Новая теория Материалы О нас Приглашение к сотрудничеству Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, проектная деятельность/проектировщики, аврально-опытная деятельность (АОД), рутина, виды управленческой деятельности, иерархия, бюрократия, национальное государство, инвестиционный климат, фирма, пузырь, Административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, Великобритания, исламские финансы, золотой стандарт, социализм, капитализм, МВФ, Япония, рейтинги, облигации, бюджет, СССР, наука, ЦБ РФ, рубль, финансовая система, политика, нефть, финансовые рынки, финансовый пузырь, прогноз, евро, Греция, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, доллар, QE, бизнес в России, реальный сектор, финансовый сектор, деньги, администрирование
 

Распродажа принципов. Можно ли продать то, чего нет

27.08.2012

У Николая Кащеева, руководителя одного из аналитических подразделений Сбербанка, известного своими интересными и профессиональными обзорами, лопнуло терпение. И он написал гневную заметку, одно название которой — «Бесстыдная, бессовестная, неприкрытая продажа принципов», говорит о многом.

Возмутило Н.Кащеева появившееся в конце позапрошлой недели сообщение о том, что ЕЦБ планирует ввести потолок для спрэдов государственных облигаций проблемных стран Еврозоны, то есть, говоря русским языком, переход к политике ничем не ограниченного печатания денег для затыкания бюджетных дыр.

Событие, что говорить, неординарное, а если этот план еще и на самом деле будет реализован, то тем более. Однако по этому, конкретному поводу возмущаться уже поздно. С самого начала нынешнего кризиса власти стран Запада действовали в нарушение всех и всяческих правил и принципов, которые еще совсем недавно проповедовали в качестве образцов поведения для менее развитых стран.

Как сейчас помню, как в 1994 году в Вашингтоне Л.Саммерс, занимавший тогда пост заместителя министра финансов США, на полном серьезе объяснял нам, группе российских экономистов и чиновников, что величина дефицита бюджета является показателем уровня цивилизованности страны. Да-да, именно так, не больше, не меньше. Чем выше дефицит бюджета, тем менее цивилизованной является страна.

Заявление это было встречено усмешками и даже, к крайнему неудовольствию организаторов пафосного мероприятия, смехом. Мы потом долго шутили, что Россия, может быть, и не такая цивилизованная, как США, но явно цивилизованней Германии, у которой тогда дефицит был больше.

В 2009 году поводов для смеха стало еще больше. Л. Саммерс согласился возглавить Национальный экономический совет США – в этот год дефицит американского бюджета составил почти полтора триллиона долларов – более 10% ВВП, и государственный долг уверенно устремился к планке 100% от ВВП.

Интересно, как он чувствовал себя на своем посту. Испытывал ли стыд от того, что руководит экономической политикой страны, скатывающейся в разряд самых нецивилизованных государств? Подозреваю, что нет. Думаю, что он и не вспомнил, что он тогда, в 1994 году вещал. Тогда он думал так, сейчас иначе, завтра еще о чем-нибудь подумает — тоже мне, проблема.

А что же наше Министерство финансов? Почему оно не устроило ответный семинар для Л.Саммерса и его коллег, на котором поучило бы его, как держать под контролем бюджетный дефицит и государственный долг?

Конечно, Саммерс бы отказался. И даже понятно, что бы он при этом сказал: мол, ничего удивительного нет, при таких-то ценах на нефть.

Но давайте все-таки хотя бы один раз четко определимся: цены на нефть или цивилизованность. Тогда, в 1994 году цены на нефть были настолько низкими, что трудно было даже представить себе, что они могут упасть еще ниже (а ведь немного времени спустя и упали). Штаты тогда могли себе позволить повышать налоги и снижать бюджетный дефицит – низкие цены на нефть обеспечивали рост эффективности американской экономики. Не было и потребности в наращивании расходов.

Удачное стечение обстоятельств. Но оно тогда было выдано за непререкаемый принцип, за критерий цивилизованности. Обстоятельства изменились – и сегодня непререкаемые принципы совсем другие. И критерии цивилизованности поменялись.

Это только один пример. А теперь задумаемся о том, сколькими аналогичными «принципами» одарила человечество западная экономическая мысль за последние десятилетия. Вечных, нерушимых истин, научно обоснованных в тысячах статей и десятках солидных монографий. Сколько студентов по всему миру вызубрили их наизусть, и сегодня испытывают те же примерно чувства, что и Н.Кащеев[1] (речь идет, конечно, о людях, сохранивших хотя бы некоторую способность мыслить самостоятельно).

И какова цена этих принципов? Сколько из них являются действительно принципами, а сколько – просто отражением того или иного относительно долгосрочного стечения обстоятельств. Мы этого не знаем. Не знают этого и многочисленные гуру западной экономической науки.

С начала кризиса, а некоторые полагают, что еще и до его начала, власти западных государств нарушают эти принципы один за другим. И будут нарушать еще и еще. Потому что на самом деле никаких принципов нет и, по большому счету, никогда и не было.

То, что сегодня называют экономической наукой – это дано уже чисто институциональный, но никак не научный феномен. Экономисты всего мира давно уже занимаются одним: пытаются угадать настроения и желания уже существующего и потенциального заказчика и облечь их в наукообразную форму. Российское экономическое сообщество здесь не исключение (но об этом – как-нибудь в другой раз).

Заказчики довольны и чувствуют себя очень комфортно. Действительно, что ни пожелай – все оказывается научно обоснованным и соответствует самым последним тенденциям экономической мысли.

Экономисты тоже в выигрыше. Мало того, что они чувствуют себя причастными к принятию важных судьбоносных решений, да что там говорить, их настоящими авторами и вдохновителями (по моим наблюдениям, уровень самооценки в экономическом сообществе резко вырос, хотя, казалось бы, должно было быть наоборот). Но еще и обеспечивают себе устойчивый и стремительно растущий рынок.

А экономика тем временем летит в тартарары – но кого это волнует, раз все так прекрасно.

P.S. В своей недельной давности заметке Н.Кащеев выражал слабую надежду на то, что сообщения о планах ЕЦБ – это только слухи. Сегодня очевидно, что эти планы действительно обсуждаются.

С этой точки зрения показательно, что происходит в последнее время с Грецией. Греки все еще надеются воззвать к здравому смыслу европейских лидеров, исходя из предположения, что тех хотя бы немного интересует судьба собственно Греции.

Но тех интересует совсем другое. Неограниченное включение печатного станка для проблемных стран Еврозоны влечет за собой опасность, что последние начнут под любыми предлогами смягчать свою бюджетную политику.

Необходимо наглядно показать им, что ни о каких поблажках речи быть не может в принципе. Для этого нужна показательная жертва, и Греции суждено ей стать.

При этом принудительное исключение из Еврозоны, по-видимому, рассматривается как наиболее действенная мера.

 

____________________

[1] Впрочем, Н.Кащеев выбрал очень странный объект для своих филиппик. Почему-то они обращены к рядовым участникам финансового рынка, пришедшим в восторг от обещания новых денежных вливаний. Участники рынка действуют так, как им и положено – они никаких «научных» принципов не исповедуют, и поэтому обвинять их в том, что они им не следуют, бессмысленно.

Участники рынка отлично понимают простую истину: что бы ни случилось в результате действий властей (за исключением случая полной отмены каких бы то ни было денег), встретить это что-то лучше, имея миллиард резаных бумажек. А не жалкий миллион.

Метки:
Европа, ЕЦБ, Греция

 
© 2011-2018 Neoconomica Все права защищены