Новая теория Материалы О нас Приглашение к сотрудничеству Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, проектная деятельность/проектировщики, аврально-опытная деятельность (АОД), рутина, виды управленческой деятельности, иерархия, бюрократия, национальное государство, инвестиционный климат, фирма, пузырь, Административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, Великобритания, исламские финансы, золотой стандарт, социализм, капитализм, МВФ, Япония, рейтинги, облигации, бюджет, СССР, наука, ЦБ РФ, рубль, финансовая система, политика, нефть, финансовые рынки, финансовый пузырь, прогноз, евро, Греция, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, доллар, QE, бизнес в России, реальный сектор, финансовый сектор, деньги, администрирование
 

Ставки и политика

22.06.2015

«...принял решение увильнуть от решения...»

А.Коул, К.Банч, «Месть проклятых»

 

На истекшей неделе произошло очередное заседание Федерального комитета по открытым рынкам США (FOMC). Никаких решений на нём принято не было, и в этом смысле оно было обычным, проходным. Комитет констатировал озабоченность ситуацией, но и только. Однако есть основания полагать, что за внешним спокойствием таятся нешуточные страсти, на которых имеет смысл остановиться подробнее. Вопроса самой сущности FOMC и его функционала я уже касался три месяца назад и не вижу смысла здесь подробно останавливаться. Однако за эти три месяца изменилась сама ситуация – и она не могла не повлиять на приоритеты, управляющие принятием решений.

Итак, FOMC определяет денежно-кредитную политику (ДКП) США, в значительной степени прислушиваясь к мнению рынка, но при этом не идя у него на поводу. Ситуация осложняется тем, что проводимая ДКП является сущностью планетарного масштаба – а никак не сугубо американской, она сказывается на экономике по всему миру. При этом, как я уже неоднократно отмечал, нынешняя глобальная депрессия находится в дефляционной фазе и сопутствует фактическому сворачиванию мировой капиталистической системы по направлению от периферии к центру. Опять же, это отлично видно по потокам капитала: ещё в 2013 году стал заметен переток капитала из развивающихся стран в развитые, в 2014 году он усилился (а в нынешнем продолжился), затронув уже и Европу. В самой же Европе длительное время наблюдалась дефляция  – которая сейчас приутихла исключительно из-за того, что отток капитала и падение евро до уровней десятилетней давности  спровоцировали весьма существенное повышение конкурентоспособности европейских товаров по сравнению с американскими, что и дало некоторый всплеск деловой активности в Европе. Фактически, можно говорить о том, что для мировой экономики именно США являются сейчас "градом на холме». Соответственно, возникает вопрос: а что именно происходит в американской экономике?

В целом тамошняя ситуация внушает закономерные опасения. Рост экономики, составлявший 5% г/г в III квартале 2014 года, сократился до 2,2% в IV квартале, после чего вышел в отрицательную зону в I квартале этого года – -0,7%, при этом все компоненты ВВП, за исключением роста запасов (работы на склад) демонстрировали явный негатив: в минусе и розничные продажи, и промпроизводство, и экспорт (помним про дорогой доллар). Частное потребление – основной драйвер экономики – замедлилось по сравнению с кварталом ранее, просели и инвестиции в нежилищный сектор. Резко замедлились и государственные расходы; впрочем, этот показатель является достаточно сезонным. С другой стороны, американская безработица более-менее стабилизировалась на уровнях около 5,5%, а прирост новых рабочих мест примерно соответствует скорости прироста населения США.

Отдельно стоит обратить внимание на бюджет США. Им удалось серьезно сократить дефицит бюджета с пиковых $1,48 трлн. в феврале 2010 года до $480-510 млрд. в настоящий момент, причём сокращение дефицита произошло за счет роста доходов, который, в свою очередь, был почти полностью обусловлен ростом налогов – налогов на доходы населения, корпоративных налогов и социальных сборов. Расходы же правительства практически не изменились за этот период, хотя изменилась их структура – военный бюджет похудел, но выросла всякая социалка, типа пенсий и здравоохранения. Это, впрочем, не имеет особого значения; важно здесь именно что сокращение дефицита – в абсолютных цифрах это означает снижение вброса долларовой ликвидности в реальный сектор американской экономики.

Этот вопрос пересекается с темой долга федерального правительства США. За период с 2008 года он вырос в 2,5 раза – с $5,2 трлн до $13,1 трлн. При этом – важнейший момент – процентные расходы на обслуживание этого долга невелики, всего $217-220 млрд. в год, причём они не изменились с 2006–2007 годов. Причина, опять же, понятна – это именно что сверхнизкие ставки, поддерживаемые ФРС на уровне 0-0,25% с осени 2008 года; повышение их закономерно приведёт к усложнению обслуживания долга. Хуже того, уже сейчас вскрываются неприятности с локальными бюджетами, на предстоящий финансовый год по меньшей мере 22 штата (половина!) ожидают дефицита бюджета.

