Новая теория Материалы О нас Приглашение к сотрудничеству Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, проектная деятельность/проектировщики, аврально-опытная деятельность (АОД), рутина, виды управленческой деятельности, иерархия, бюрократия, национальное государство, инвестиционный климат, фирма, пузырь, Административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, Великобритания, исламские финансы, золотой стандарт, социализм, капитализм, МВФ, Япония, рейтинги, облигации, бюджет, СССР, наука, ЦБ РФ, рубль, финансовая система, политика, нефть, финансовые рынки, финансовый пузырь, прогноз, евро, Греция, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, доллар, QE, бизнес в России, реальный сектор, финансовый сектор, деньги, администрирование
 

Страна диких обезьян

13.04.2015

Всем веселиться!

– Момо, король карнавала

 

Известно, что карнавал в Рио-де-Жанейро – одно из самых восхитительных и увлекательных зрелищ в мире. Известно, что он, несмотря на все экономические сложности последнего времени, остаётся прибыльным для экономики страны – карнавал 2014 года принёс ей $2,3 млрд. Также говорят о том, что вокруг карнавала и школ самбы вертится большая политика – что вполне логично. Но в любом случае, когда карнавальные празденства завершаются, а дым рассеивается, бразильской жизни приходиться возвращаться в привычную колею. Какая она, эта колея?

Территория, позже названная Бразилией, была изначально  колонизирована португальцами, которые хозяйничали там с начала XVI века, независимость регион обрёл в 1822 году, когда Бразилия провозгласила себя империей. Этот период длился до конца XIX века, страна стабильно развивалась, Бразилия достигла политической и культурной зрелости, а единство её территории было твёрдо гарантировано. Постепенно изживалось рабство, которое было окончательно отменено в 1888 году, но именно это и стало концом имперской формы правления. Отмена рабства породила полномасштабный парламентский кризис, этим актом были крайне недовольны крупные землевладельцы. Привело это к тому, что годом спустя император и его семья были смещены военными, сословие которых было очень развито. Переворот произошёл без крови, императору было предложено покинуть страну, что он и сделал, сама же Бразилия была переформирована в республику с федеративной системой управления, что остаётся в силе и до сих пор. На смену конституционной монархии пришла президентская система правления. Был создан двухпалатный Конгресс, который состоит из Палаты Депутатов и Сената, а также независимый Федеральный верховный суд. На уровне штатов (соответственно, бывших провинций) действовала аналогичная система.

Очередная силовая смена власти произошла в Бразилии в 1930 году, к власти пришёл Жетулиу Варгас, обладавший практически диктаторскими полномочиями. Он был смещён военными с должности в 1945 году, период 1946 – 1964 годов именуется  в бразильской историографии Второй республикой. Конец её был печален – военный переворот, в результате чего власть на двадцать лет перешла к генералам. Но под давлением общественности, многочисленных демонстраций и выступлений военные были вынуждены пойти на некоторую демократизацию и новые выборы. Фактически, ситуация в Бразилии повторяла таковую в Аргентине, про которую я писал ранее – разве что без военного провала Фолклендских островов, хотя он не мог не повлиять и на бразильских военных тоже. С тех пор политическая система Бразилии не претерпевала серьёзных изменений.

Экономически Бразилия изначально развивалась подобно Аргентине – как поставщик продовольствия, в первую очередь, кофе, климатические условия для которого оказались практически идеальны. Надо сказать, страна и сейчас остаётся крупнейшим поставщиком кофе в мире, это для Бразилии один из ключевых экспортных товаров – но, понятно, одним только кофе бразильский экспорт не исчерпывается. При этом бразильская экономическая картина сформировалась уже после войны, при Второй республике. К этому же периоду относится и перенос столицы в специально для того построенный город Бразилиа, этот перенос преследовал целью улучшить управление страной, отцепиться от старых корней и связей, мешающих эффективности процесса – и это, в общем и целом, удалось.

В целом Бразилия обладает достаточно развитой и разнообразной экономикой. Бразилия производит очень широкий спектр изделий – от обуви и текстиля в сфере лёгкой промышленности до руды, древесины, олова, нефти и угля в добывающей – и заканчивая весьма неплохим машиностроением, свидетельством чего является наличие собственной авиационной промышленности, всему миру известны вполне конкурентоспособные самолёты марки Embraer. При этом промышленное производство даёт около четверти всего ВВП страны, лишь несколько процентов – сельское хозяйство, а оставшаяся часть, порядка 70% – сектор услуг. Схожее распределение и в рабочей силе при занятости в секторе услуг в 70% промышленность и сельское хозяйство поглощают по 15% трудоспособного населения.

Проблемой Бразилии является то, что она весьма подобна Китаю – в разрезе региональных различий. Мерно бьющемуся финансово-промышленному сердцу страны – юго-востоку с центром в Сан-Паулу противостоит сельскохозяйственный юг, а на них грустно взирает весьма небогатый северо-восток. Иначе говоря, в стране достаточно большая региональная дифференциация доходов – что не способствует социальному согласию, с одной стороны, а с другой – в каком то смысле провоцирует социалистические (точнее уравнивающие) настроения в социуме. При этом поскольку в стране демократия – то и глава её выбирается гражданами себе под стать. Сейчас президентом Бразилии является Дилма Руссефф, занявшая этот пост в начале 2011 года и переизбранная осенью прошлого года, а до неё социалистические настроения отражал предыдущий президент – Луис Инасиу Лула да Силва, возглавлявший Бразилию с начала 2003 года по конец 2010 года. Фактически, бразильскому левому курсу уже более десяти лет, он весьма прочно утвердился в предпочтениях граждан – с соответствующими последствиями.

