Новая теория Материалы О нас Приглашение к сотрудничеству Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, проектная деятельность/проектировщики, аврально-опытная деятельность (АОД), рутина, виды управленческой деятельности, иерархия, бюрократия, национальное государство, инвестиционный климат, фирма, пузырь, Административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, Великобритания, исламские финансы, золотой стандарт, социализм, капитализм, МВФ, Япония, рейтинги, облигации, бюджет, СССР, наука, ЦБ РФ, рубль, финансовая система, политика, нефть, финансовые рынки, финансовый пузырь, прогноз, евро, Греция, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, доллар, QE, бизнес в России, реальный сектор, финансовый сектор, деньги, администрирование
 

О проблемах системы расселения РФ и возможных способах их решения

16.10.2017

Текст: Александр Шарыгин

Обсуждая проблемы системы расселения России, следует начать с того, что если мы обратимся к карте плотности населения мира, то мы отчетливо увидим, что наиболее густонаселенные территории расположены вблизи от мирового океана. Население живет в среднем на расстоянии в 1500 км от океана. Только в России есть густонаселенные территории на расстоянии 3 500 км от мирового океана.

Если обратиться к карте расположения крупнейших городов мира (с населением свыше 1 миллионов жителей), то можно увидеть, что все они расположены не глубже чем в 150 километрах от моря.

Два исключения – Москва и Дели. Важнейшие центры мировой экономики, такие как Нью-Йорк, Лос-Анджелес, Лондон, Париж, Франкфурт, Стамбул, Дубай, Сингапур, Гонконг, Шанхай, Токио, расположены у моря, между ними проложены крупнейшие морские транспортные коридоры.

Товаропоток, идущий по этим коридорам воплощает собой мировую экономическую систему, или иными словами мировую систему разделения труда. Большинству читателей этого текста это понятие знакомо. Желающие могут ознакомиться с работами О. Григорьева («Эпоха Роста. Расцвет и упадок мировой экономической системы», М. 2014 г.) и И. Валлерстайна («Миросистемный анализ: Введение», М: 2006 г). Однако, я представлю свою версию, несколько отличающуюся от канонической, принятой в «Неокономике». В моей версии упор делается именно на территориальные аспекты данного понятия и связь с понятием системы расселения.

Система расселения – это отпечатанная на территории система разделения труда. Единицами системы расселения являются города и освоенные (в том числе сельскохозяйственные) территории, включенные в экономическую деятельность. Территории включаются в существующую систему разделения труда (далее СРТ) либо благодаря естественным (климатическим, географическим) преимуществам, либо за счет выстроенных на них технологических цепочек. При включении в СРТ на территории образуются кластеры, которые становятся элементами СРТ. Каждый кластер в рамках СРТ выполняет свою функцию, являясь ее жизненно необходимым компонентом.

Кластер – это сгусток производителей, компактно сконцентрированных на территорий и выполняющих определенную функцию в рамках СРТ.

В зависимости от масштаба охватываемого рынка кластеры можно разделить на локальные (например, пригородные сельскохозяйственные комплексы), национальные и глобальные. Тип кластера определяется его функцией в СРТ, которая зависит от вида производимого продукта, размера охваченного рынка и типа связи с системой (взаимодействия).

Развитие кластера происходит за счет углубления разделения труда в нем, а также расширения контролируемого рынка сбыта. Если локальные кластеры работают исключительно в пределах одного региона и ориентируются на удержание своего рынка от внешних сил, то национальные и глобальные кластеры осуществляют экономическую экспансию и стремятся поглотить чужие рынки (национальный поглощает локальные, глобальный – национальные). Иными словами, глобальные и национальные кластеры в первую очередь ориентированы на развитие, а локальные – на выживание.

По типу продукта локальные кластеры с низким уровнем разделения труда способны производить исключительно примитивные товары народного потребления (скоропортящиеся продукты питания, хозтовары низкого уровня передела). В свою очередь национальные кластеры как правило производят товары высокого уровня передела с макрорегиональным спросом. Наилучшей иллюстрацией этого типа кластеров будут отечественные автопроизводители. Их продукт имеет высокий уровень локализации, в значительной степени адаптирован под российскую специфику, продается по всей стране, но при этом конкурирует с иностранными аналогами. Глобальный кластер работает на весь мировой рынок, производит самую передовую продукцию в своей области и имеет наибольший уровень разделения труда. При этом стоит отметить, что и национальные, и глобальные кластеры могут основываться как на естественном, так и на технологическом разделении труда. Для примера можно взять туристическую отрасль и сказать, что национальным кластером, основанным на естественном разделении труда, являются курорты Краснодарского края, а глобальным – Анталия, Шарм-аль-Шейх, Дубай и тд.

Глобальные технологические кластеры являются единственными субъектами инноваций. То есть производят товары, меняющие СРТ, становящиеся ее жизненно важными элементами. При этом национальные кластеры в развивающихся странах зачастую копируют их технологическую цепочку, адаптируя ее под национальный спрос. Но, как правило, национальные технологические кластеры в конечном счете проигрывают в конкурентной борьбе своим глобальным конкурентам. В этом смысле позиции локальных территориальных кластеров, работающих в низких переделах, являются более защищенными.

Современную мировую экономическую систему формируют именно глобальные кластеры, как технологические, так и естественные. Именно они, неся на себе определенную функцию, являются ее составными элементами. Если мы возьмем существующий на сегодняшний день товарный ассортимент, то все это большинстве своем будут продукты глобальных кластеров. Самолеты Боинг и Аэробус, автомобили Тойота и Мерседес, телефоны Эппл и Самсунг, телевизоры  Элджи и Сони, одежда от Бриони до Зары – все это продукты глобальных технологических кластеров. При этом есть и глобальные кластеры, основанные на естественном разделении труда: без арабской нефти и Суэцкого канала мировой экономики в ее существующем виде просто не могло бы существовать.