Ситуация осложняется ещё двумя аспектами. Во-первых, Казначейство США фиксирует самый низкий приток иностранного капитала в ценные бумаги США с 1993 года и самый низкий приток иностранного капитала относительно ёмкости долларовых активов. Так, за последние 12 месяцев в США пришло $151,8 млрд. иностранных инвестиций в ценные бумаги американских резидентов – что ничтожно мало относительно лучших времён 2006-2007 годов, когда приток был чуть ли не восьмикратно выше. Более того, сами США возвращают свои инвестиции, репатриируют капитал – за последний год график чистых покупок иностранных активов вышел в положительную зону, т.е. за год американские резиденты продали больше иностранных активов, чем купили. Последний раз такая тенденция была в 2008 – 2009 годах и при банковском кризисе в Европе в 2011 году. При этом всё это наблюдается, повторюсь, на фоне высоких уровней доллара США относительно прочих валют – и, на мой взгляд, это свидетельствует об истощении запасов свободного мирового капитала.

Другим фактором являются нынешние сверхвысокие уровни американских фондовых рынков. Опять же, уже неоднократно писалось, что они давно уже оторвались от реальности, отражая уже даже не сколько-нибудь реальные ожидания, но фантазии и надежды на светлое будущее. Да, на NYSE ещё пока нет взрывного роста оборотов, как в Китае (оборот на Шанхайской бирже сейчас сравним с таковым на Нью-Йоркской – при втрое меньшей капитализации), но точно так же фиксируется резкий рост маржинальной торговли – которая при этом сопровождается разворачивающимися вниз прибылями корпораций и потихоньку сдувающимися обратными выкупами акций. По большому счёту, мы видим последнюю стадию глобального пузыря на фондовых рынках.

Примерно так выглядт картина в целом, в которую откровенно вмешивается политика. Американский социум и истэблишмент, отойдя от испуга 2008-2009 годов, отъевшись на потоках ликвидности – эмитированной ФРС и притекающей в США – затребовал нормализации. Возвращения привычных маркеров ситуации – ненулевых ставок и низкодефицитного (а лучше профицитного, как пару лет при Клинтоне) бюджета. Отсутствие этих привычных за десятилетия маркеров есть свидетельство продолжающихся кризисных процессов, и это никому не хочется предъявлять – ни коллегам по партии, ни избирателям, ни самим себе. Фактически, мы видим новое издание Сциллы и Харибды. Политика – требует повышения ставок. Экономика – вопиет о новых стимулах. Раздувшиеся пузыри – прямо угрожают экономической ткани мира. При этом сами стимулы, конечно же, послужат экономике – но в большей степени, чем для экономики, они послужат поддуванию пузырей.

Более того, совершенно не исключено, что ФРС США уже упустили момент, когда ещё можно было более-менее спокойно оттянуть практически неминуемый провал. Сейчас на календаре июнь, и данные о грустном I квартале уже есть. ФРС имела возможность повысить ставки до получения этой информации, получить все эти негативные эффекты, возможно, даже несколько усилившиеся, после чего заявить – вот, мол, посмотрели на повышение ставок? Поняли, что рано ещё? Поэтому снижаем обратно, а заодно поддержим ситуацию очередным "количественным смягчением", четвёртым по счёту. Это дало бы ещё год-два относительно спокойного существования в уже привычном режиме – и при полном понимании со стороны истэблишмента, социума и рынка.

И вот в такой подвешенной ситуации FOMC принимает решение протянуть ещё полтора месяца, до следующего заседания. Их, конечно же, можно понять, но что с того? Предпосылок для роста в экономике США, который бы обусловил чаемое поднятие ставок – не просматривается, способов «продать» очередную эмиссию социуму также не видно, кроме того, всю конструкцию осложняет вопрос перегретости фондовых рынков. Может отработать и экзогенный для этой конструкции фактор – типа греческого, который, помнится, очень сильно всколыхнул Европу весной 2010 года.  

Сейчас лето. Мёртвый сезон. Но уже внятно просматриваются признаки осенних штормов.

Опубликовано 21.06.15 на портале Бизнес-Онлайн, Казань.

Метки:
США, ФРС, финансовые рынки

 
© 2011-2018 Neoconomica Все права защищены