Новая теория Материалы О нас Приглашение к сотрудничеству Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, проектная деятельность/проектировщики, аврально-опытная деятельность (АОД), рутина, виды управленческой деятельности, иерархия, бюрократия, национальное государство, инвестиционный климат, фирма, пузырь, Административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, Великобритания, исламские финансы, золотой стандарт, социализм, капитализм, МВФ, Япония, рейтинги, облигации, бюджет, СССР, наука, ЦБ РФ, рубль, финансовая система, политика, нефть, финансовые рынки, финансовый пузырь, прогноз, евро, Греция, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, доллар, QE, бизнес в России, реальный сектор, финансовый сектор, деньги, администрирование
 

Бразильские страсти

21.09.2015

Глупый мотылёк догорал на свечке
Жаркий уголёк, дымные колечки
Звёздочка упала в лужу у крыльца
Отряд не заметил потери бойца

Егор Летов, "Отряд не заметил потери бойца"

 

Надо признать, что когда я менее полугода назад писал о ситуации в Бразилии, я совершенно не предполагал, что она будет развиваться столь оперативно. Следовало бы, на самом деле: в конце концов, Бразилия, несмотря на набравшийся за последние 15 лет флёр эффективности и  респектабельности, была и остаётся достаточно типичной южноамериканской страной, склонной к впечатляющим взлётам, но и к резким падениям. Именно такую картину мы – в очередной раз – и наблюдаем сейчас. При этом, что любопытно, события происходящие сейчас в Бразилии, находят очень слабое отражение в мировом информационном потоке – и, полагаю, стоит хоть немного исправить это упущение.

Причина "незаметности" Бразилии на самом деле проста: Китай. Тектонические события, происходящие в экономике (и внутренней политике) Поднебесной, затмевают собой всё, что творится в иных развивающихся странах. Вместе с тем, они же являются и дополнительным триггером ко всему негативу, который обрушился на них. О Китае мы, впрочем, потом поговорим отдельно, пока же речь о том, что он (и не только он) "натворил".

Во-первых, Бразилия официально ухнула в рецессию. В прошлом году III квартал показал символический рост в 0,1% к предыдущему кварталу, IV же квартал отметился нулевым приростом. В этом году ситуация изменилась, экономика пошла на спад: I квартал привёл к снижению на 0,7%, во II квартале он ускорился до 1,9% – что и, по определению, обусловило рецессию. При этом в годовом исчислении экономика уже давно в минусах, сейчас спад составляет 2,6% – и вполне вероятно, что спад на этом не остановится. Дело в том, что Бразилия, несмотря на все свои промышленные успехи (можно вспомнить те же самолёты Embraer) остаётся страной, в основном ориентированной на экспорт сырья, топлива и продовольствия – первые две товарные группы дают примерно по 13-15% экспорта, вторая - 28-30%. Техническая продукция идёт уже после этих групп – по 7-8% в экспорте составляют продукция общего и специального машиностроения, транспортные средства (куда входят и самолёты), химия и металлопродукция. При этом в целом мировые цены на сырьё сейчас весьма низки, что можно видеть и по энергоносителям, и по промышленным металлам. Аналогична ситуация и с ценами на продовольствие – здесь можно отметить, что в августе 2015 года среднее значение индекса продовольственных цен ФАО (продовольственная и сельскохозяйственная организация, структура ООН) составило 155,7 пункта, что на 8,5 пункта (5,2%) ниже показателя за июль – самое резкое месячное падение с августа 2008 года; кстати говоря, на максимуме этот индекс был в начале 2011 года – в период "арабских революций" и по итогам неурожайного и отмеченного многочисленными природными катаклизмами 2010 года. Соответственно, снижение цен на экспортные товары прямо обращается в ухудшение экономики – точно так же происходит и в РФ

Во-вторых, агентство S&P понизило страновой рейтинг Бразилии до уровня BB+; такой же рейтинг от этой структуры сейчас и у РФ, выставлен он был ещё в январе с.г. – т.е. ситуация аналогична и здесь. Последствия, опять же, понятны – провалился бразильский фондовый рынок, упал бразильский реал – хотя и, как пишут, "меньше, чем ожидали". Не уверен, впрочем, что это имеет сейчас сколько-нибудь серьёзное значение: падение реала длится уже почти четыре года, в конце 2011 года за американский доллар давали 1,7 реала, а сейчас – почти 4. Куда более серьёзным является то, что реал сейчас находится уже крайне близко к своим историческим низам, имевшим место в 2002 году – и нет никаких оснований рассчитывать на укрепление бразильской валюты. Нет, конечно же, можно ещё и ещё взметнуть ставку рефинансирования (кстати говоря, с весенних 12,75% она была увеличена до 14,25% сейчас) – но это будет ударом по бразильскому реальному сектору, которому приходится обслуживать кредиты.

