Новая теория Материалы О нас Приглашение к сотрудничеству Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, проектная деятельность/проектировщики, аврально-опытная деятельность (АОД), рутина, виды управленческой деятельности, иерархия, бюрократия, национальное государство, инвестиционный климат, фирма, пузырь, Административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, Великобритания, исламские финансы, золотой стандарт, социализм, капитализм, МВФ, Япония, рейтинги, облигации, бюджет, СССР, наука, ЦБ РФ, рубль, финансовая система, политика, нефть, финансовые рынки, финансовый пузырь, прогноз, евро, Греция, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, доллар, QE, бизнес в России, реальный сектор, финансовый сектор, деньги, администрирование
 

О рубле и долларе

17.11.2014

Что это было?

– Из к/ф "Особенности национальной охоты"

Прошлая неделя ознаменовалась мощнейшими за многие годы движениями на валютном рынке. Рубль, до того медленно снижавшийся к доллару, отпраздновал 7 ноября тем, что совершил несколько резких разнонаправленных рывков, волатильность была очень высокой. С этого момента прошла неделя, курс более-менее успокоился. Стоит посмотреть, что же такое произошло – и какие варианты развития ситуации можно ожидать в будущем.

Для начала надо сказать, что курс рубля был более-менее стабильным с мая вплоть до осени. Ситуация начала заметно меняться в 20-х числах августа, когда рубль пошёл вниз. Причина этого в том, что в тот период начал усиливаться спрос на валюту со стороны компаний, активно занимающихся внешнеэкономической деятельностью (ВЭД). Явление это в изрядной степени сезонное, а осень – как раз начало нового трудового сезона. Соответственно, это период закрытия старых кредитов, а значит, нужно рефинансирование, дабы не терять объёмы рабочего капитала. В целом это вполне нормальный процесс – но не в этот раз.

В этот раз процессу помешали санкции. Летом я уже касался этого вопроса, указывая на главную опасность санкций – ограничение доступа к капиталу. Так и вышло. Бизнес, работающий с заграницей, текущие кредиты-то погасил, валовой долг РФ снизился (в результате чего пошёл поток победных реляций горе-пропагандистов "ура-ура, выходим из доллара"), но новую валюту для продолжения деятельности ему брать неоткуда: санкции подразумевают запрет на финансирование компаний на срок более 90 дней – а такие короткие, трёхмесячные пассивы мало кому нужны. Тут есть, впрочем, особый момент: санкции предусматривают запрет на кредитование, а не на размещение бондов, тот же Газпром недавно вполне успешно разместил их, заняв $700 млн. Да, доходность выросла, составив 4,3% при сроке всего-то в год (впрочем, судя по всему, Газпрому сейчас больше и не надо, выпуск, по сути, тестовый), что изрядно отличается от размещённых в феврале семилетних облигаций с доходностью 3,6% – но тем не менее проблем не было никаких, выпуск преспокойно разобрали американцы, британцы и прочая Европа. Однако такой путь – размещение бондов – доступен далеко не всем компаниям.

Так или иначе, спрос на валюту никуда не делся. При этом с рублями проблем не было – и в рамках обычной операционной деятельности, и с учётом усилий ЦБ РФ по предоставлению ликвидности. Соответственно, эти рубли начали вываливаться на валютный рынок – и вполне закономерно доллар пошёл вверх. При этом стоит учесть, что этот процесс поддерживается мировыми трендами: доллар сейчас в принципе дорог к пулу мировых валют, эмиссионный кран долларовой ликвидности (количественное смягчение) на тот момент закручивался (а теперь перекрыт окончательно), ликвидность уходит в США даже из Европы – с марта по август отток капитала из еврозоны составил €187 млрд. – максимум за всё время существования евро.

Следующим шагом было заседание правления ЦБ РФ, прошедшее 12 сентября. Рынок ожидал, что будет повышена ставка рефинансирования (на 0,5%, согласно консенсус-прогнозу), никаких таких (да и других) решений принято не было; фактически, было "принято решение увильнуть от принятия решения". Такую политику можно, конечно же, назвать последовательной, но вряд ли её стоит считать адекватной моменту; впрочем, выработать и проводить адекватную политику в настоящих условиях действительно сложно. Стоит, кстати, отметить, что ФРС США, в отличие от ЦБ РФ, в целом свойственно прислушиваться к рынку и поступать сообразно консенсус-прогнозам; в целом такая политика порождает куда большее доверие к действиям регулятора. В данном же случае в результате отсутствующих действий ЦБ ситуация не меняется. Спрос на валюту остаётся, рубли продолжают поступать на рынок, доллар продолжает дорожать. Ситуация дополнительно ухудшается за счёт снижения цены на нефть, поскольку приток валюты сокращается.

После этого в течение полутора месяцев мы имели счастье наблюдать картину медленного сползания курса рубля. На тот момент ЦБ вёл политику валютного коридора, и смещал его границы на 5 копеек при достижении объёма своих валютных интервенций в $350 млн. Опять предсказуемость и последовательность – которая в данном случае оказалась совершенно излишней, поскольку такая политика провоцировала прямые и откровенные спекуляции: купить доллар, сместив таким образом курс, после чего спокойно закрыться на очередной интервенции ЦБ. Иначе говоря, на рынок, помимо экспортёров и импортёров, которым валюта нужна для работы, пришёл и свободный капитал. Резервы ЦБ таяли, снизившись за октябрь почти на $30 млрд.