Важным параметром в описании глобальных кластеров является их тип взаимодействия с мировой системой. Это могут быть следующие типы:

· монокультурный,
· рентный,
· инвестиционный,
· инновационный,
· финансовый.

Монокультурный тип основан на продаже сырья. На территории складывается цепочка деятельностей, ориентированных исключительно на добычу природного сырья и доставку его до точки приема. Кластер монокультурного типа взаимодействия складывается из субъектов, обслуживающих инфраструктуру по разведке, добыче, транспортировке, хранении и продаже природных ресурсов.

Рентный тип взаимодействия возникает, когда некоторая территория арендуется под инфраструктуру для мировых товарных потоков. В качестве примера можно взять Украину, важной статьей доходов которой является транзит российского газа, или Египет, получающий плату за проход по Суэцкому каналу. Сюда же можно отнести аренду одним государством территории другого государства (примеры: размещение США военных баз в Средней Азии, тюрьмы на Кубе, аренда Россией космодрома Байконур и тп).

Инвестиционный тип взаимодействия подразумевает создание на территории инфраструктуры, обеспечивающей для мировых товаропроизводителей дешевой рабочей силой. Инвестиционные площадки под производство, энергосистемы, грузовые порты, полигоны дешевого жилья для рабочих, – все это располагается на территории с большим количеством низкооплачиваемого населения. Низкая стоимость труда и есть их вклад в мировую экономику, тот винтик, который позволяет существовать всей мировой системе.

Инновационный (кластерный) тип характерен для территории, на которой собраны деятельности связанные с высококвалифицированным интеллектуальным трудом. На этих территориях исторически сложилась инфраструктура в виде вузов, научно-исследовательских центров и конструкторских бюро. Там же располагаются офисы крупнейший технологических компаний. Именно на территориях кластерного типа возникает наибольшее разнообразие деятельностей, объединенных в общую технологическую цепочку. Наличие развитого человеческого капитала вместе с глубокой специализацией деятельности и тесной кооперацией позволяет сложиться фирмам, производящим передовую продукцию в своей области. Эта продукция выбрасывается на весь мировой рынок. Примерами таких территорий являются Калифорния (Голливуд и Силиконовая долина), миланский кластер высокой моды, японские и германские автомобилестроительные кластеры. Ключевое отличие кластерного типа от инвестиционного в том, что регионы с кластерным типом взаимодействия являются родиной того или иного продукта, а инвестиционные возникают при переносе туда уже существующей (как правило, придуманной в регионе с кластерным типом) технологии. Поскольку технологию, в отличие от естественных преимуществ, можно воспроизвести в любом месте, территории с инвестиционным типом взаимодействия включены в мировую систему только до тех пор, пока сохраняют дешевую рабочую силу.

Звеньями, соединяющими элементы мировой экономической системы, операторами международной торговли, являются глобальные финансовые центры, которые входят в систему как самостоятельные территориальные кластеры. Очень часто финансовыми центрами становятся города с полным, либо с частичным политическим суверенитетом. Их успех основан на сочетании естественных преимуществ от географического положения с высокой технологизацией деятельности, точнее развитостью институтов. Именно финансовые кластеры, связывающие глобальные рынки становятся мировыми городами. В разное время ими были Венеция, Амстердам, Стамбул и т.д. Сейчас это Нью-Йорк, Лондон, Сингапур, Гонконг, Шанхай, Токио, Дубай. В этих городах сосредоточены крупнейшие мировые биржи и банки, а также гигантские транспортные хабы (аэропорты и грузовые порты). Они являются экономическими центрами крупнейших мировых макрорегионов (Америки, Европы и Азии). Эти города нельзя путать с бюрократическими центрами, мировыми (Брюссель, Париж, Вена, Женева) или национальными (Москва, Пекин, Анкара, Берлин и т.д.). Также нельзя путать финансовые кластеры с оффшорными зонами (типа Кипра, БВИ и т.д.). Мировые города, являющиеся финансовыми центрами, выполняют роль связки крупнейших глобальных кластеров и потому являются жизненно важными элементами мировой системы. Отдельно стоит отметить, что ни один город из бывшего соцлагеря не стал мировым.

Территории, на которых сосредоточены глобальные кластеры, являются ядром мировой экономической системы. Все остальные территории – периферия. Ее образуют либо локальные воспроизводственные контура, либо «хосписы» (термин В.Л. Глазычева).

Локальные воспроизводственные контура – территории, ведущие замкнутое, близкое к натуральному, хозяйство, имеющие низкий уровень разделения труда и минимальный уровень кооперации. Хосписы – это территории, на которых когда-то велась активная экономическая деятельность, но сейчас она либо уже умерла, либо поддерживается в полуживом состоянии. Хосписами могут стать как национальные, так и глобальные кластеры, утратившие конкурентоспособность. Ключевое отличие хосписов от локальных контуров в том, что первые включены в финансовый оборот как получатели бюджетных трансфертов и, соответственно, являются потребителями импортных товаров. Помимо этого, на таких территориях может возникать так называемая «гаражная экономика». Это связано с тем, что проживающие там люди ведут ремесленную деятельность, пользуясь оставшейся от крупных производств инфраструктурой. Подобные ремесленные мастерские образуют собой локальные кластеры, обслуживающие местный рынок.