Вообще говоря, с теоретической точки зрения, то, что сейчас происходит в Бразилии (да и в России тоже), имеет название "стагфляция". Это именно что сочетание стагнации с инфляцией – и выход из такой ситуации крайне затруднён, по сути, для этого вообще отсутствуют однозначные работающие рецепты. Реал девальвируется, по идее, это удешевляет труд и стимулирует экспорт (про этот механизм я писал в прошлый раз) – но это увеличивает инфляцию за счёт роста цен на импорт, заодно усложняя обслуживание долгов, которые у Бразилии очень велики. По большому счёту, выходов здесь только два – либо дефолт по долгам (со всеми сопутствующими проблемами – судебными разбирательствами, многолетними переговорами о реструктуризации, вероятными арестами зарубежных активов и счетов – и, главное, резким падением уровня жизни народа), девальвация национальной валюты и попытка начать жизнь "с чистого листа", либо просто сидеть и "ждать у моря погоды", сиречь роста цен на экспортную продукцию, параллельно пытаясь как-то сугубо ситуативно действовать, затыкая постоянно возникающие прорехи в экономической ткани страны.

В-третьих, это всё сопровождается ухудшением ситуации на рынке труда. В экономике идет не создание, а сокращение рабочих мест, причем сокращение это находится фактически на историческом максимуме. По сравнению с прошлым годом было ликвидировано 547,7 тыс. рабочих мест, и это при том, что в 2014 году по сравнению с 2013 годом было создано около полумиллиона. Единственным сектором, который по-прежнему создает рабочие места, является сельское хозяйство. Показатель безработицы растет уже семь месяцев подряд и в июле достиг максимума за пять лет. Это закономерно приводит к снижению доходов населения – и уже обернулось полномасштабным политическим кризисом. Весной я уже писал о разбирательствах относительно коррупции в национальной нефтяной компании Petrobras, которая имела место как раз тогда, когда ей руководила нынешняя президент страны Дилма Руссефф. Тогда обвинений конкретно относительно неё, можно сказать, и не было, они были достаточно маргинальны. Сейчас ситуация изменилась, пошло давление именно на Руссефф, отощавший народ ищет козла отпущения. В итоге Дилма Руссефф, переизбранная, напомню, менее года назад, имеет сейчас рейтинг поддержки на уровне ничтожных 8% – и в стране идут вполне предметные разговоры об импичменте.

Надо также отметить, что у этой ситуации есть ещё и внешнеполитический аспект. Нынешние бразильские проблемы – прямое свидетельство того, что структура BRICS теряет жизнеспособность, и до того невеликую, хотя и казавшуюся (потенциально) огромной. Что Бразилия, что Китай, что РФ – все эти страны решают свои проблемы самостоятельно. Все эти с помпой декларированные структуры, типа Банка BRICS и Фонда BRICS – тихонько стоят в сторонке, равно как и вся сопутствующая им риторика "альтернативного центра силы" и тому подобной, увы и ах, мифологии. Нет, понятно, что – сугубо юридически – договора о создании этих структур ещё не были ратифицированы парламентами стран – но теперь, вероятно, и не будут, это тот самый случай, когда "табачок врозь". Ровно в том же направлении уходит и надежда на китайскую помощь, в том числе и на заключённый буквально в мае договор об инвестиции $50 млрд в инфраструктуру Бразилии, деньги сейчас нужны самому Китаю, только в августе он потерял $93 млрд. из золотовалютных резервов на поддержание курса юаня; как писал Ганс Фаллада, "каждый умирает в одиночку". Более того, похоже, накрываются и идеи расширения BRICS – были предложения пригласить в эту структуру Аргентину. Вероятно также, на мой взгляд, и де-факто выделение из этой структуры Индии – как страны, имеющий наиболее высокий потенциал роста и вписывания в глобальную систему разделения труда; напомню, Индия имеет серьёзный резерв по населению, по уровню заработных плат, и, главное, по модернизации очень корявой и косной системы управления страной, и это всё накладывается на географические и логистические удобства.

Вернёмся к Бразилии. Наиболее вероятным, на мой взгляд, выглядит следующее развитие событий: Дилма Руссефф уходит по импичменту, на выборах выигрывает правая оппозиция (напомню, что Руссефф победила во 2 туре выборов с 51,3% голосов), после чего в Бразилии сворачиваются левые социальные эксперименты, реал падает – и страна пытается выжить за счёт экспорта, параллельно реструктурируя долги. Впрочем, получится ли это, ещё вопрос, но факт остаётся фактом – Бразилия как потенциальный мировой центр силы теряет своё значение, оставаясь при этом мощным игроком локального масштаба, не более.

Опубликовано 20.09.15 на портале Бизнес-Онлайн, Казань.

Метки:
Южная Америка

 
© 2011-2018 Neoconomica Все права защищены