Я уже писал о том, что не вижу ничего имманентно плохого в левой идее. Вопрос только в одном – а кто и как будет оплачивать этот левый социальный праздник жизни? В случае Бразилии таким донором выступило бразильское же будущее: страна сильно залезла в долги, внешние и внутренние. Проблемы финансирования устоявшихся государственных затрат встали в полный рост в нынешний период экономических сложностей.

В настоящее время ситуацию в Бразилии нормальной не назовёшь. Хорошо известна история со ставками и "валютными войнами" – начало которых было провозглашено министром финансов этой страны Гвидо Мантегой. Осенью 2010 года, после объявления о скором запуске американской эмиссионной программы QE-2, он заявил, что-де западные страны тщательно и аккуратно девальвируют свои валюты по отношению к пулу валют развивающихся стран, и что это несправедливо по отношению к ним, поскольку эти меры снижают конкурентоспособность товаров из развивающихся стран на мировых рынках. Соответственно, весь 2011 и 2012 года Бразилия ударно боролась с притоком горячего капитала, повышающего стоимость реала и угнетающего экспорт. Были приняты особые меры – помимо снижения ставки, которое ограничило возможность для carry trade, был введён особый налог на иностранные инвестиции, который составлял сначала 2%, потом 4%, а весной 2013 года он стал 6%. История закончилась плачевно – начиная с лета 2013 года, в мировом масштабе пошёл разворот потоков капитала, пошло его движение от периферии к центру, налог на инвестиции был обнулён, а ставку пришлось взметнуть ввысь, с 7,25% тогда она была повышена до 12,75% в настоящий момент. Увы, бегство капитала остановить не удалось, отток долларов из экономики и падение реала, конечно же, помогли экспортёрам – но спровоцировали усложнение доступа к импорту, в том числе и инвестиционному, кроме того, оказалось, что подешевевшим реалом куда как сложнее оплачивать внешний долг, номинированный отнюдь не в реале, в целом реал, подобно аргентинскому песо, за последние три года упал вдвое к доллару США.

Картина, в целом, достаточно типичная для современной развивающейся страны, особенно уже успевшей привыкнуть к жизни не по средствам. Вместе с этим, особенности каждой такой страны, конечно же, сохраняются. Есть они и у Бразилии. Карнавал был не зря помянут в начале заметки; подобного рода мероприятия продуцируют и поддерживают целую культуру массовых народных выступлений. Вопрос исключительно в поводе – а в поводах сейчас недостатка нет. Приводит это к тому, что последнее время страну сотрясают вспышки народной активности. Население протестовало против повышения цен на общественный транспорт. Часть его была недовольна проведением в прошлом году чемпионата мира по футболу – мол, это лишённые смысла траты – и это в стране, где Пеле является чуть ли не национальным героем; не могу не отметить, что в следующем году Бразилию ждёт летняя олимпиада, которая пройдёт в Рио-де-Жанейро.

Накал протестной активности резко усилился в этом году. Крупная забастовка транспортников прошла в конце февраля, мощные народные волнения были в середине марта, при этом особенность последних волнений в том, что они являют собой именно что срывающуюся с котла крышку. Да, экономика страны в плохом состоянии – но на фоне этого верхи Бразилии оказываются по уши замешанными в коррупции, при этом дело прямо касается Дилмы Руссефф. Дело в том, что бразильская национальная нефтяная компания Petrobras как раз руководилась Руссефф, до президентства она была председателем совета директоров Petrobras. Она занимала эту должность на протяжении длительного периода, когда, по информации бывших служащих компании и следователей, служащие компании Petrobras и политики брали взятки за заключение сделок с Petrobras. В начале марта высший суд страны санкционировал расследование, которое касается 40 политиков, многие из которых из правящей Партии рабочих – партии Президента, а также спикеры Палаты представителей и Сената. Лично Руссефф это пока не касается, но протестующим всё равно – и они призывали к импичменту. Наконец, на истекшей неделе прошли манифестации против проекта закона, который разрешит предприятиям использовать внештатную рабочую силу. По мысли правительства, это должно повысить инвестиционную привлекательность бразильской экономики. При этом миллионные выражения недовольства (для двухсотмиллионного населения Бразилии) не являеюся чем-то новым  и удивительным, это уже было в истории.

Вопрос, а не случится ли и в Бразилии силового смещения власти, остаётся пока открытым. Сложность и в другом: вполне вероятно, что бразильские проблемы поставят крест на интеграции в рамках BRICS, какая бы бледная она ни была. Если так, то провалится и попытка выстроить "альтернативный незападный центр силы".

За всё нужно платить. Даже за билеты на карнавал.

Опубликовано 12.04.15 на портале Бизнес-Онлайн, Казань.

Метки:
Южная Америка

 
© 2011-2018 Neoconomica Все права защищены