Новая теория Материалы О нас Приглашение к сотрудничеству Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, проектная деятельность/проектировщики, аврально-опытная деятельность (АОД), рутина, виды управленческой деятельности, иерархия, бюрократия, национальное государство, инвестиционный климат, фирма, пузырь, Административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, Великобритания, исламские финансы, золотой стандарт, социализм, капитализм, МВФ, Япония, рейтинги, облигации, бюджет, СССР, наука, ЦБ РФ, рубль, финансовая система, политика, нефть, финансовые рынки, финансовый пузырь, прогноз, евро, Греция, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, доллар, QE, бизнес в России, реальный сектор, финансовый сектор, деньги, администрирование
 

На круги своя

23.12.2015

Всему свое время, и время всякой вещи под небом...
время разбрасывать камни, и время собирать камни.

– Еккл. 3:1 – 3:5

 

На истекшей неделе произошло важное событие. Было оно, с одной стороны, с достаточно высокой вероятностью ожидаемым, с другой – его последствия во всей своей полноте предсказать не может, наверное, никто. Речь, понятно, о свершившемся повышении ставок ФРС США, они выросли на 0,25% – до диапазона 0,25-0,50% по целевому уровню федеральных фондов и до 1,00% до дисконтному проценту. Повышение это является первым аж за семь лет (с декабря 2008 года), всё это время базовая ставка находилась в промежутке 0–0,25%, иными словами, пользоваться доступом к дешёвому долларовому капиталу уже вошло у финансистов всего мира в крепкую привычку. Привычку, от которой, по всей видимости, потихоньку придётся отказываться.

Любопытный момент: ставка так и осталась интервальной, а не установлённой чётко, ФРС, похоже, не до конца уверена в своих действиях и оставляет себе лазейку, которая позволит манипулировать ставкой в широких (относительно минимального уровня) пределах. Этого, впрочем, следовало ожидать – вариант с интервальной ставкой существовал в течение всех этих лет и теперь является вполне привычным и для регулятора, и для участников рынка. Надо также отметить, что решение FOMC (Комитета по открытым рынкам, который и определяет ставку) было единогласным – "ястреб" Джеффри Лэкер остался доволен самим фактом повышения, "голуби" решили дружно промолчать. Сам меморандум, выпущенный после заседания и решения по ставкам, носит явный осторожный тон, точно также сдержанной была пресс-конференция главы ФРС Джанет Йеллен. Повышенная осторожность следует и из реплик голосующих членов FOMC – если три месяца назад, по итогам позапрошлого заседания, ожидалось 4-5 повышений ставок в 2016 году, то теперь там предполагают не более четырёх. Фактически, ФРС всячески подчёркивает свою крайнюю аккуратность в принятии решений и продуманность каждого своего (и этого тоже) шага – и это, понятно, полностью оправдано.

Вопрос, однако, в другом – в оправданности самого повышения ставок. О той мотивации, которая  управляет решениями FOMC (да и, в целом, относится едва ли не к каждому ЦБ на планете) я уже неоднократно писал. Регулятор должен, с одной стороны, слушать свой рынок, его ожидания, с другой, уметь при принятии решений не идти у них на поводу. Резон понятен – если рынок ждёт одного (действия, направления, решения), а ЦБ поступает иначе, это провоцирует реакцию вида "что же это творится такое?", чреватую рисками паники, бегства капитала и так далее, т.е. регулятор рискует, наоборот, вместо успокоения рыночной ситуации, внести в неё дополнительные возмущения. Соответственно, если рассматривать ситуацию с этой точки зрения, то выбора у FOMC особого-то и не было – повышение ставок было продекларировано уже очень давно, а сам факт повышения является, в сознании участников рынка и истэблишмента, признаком нормализации ситуации, знаком скорого выхода из депрессии, которая длится уже многие годы и всем надоела дальше некуда.

Вместе с этим, формальные основания, которые использует ФРС при принятии решения, нельзя назвать однозначными и надёжными. ФРС учитывает три основных показателя: динамику ВВП, безработицу и инфляцию. Да, за последние 4 квартала экономика страны выросла на 2,1% – но за предыдущие 4 он был почти 3%, и динамика последних месяцев свидетельствует о замедлении роста. Далека от целевого показателя в 2% и инфляция – за последние полгода она составила от 0 до 0,5% в разные месяцы; впрочем, надо отметить, что базовая инфляция – без учёта роста цен на продовольствие и энергию – в ноябре таки вытянула чаемые 2%. Наконец, безработица формально выглядит неплохо, снизившись до 5% – но изрядная часть новосоздаваемых рабочих мест (и это не касаясь вопроса корректности подсчёта таковых – так, в октябре 85% созданных рабочих мест были не реальными, а вычисленными по модели) соответствует временной занятости. Кроме того, снижение безработицы (определяемой как отношение числа неработающих граждан к общему размеру рабочей силы страны)  в значительной мере обусловлено выкидыванием долговременно безработных граждан из состава этой самой рабочей силы – доля которой в населении сократилась с 65,3% пять лет назад до нынешних 62,5%.