Надо сказать, что для работы с курсом рубля ЦБ может использовать далеко не все объёмы ЗВР, дело здесь в том, что в ЗВР записываются ещё и прямо недоступные к использованию активы (суверенные фонды, управляемые правительством), и откровенный неликвид – типа золота, специальных прав заимствования (SDR) и резервной позиции в МВФ. Если брать конкретные цифры, то оказывается, что на начало ноября из накопленных в ЗВР $428 млрд. на золото, SDR, резервы, обязательства ЦБ по валютному свопу с резидентами, а также валютные депозиты банков приходится более $60 млрд. Из остающихся $363 млрд. $165 млрд. связаны в суверенных фондах – Фонде национального благосостояния (за деньгами которого уже выстроилась очередь) и Резервном фонде, кроме того, ещё порядка $50 млрд. ЦБ надо зарезервировать для проведения валютных свопов до конца 2016 года. В остатке оказываются куда более скромные $148 млрд, и при этом нужно помнить и про неснижаемый резерв трёхмесячного покрытия импорта товаров и услуг – $116 млрд. в III квартале с.г. Таким образом, от огромных закромов Родины в подвалах ЦБ остаются, де-факто, рожки да ножки.

ЦБ очухался только к середине октября, когда из ЗВР на демпфирование спада рубля ушло более $15 млрд. Только тогда он сообразил, что корень проблемы в совершенно элементарной и предсказуемой потребности бизнеса в валюте – в условиях закрытого рефинансирования на внешних рынках капитала – и, как ему показалось, принял меры, объявив 15 октября о скором проведении валютных аукционов. Два таких аукциона прошли на последней неделе, оба они провалились – крупные структуры уже закупили доллар с запасом, сами аукционы короткие (месяц и неделя) , кроме того, дорогие (ставка слишком высока). Вслед за этим заседании 31 октября ЦБ поднимает ключевую ставку на 1,5%. Идея, опять же, понятна – помимо "последовательной политики" и "борьбы с инфляцией", ЦБ рассчитывал, что этот рост повлечёт за собой рост и депозитных ставок, и народ понесёт деньги в банки (т.о. увеличивая объёмы сбережений), более того, даже выйдет ради этого из доллара. Надежда оказалась тщетной:

  • Норма сбережений падает: экономическая ситуация ухудшается для всех, но люди предпочитают не сокращать траты, а сохранять уровень потребления за счёт сбережений.
  • Тех, кто ушёл в доллар за эти два месяца, даже усиленные депозиты в 12-15% при официальной инфляции в ~8% не привлекают никак;
  • Рост ставки увеличивает стоимость кредита для бизнеса. Он, очевидно, криком кричит, и при этом ситуация его давит с двух сторон: удорожанием денег и сокращением спроса в силу ухудшения экономики;
  • Наконец, отработал своего рода психологический триггер. Люди (в широком смысле, не только граждане, но и фирмы) побежали в обменники, резко нарастив предложение рублей. В худшем случае это повлечёт за собой массовое изъятие депозитов и перевод их в валюту, а объёмы там – на многие триллионы рублей.

В итоге – резкий рост доллара, в пятницу 7 ноября курс активно гуляет, ситуация близка к панической. Некоторое успокоение и укрепление рубля наступают лишь после слухов об экстренном заседании ЦБ. От него ждут, что он вывалит на рынок тонну валюты для успокоения ситуации. ЦБ этого не делает, но в понедельник объявляет об отказе от поддержания курса и выпускании его на волю рынка, сохраняя за собой право вываливать валюту на рынок непрогнозируемым образом. Курс опять начинает гулять, ЦБ на это реагирует объявлением о проведении уже годового валютного аукциона и о сокращении предоставления рублёвой ликвидности банкам – дабы те не использовали её, чтобы "раскачивать лодку стабильности". О кредитах для бизнеса уже никто не вспоминает: не до жиру.

Вот так выглядит ситуация на настоящий момент. Предсказывать её дальнейшее развитие лишено смысла: никто не знает, что будет с этими нависающими триллионами рублёвой ликвидности, пойдёт ли она в доллар. А она вполне может: по доверию к рублю был нанесён серьёзнейший удар, уж не говоря о том, что сама такая девальвация крайне неприятна для экономики, нарушая бизнес-планы и  провоцируя резкую инфляцию. При этом нефтяной фактор, ограничивающий предложение доллара, никуда не делся, стоимость барреля Brent ходила ниже $78, таких цен не наблюдалось уже четыре года. Да, доллар сейчас, судя по всему, существенно перекуплен по отношению к рублю, т.е. экономические акторы его взяли куда больше, чем надо для обычной деятельности. Но что с того? Эти действия – результат, повторюсь, потери доверия, а это, в свою очередь, обуславливается тем, что ЦБ, озабоченный последовательностью политики, ставкой и рублёвой ликвидностью, попросту проморгал ситуацию на рынке валюты.

Собственно, вот и всё. Пыль ещё не осела. Неизвестна будущая динамика нефти, неизвестно, сколько конкретно будет взято валюты в рамках годового аукциона, наконец, неизвестно, когда экономические акторы начнут избавляться от излишков валюты – и начнут ли вообще, может, наоборот, на рынки выйдут ещё триллионы рублей с депозитов. Ещё одна критическая точка – намеченное на конец месяца заседание ОПЕК, на котором будет решаться вопрос о квотах на добычу нефти – снижать их, поддерживая стоимость барреля, или оставить как есть; пока речь, скорее, о втором варианте. В целом не будет преувеличением говорить о том, что судьба рубля в России как приоритетно используемой валюты сейчас зависит от факторов, которые слабо контролируются ЦБ. Впрочем, ничего нового: ведь ещё совсем недавно был период, когда доллар принимался в магазинах наравне с рублём, цены были в у.е., а зарплаты были в конвертиках, просвечивавших зелёным.....

Опубликовано 16.11.14 на портале Бизнес-Онлайн, Казань.

Метки:
Россия, Банки, доллар, евро, рубль, ЦБ РФ

 
© 2011-2018 Neoconomica Все права защищены