Новая теория Материалы О нас Приглашение к сотрудничеству Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, проектная деятельность/проектировщики, аврально-опытная деятельность (АОД), рутина, виды управленческой деятельности, иерархия, бюрократия, национальное государство, инвестиционный климат, фирма, пузырь, Административная реформа, налоги, коррупция, фондовые рынки, Южная Америка, Великобритания, исламские финансы, золотой стандарт, социализм, капитализм, МВФ, Япония, рейтинги, облигации, бюджет, СССР, наука, ЦБ РФ, рубль, финансовая система, политика, нефть, финансовые рынки, финансовый пузырь, прогноз, евро, Греция, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, доллар, QE, бизнес в России, реальный сектор, финансовый сектор, деньги, администрирование
 

Пылесос для денег

28.09.2017

Любишь медок, люби и холодок.

– Поговорка

 

Истекшая неделя принесла известия относительно ключевого актора, влияющего на состояние мировой экономики – ФРС США. Дело в том, что правление американского ЦБ провело очередное заседание, на котором обозначило ближайшие изменения денежно-кредитной политики (ДКП), и, судя по всему, на сей раз они будут иметь далеко идущие последствия, причём не опосредовано, а напрямую. Да, в каком-то аспекте ситуация является штатной, FOMC (федеральный комитет по открытым рынкам – собственно, правление ФРС) собирается 8 раз в год, примерно раз в полтора месяца, из этих 8 заседаний половина считается проходными, другая же половина – относительно важными, поскольку по итогам их проходит пресс-конференция с разъяснениями, что, как и почему было или не было модифицировано в проводимой ДКП. Ровно такое заседание и было на прошедшей неделе – и, надо сказать, были его итоги в некотором смысле нестандартными.

Дело в том, что в настоящее время ФРС очень аккуратно пытается вести политику нормализации ДКП, вывести ее основные параметры на докризисные уровни. Почему они это делают я уже отмечал неоднократно, и основная причина на мой взгляд в том, что в широко понимаемом социуме США существует мощный запрос на вот это вот "возвращение к норме", поскольку именно оно будет являться зримым свидетельством завершения кризисно-депрессионной фазы в экономике страны. "Всё, отмучились, ставки привычные, а что рост экономики крайне слабый – так ничего, переживем, это new normal (новая норма) теперь такая" – примерно такой там ход рассуждений. Соответственно, отсутствие прогресса в этом отношении провоцирует провал настроений и ожиданий – которые, на данном этапе уж точно, являются фундаментальными компонентами восприятия экономической ситуации, более важными, чем фактические показатели инфляции, роста ВВП, курса (индекса) доллара и, возможно, даже размера национального долга.

Нормализация эта, в виде постепенного повышения ставок, идет уже почти год. Собственно, напомню, что последняя эмиссионная программа (QE-3) была аккуратно (т.е. выкуп с рынка долговых бумаг на баланс ФРС плавно уменьшался) свернута в конце 2014 года. После этого последовал период почти годовой длительности, в ходе которого ФРС щедро раздавала намёки, что повышение ставок (та самая нормализация) начнется вот уже почти скоро, решившись на это лишь в конце 2015 года, когда ставка была смещена из коридора 0-0,25% до уровней 0,25-0,5%. Затем был 2016 год и острая фаза президентской кампании в США; западающая в душу чеканная формулировка "Make America great again" не могла не повлиять на настроения и пожелания американского социума, даже если бы Трамп и проиграл выборы. Он их, однако, выиграл – соответственно, процесс нормализации (в виде повышения ставок) стал неотвратимым. Очередное повышение (такое же, с шагом в 0,25%) было осуществлено в декабре 2016 года, аналогичные шаги были предприняты в марте и в июне 2017 года – но к осени набранный было разгон остановился.

Опять же, я уже неоднократно писал, что FOMC, помимо собственных целей и планов, внимательно слушает рынок и старается поступать в соответствии с его чаяниями, не идти ему наперекор – потому как противоположное поведение для рынка будет означать нечто вроде "ФРС ведет иную политику, т.е. знает чего-то, чего мы не знаем", что его изрядно пугает. Ровно это и наблюдалось с прошлого года – в декабре-2016, марте-2017 и июне-2017 рынок ожидал повышения ставок с достаточно высокой вероятностью (это ожидание фиксируется самым элементарным образом – через численные показатели торговли фьючерсами на ту или иную ставку) и FOMC реализовывал эти ожидания. Конечно же, нельзя сказать, что он не может на них влиять – все члены FOMC, и голосующие и неголосующие (да, в этом органе существует определенная ротация прав на совещательный и на решающий голос), регулярно выступают на тех или иных мероприятиях, участвуя таким образом в формировании этих самых рыночных ожиданий.