В любом случае, решение принято, пусть и на шатком основании, "шаг к нормализации" денежно-кредитной политики сделан. Стоит оценить первоочередные последствия этого действия.

Во-первых, произошедшее увеличение стоимости заёмного долларового капитала чётко и однозначно отразится на стоимости доллара как такового, он подорожает ко всем прочим мировым валютам. Пока этот фактор ещё не отмечен явным ростом доллара – но, думается, это явление временное. Дело в том, что повышение ставок было ожидаемым, месяц назад этого ждало, по опросам, порядка 70% акторов, а накануне заседания FOMC доля выросла аж до 97%. Иными словами, рынок этот актуальный рост уже отыграл, а с каким темпом он пойдёт потом – покажет время.

Далее, рост курса доллара прямо коснётся американской экономики. Он приведёт к ухудшению конкурентоспособности американских товаров на мировом рынке, иначе говоря, вероятным становится сокращение экспорта и увеличение импорта, кроме того, на это сыграет ещё и продолжающаяся европейская эмиссия (местная версия "количественного смягчения"), составляющая сейчас €60 млрд./мес. Это, в свою очередь, вполне может отразиться и на росте ВВП как таковом, снизив его ещё более – с нынешних и так невысоких уровней. В свою очередь, это спровоцирует вопрос – а стоит ли теперь продолжать повышать ставки, может быть, следует попридержать коней, а то и снизить их обратно (здесь вспоминается недавний вброс Бена Бернанке и Уильяма Дадли относительно отрицательных ставок), не исключено также, что речь может зайти об очередном эмиссионном раунде. Впрочем, это дело уже более отдалённого будущего.

Куда более близким фактором является то, что рост доллара приведёт к снижению цены на нефть (да и на всё остальное сырьё впридачу – при условии того, что не случится тех или иных катастроф), с соответствующими перспективами для стран, критично зависящих от экспорта таковой. Это уже можно наблюдать – так, стоимость сорта Brent ушла вниз до $36,55 за баррель, а природный газ стоит в США менее $70 за 1000 куб.м. – минимум за 17 лет. Отдельно также стоит отметить недавнее разрешение на экспорт нефти из США, снятие запрета, который продержался четыре десятка лет. К резким движениям цены на нефть этот фактор, скорее всего, не приведёт, но он отработает (что уже наблюдается) на снижение спрэда между стоимостями барреля техасского сорта WTI и североморского Brent – сейчас они стоят практически одинаково. Важным является то, что получение возможности экспорта открывает для американских нефтяников внешние рынки, т.е. даёт им большее количество вариантов действия в нынешних условиях, не слишком комфортных для производителей нетрадиционной (в том числе сланцевой) нефти.

Наконец, укрепление доллара спровоцирует усиление оттока капитала из развивающихся стран в США, что окажет дополнительное девальвационное давление на локальные валюты. Так, уже полтора месяца подряд продолжается отток денег из фондов, инвестирующих в рынки развивающихся стран, всего же с начала года фонды развивающихся рынков потеряли $69,6 млрд., а за год потери составили $82,8 млрд. Помимо этого, капитал будет уходить не только из фондов, но и самостоятельно, и в рамках поддержки курсов национальных валют. Тот же Китай только в ноябре потерял $87 млрд. из своих ЗВР, несмотря на это, ему вновь пришлось девальвировать юань (только-только принятый к включению в корзину резервных валют МВФ), всего же он уже лишился почти полутриллиона долларов США (около 12%) относительно наблюдавшегося максимального запаса своих резервов. При этом у китайских компаний долларовая задолженность взлетела с $200 млрд. в 2008 году до более чем $1 трлн. сейчас. Понятно, коснётся этот отток капитала не только Китая, но и иных стран, включая РФ, Турцию, ЮАР, Бразилию и так далее.

В общем, "крах долларовой системы" явно откладывается, если только в США не произойдёт какого-нибудь катаклизма поистине библейских масштабов. Но и в этом случае иным странам придётся туго. Место царя горы пусто не бывает.

Опубликовано 20.12.15 на портале Бизнес-Онлайн, Казань.

Метки:
США

 
© 2011-2018 Neoconomica Все права защищены