента, и, во-вторых, чтобы невозможность переназначения убирала попытки наладить "взаимовыгодные отношения" между управляющим и президентом, в обмен на, собственно, продление мандата. Наконец, один из этих семерых назначается президентом на четырехлетний  срок на пост главы FOMC; ровно так оно и было с помянутым выше Джеромом Пауэллом. Кроме того, тайминг всей системы организован так, что управляющие меняются постепенно, один раз в два года, в январе – это сделано затем, чтобы тот или иной президент имел ограниченное число возможностей назначить нового управляющего – а, это, в конечном итоге, мешает президенту, если он того захочет, набить FOMC своими сторонниками. В целом всё организовано так, что все заинтересованные лица (народ, посредством Конгресса, опирающийся на народ президент с его личными и клановыми амбициями и служащие себе банкиры) имеют ограниченное влияние на механизм принятия решений по ДКП и ни одна из сторон не может контролировать его полностью.

По крайней мере, так в теории: реальность, как обычно, вносит свои коррективы. У управляющих никто не отбирает права уйти в отставку с этого поста, чем они зачастую и пользуются. Статистика показывает, что вместо 14 лет в кресле управляющего люди сидят в среднем по пять лет; главы FOMC занимают свой пост в среднем заметно дольше. Иначе говоря, у президентов зачастую оказывается больше возможностей назначить в FOMC лояльных (точнее, обладающих сходным образом мыслей) людей, чем они, в исторической перспективе, и пользуются – что и приводит, в экстремальных случаях, к событиям вроде описанного в первом абзаце настоящего текста. Можно даже сказать так, что сама текущая ситуация с ФРС США, обладающей высокой степенью независимости, обусловлена не только описанными выше законодательными процедурами, но и тем фактом, что ключевые фигуры вокруг всей этой истории свято верят в то, что подержание именно такого независимого ЦБ является наиболее правильным и мудрым действием в долгосрочной перспективе.

Надо, однако, отметить, что в число этих фигур не входит действующий президент США Дональд Трамп. Об этом можно судить хотя бы по его бэкграунду – промышленник-строитель заинтересован в дешевом кредите для себя лично, и взгляд FOMC на финансовую картину в целом его мало волнует, кроме того, местные наблюдатели прямо проводят параллели между ним и тем самым Эндрю Джексоном – естественно, делая это без одобрения. Вместе с этим, Трампу и его кавалерийским наскокам объединенная американская элита довольно жестко обломала рога, о чем я писал еще в мае этого года.

Вообще говоря, для чиновника (да, включая президентов) делать то, что от него требует сущность занимаемого им места есть явление совершенно естественное и рациональное – и, что стоит отметить отдельно, оно интернационально. Меня в своё время безмерно умилила история Алексея Улюкаева и Эльвиры Набиуллиной. Первый до лета 2013 года занимал пост первого зампреда главы ЦБ (коим был тогда Сергей Игнатьев), Набиуллина же возглавляла министерство экономического развития. Между ними регулярно шла полемика – Набиуллина, ведомая своими корпоративно-чиновными интересами, настойчиво требовала у ЦБ работы по снижению ставок и, в целом, максимального благоприятствования кредитованию бизнеса всех видов и сортов. Улюкаев в ответ на это откликался ссылками на требования к цельности ДКП, призывал к осторожности, напоминал о рисках и так далее. Затем произошла своего рода рокировка: Набиуллина стала главой ЦБ, Улюкаев же ушел возглавлять минэкономиразвития. Полемика ненадолго прекратилась, но вскоре возобновилась с новой силой, будучи при этом с полярных позиций: уже Улюкаев призывал к форсированию кредитования, а Набиуллина отвечала словами про осторожность, риски, борьбу с инфляцией, необходимость помнить о нивелировании чрезмерных колебаний курса рубля и так далее. "Человека делает место", – этой старой мудрости никто не отменял и, наверное, никогда на отменит.

Вернемся к США. Из описанной выше системы сдержек и противовесов можно сделать вывод, что то или иное сколько-нибудь существенное изменение ДКП является достаточно маловероятным. Это накладывается еще и на то, что Пауэлл будет первое время входить в курс дела, кроме того, он был назначен Трампом – и это означает, что к нему в ближайшее время будет приковано самое пристальное внимание Конгресса, что резко ограничит принципиальную возможность продавливать какую-то свою (или не свою) политику. Неожиданность в этом назначении, впрочем, всё же присутствует: обычно главы ФРС США сидят на этом посту не один свой срок, а больше. В случае Джанет Йеллен это, однако, может обуславливаться банально – она уже пожилой человек и у нее довольно существенные проблемы со здоровьем. Вполне возможно, что предложение продлить пребывание на этом посту и было сделано, но она отказалась по собственной инициативе.

Соответственно, можно заключить, что описанный курс на "нормализацию" будет продолжаться и впредь – с постепенным повышением ставок и постепенным же сокращением баланса (т.е. фактическим сокращением долларового предложения на рынке). Вопрос, до какого предела эта нормализация может дойти. Я уже писал, что финасовые элиты США уже ребята битые (в том самом смысле, что за одного битого двух небитых дают) и что в случае тех или иных проблем с экономикой они без зазрения совести вернутся к неконвенционному в смысле экономической ортодоксии эмиссионному финансированию, столь успешно нащупанному Беном Бернанке. Но это будет означать прекращение нормализации и, главное, прекращение попыток как-то свернуть растущий долг, достигший пугающих размеров.

При этом ситуация с долгами тоже далеко не так проста, как кажется на первый взгляд. Чудовищность долга, его огромные доли по отношению к ВВП сами по себе уже не имеют никакого значения – и пример Японии с её "потерянными десятилетиями" (да, неоднократно видел мнения вида "нам бы такой кризис" – но о Японии мы поговорим отдельно) и сотнями процентов валового долга тому порукой. В схожем положении и Китай, и никуда не девшиеся долги стран PIIGS в Европе, и, разумеется, США. Надо понимать, что сейчас имеет значение не столько сам долг, сколько возможность его обслуживать, т.е. выплачивать положенные проценты – и сейчас у тех же США с этим даже проще, чем десять лет назад, несмотря на увеличение размеров тела долга, поскольку процентные ставки снижены относительно таковых десять лет назад – и да, идущая "нормализация" предполагает повышение ставок.

Вместе с тем, наращивать долг до бесконечности тоже нельзя, точнее, можно – но только при том условии, что каждый новый доллар долга приносит прибыль, превышающую тот же доллар и ставку кредитования. Но это, однако, уже давно не соблюдается, и, говоря формально- математически, продолжение наращивания долга суть дорога к концу и банкротству. Но как конкретно это может выглядеть – и кто при этом будет первым – есть разговор совешенно отдельный.....

Опубликовано 05.11.17 на портале Бизнес-Онлайн, Казань.

Метки:
США, ФРС

 
© 2011-2017 Neoconomica Все права защищены