Тем не менее, к сентябрю 2017 года никакого скачка в ожиданиях повышения ставки зафиксировано не было, более того, участники рынка практически единогласно (вероятность приближалась  к 100%) считали, что никакого повышения ставки не произойдет. Почему они так считали – вопрос открытый, скорее всего, "по совокупности параметров". К примеру, выскочка-Трамп оказался под прессингом старых элит Америки, принадлежащих к обеим партиям, кроме того, к осени США вновь полномасштабно уперлись в проблему потолка госдолга, который требовалось увеличить для продолжения функционирования государства. Да, проблема эта в значительной мере техническая, за последние несколько десятилетий США упирались в этот потолок более 70 раз и все эти разы Конгресс принимал решение о повышении потолка, на что правительство США реагировало выпуском нового транша гособлигаций, которые и размещались на рынке, пополняя бюджет США; так в итоге оказалось и на этот раз, но сам этот упор в потолок, понятное дело, добавил некоторой нервозности.

В принципе, ничего дурного (в смысле восприятия рынком мудрецов из FOMC) не случилось бы, если бы в рамках этого последнего заседания никаких решений принято не было, а итоговое коммюнике содержало бы обороты из серии "приняли решение временно приостановить процесс нормализации", "дождаться реакции ситуации" и т.д. FOMC, однако, приняли куда более мудрое решение – оставив ставку на месте (кстати говоря, ожидание повышения ставки на следующем "значимом" заседании в декабре 2017 года составляет сейчас довольно серьезные 71%), ввести в действие другой компонент нормализации, не менее важный – анонсировать сокращение баланса ФРС. Дело здесь в том, что за последнюю десятилетку ФРС, в рамках своих эмиссионных программ предоставления ликвидности, что прямых и декларированных, типа всем известного QE, что забалансовых, скупил на рынке массу ценных бумаг (гособлигаций США и бумаг, обеспеченных ипотекой – эта мера была призвана поддержать жилищный рынок), в результате чего баланс вырос до гигантских $4,5 трлн. Понятное дело, его сокращение до привычных многолетних уровней (десять лет назад он был впятеро меньше, составляя $889 млрд., а в целом многолетний уровень – $750-800 млрд.) тоже прямо относится  к нормализации ситуации с ДКП. При этом опять же, сделано это довольно тонко: сокращения баланса начнутся с октября, начнутся со скромных $10 млрд. в месяц и должны в течение года с небольшим (т.е. к концу 2018 года) вырасти до $50 в месяц. Иными словами, FOMC делом подтвердил привеженность выбранному курсу – при этом масштабы этого дела на данный момент очень и очень невелики.

Важно здесь другое. FOMC своими действиями обозначил и подтвердил долговременный тренд, и этот тренд наложится на конкретику. Конкретика же заключается в том, что повышение потолка госдолга (кстати говоря, уже несколько месяцев дефицит бюджета США финансировался за счет бухгалтерских хитростей и некоторой накопленной подушки ликвидности – и этот механизм себя практически исчерпал, почему и потребовалось повышение), вернее сказать, временное отключение этого лимита (до 8 декабря) позволит Казначейству пополнить запасы денег – т.е. выйти на рынок с облигациями. При этом предполагается, что объём размещения с октября по декабрь составит гигантскую сумму в $501 млрд. – достаточно сказать, что в последний раз такие объёмы размещались в самом что ни на есть кризисном 2009 году, при этом тогда вовсю действовали эмиссионные программы ФРС. Иными словами, если тогда эти облигации были в значительной степени выкуплены ФРС (в обмен на свежеэмитированные доллары) и лишь малой частью разошлись по рынку, инвесторам, то сейчас никаких долларовых эмиссионных программ нет – и это размещение по факту высосет с денежного рынка гигантский объём долларовой ликвидности.

Это, в свою очередь, будет иметь уже последствия международного масштаба, главное из которых – совершенно логичное укрепление доллара США: нехватка ресурса увеличивает его стоимость. Кроме того, в настоящее время индекс доллара (т.е. его курс к пулу иных валют) находится достаточно низко, иначе говоря, давление на доллар вверх оказывает ещё и этот сугубо рыночный маятник. Соответственно, можно будет ожидать довольно резкого оттока капитала из развивающихся стран (включая и РФ): по модели, упомянутой в вышедшем в августе исследовании Института международных финансов (данная структура являет собой крупный международный межбанковский исследовательский центр), каждый доллар, изъятый таким образм ФРС, уменьшает приток капитала в развивающиеся страны на 10 центов. Это, в свою очередь, может сформировать тренд и процесс перетока может зайти довольно далеко, уйдя за равновесные уровни, которые еще предстоит нащупать; отразится это, среди прочего, еще и девальвацией локальных валют. Масштабы её я сейчас оценить не в состоянии, опять же, локальные денежные власти наверняка будут пытаться демпфировать колебания за счет накопленных резервных фондов – но вектор движения, который будет задан ФРС, является однозначным: возврат долларов на родину.

Проблема в том, что в худшем случае это может отразиться мировым кризисом в развивающихся странах, ближайщим аналогом которого может служить азиатский кризис 1997-1998 годов, коснувшйися и РФ. Что тут можно сказать? Ближе к теме будет видно.

Опубликовано 25.09.17 на портале Бизнес-Онлайн, Казань.

Метки:
США, доллар, ФРС

 
© 2011-2017 Neoconomica Все права защищены