Новая теория Материалы О нас Приглашение к сотрудничеству Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, проектная деятельность/проектировщики, аврально-опытная деятельность (АОД), рутина, виды управленческой деятельности, иерархия, бюрократия, национальное государство, инвестиционный климат, фирма, пузырь, Административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, Великобритания, исламские финансы, золотой стандарт, социализм, капитализм, МВФ, Япония, рейтинги, облигации, бюджет, СССР, наука, ЦБ РФ, рубль, финансовая система, политика, нефть, финансовые рынки, финансовый пузырь, прогноз, евро, Греция, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, доллар, QE, бизнес в России, реальный сектор, финансовый сектор, деньги, администрирование
 

Финансы Европы: за кадром

11.11.2013

Вы будете жить плохо. Но недолго.

– Фольклорное

 

Буквально только что, 7 ноября, в красный день календаря (точнее, бывший таковым ещё совсем недавно) глава ЕЦБ Марио Драги объявил о снижении ставки рефинансирования с 0,5% до 0,25% при сохранении нулевой ставки по депозитам. Решение это было достаточно неожиданным для многих – как сообщает агентство Bloomberg, лишь 3 из опрошенных 70 экономистов считали вероятным такое действие. Тем не менее, оно произошло. Соответственно, возникают закономерный вопросы: почему это произошло и что это означает?

Для начала надо сказать, что решающего влияния на рефинансирование европейских банков это действие не окажет. Снижение ставок коснулось только операций MRO (main refinancing operations) – недельных аукционов по кредитованию банковской системы, но банки уже давно не используют этот механизм как основной для собственного рефинансирования. Так, последний аукцион MRO, прошедший 5 ноября, привлёк внимание лишь 64 банков, которые суммарно взяли в долг у ЕЦБ €89 млрд. по ставке 0,5% годовых; для сравнения, когда немногим менее двух лет назад ЕЦБ проводил аукционы LTRO (long-term refinancing operations), предоставлявшие ликвидность сроком на три года (суммарно банки взяли тогда более €1 трлн.), то число участвовавших банков составляло порядка 800. Фактически, по нынешним кризисным условиям банки предпочитают иметь длинные пассивы, а не короткие.

Во-вторых, в настоящее время ставки на европейском межбанковском рынке ниже, чем ставка ЕЦБ, и длится это уже достаточно давно, с 2009 года. Иными словами, проблем с ликвидностью в европейской банковской системе сейчас нет, банки спокойно могут рефинансироваться у коллег, платя им некрупный процент. Это, впрочем, не касается некоторых банков из проблемных стран Европы, которым закрыт доступ на межбанк по причине отсутствия доверия к ним – и которые вынуждены, таким образом, работать с ЕЦБ.

Соответственно, возникает логичное предположение, что это снижение ставки (обильно сдобренное словесными интервенциями Драги) представляет из себя, по сути своей, сигнал. Кому? Всем заинтересованным лицам. Какого рода информацию он несёт? Информацию о том, что ЕЦБ готов, в случае чего, вливать в банковскую систему ликвидность, и делать это quantum satis. Собственно, здесь и гадать не надо – в рамках своей речи Драги прямо говорил именно об этом.

Но здесь возникает ещё один вопрос. А, простите, зачем это вот сейчас? Почему ещё полгода назад ограничивались только разговорами, а ставку не снижали? Что такого изменилось за эти полгода, что потребовались уже не слова, а какие-то, пусть и символические, действия?

Напрашивается простой и логичный вывод. Драги считает, что за истекший период ситуация в европейской финансовой системе ухудшилась, что выросли риски. И этот вывод, вообще говоря, сильно контрастирует с официальным новостным фоном, утверждающим (несмотря на все оговорки), что над Европой наконец-то забрезжило солнце, и выход из кризиса не за горами. Кстати говоря, буквально только что, 6 ноября, еврокомиссар по вопросам экономики и монетарной политики Олли Рен заявил, что "Мы видим все больше признаков того, что европейская экономика развернулась в направлении роста"; собственно, прекрасное свидетельство такого медиа-наката.

Оставим пока несколько в стороне некоторую, мягко говоря, сомнительность и поспешность подобных утверждений. Дело даже и не в том, что, несмотря на уверения Рена, прогноз Еврокомиссии по ВВП еврозоны на этот год остаётся -0,4%, а на следующий год он был снижен с 1,2% до 1,1%. И не в том, что в качестве примера скорого выхода Европы из кризиса обычно упоминается незначительный, сравнимый со статистической погрешностью рост ВВП Франции и Испании (который вывел эти страны из рецессии) и замедление спада Греции ("вот-вот достигнем дна и начнём расти, ура") – при этом из виду упускается то, что, к примеру, показатели безработицы остаются на высоких уровнях, никак не подтверждая положительных тенденций в экономике, в той же Франции она поставила очередной рекорд. Поговорим пока только о финансах, отметив ключевые события последнего времени в этой сфере.

Во-первых, начиная с ноября с.г. ЕЦБ начинает масштабнейшее исследование банковской системы Европы. Планируется очень внимательно изучить балансы и качество активов 128 крупнейших банков региона, на которые приходится около 85% банковского рынка ЕС, а также провести стресс-тесты, чтобы выяснить, насколько эти банки устойчивы, и продлится это исследование почти год, до октября 2014 года. Соответственно, велика вероятность, что в этот период банки будут старательно избавляться от плохих активов – продавая их, очевидно, с дисконтом и теряя капитал.

Во-вторых, следует вспомнить достаточно пикантную историю с недавно просочившимся в прессу частным(!) письмом Марио Драги, адресованном спецуполномоченному Еврокомиссии по вопросам конкуренции Хоакину Альмунии. В этом письме Драги весьма негативно выражался по поводу состояния европейской банковской системы, и заодно крепко ругал новые правила оказания помощи банкам. Письмо это (его появление сейчас сильно смахивает на намеренный слив) было написано ещё в июле и отражало тогдашнюю полемику в верхах ЕС; тем не менее, эти самые новые правила вступили в действие с августа. Суть здесь в том, что они в случае рисков "беспорядочного сокращения доли заёмных средств" (фактически, при бегстве инвесторов, уж неважно по какой причине) предусматривают, что часть потерь должна быть принудительно возложена на мелких частных кредиторов. Фактически, речь идёт о прямой институционализации кипрского прецедента – когда добропорядочных вкладчиков в банки силком превратили в их инвесторов.

Понятно, вкладчикам это совсем не нужно, и при даже слухах о том, что какой-либо банк может подвергнуться такой процедуре, они немедленно ломанутся на выход. Соответственно, здесь немедленно возникает вероятное замораживание вкладов, предваряющее собой их стрижку (haircut). Если добавить эту информацию к вышеупомянутым планам ЕЦБ, а заодно вспомнить недавно проведённоё исследование французской бизнес-школы IESEG, согласно которому потребность только французских банков в рекапитализации может составить до €240 млрд., то итоговая картинка, прямо скажем, не сулит европейской банковской системе ничего хорошего.

В-третьих, здесь стоит обратить внимание на заявления Марио Драги о готовности, если будет необходимость, провести ещё раунд LTRO– вливая деньги в банковскую систему, дабы банки могли рефинансироваться новыми кредитами, восполнить потери капитала и закрыть старые долги.

В-четвёртых, нельзя не отметить и продление соглашения о безлимитных валютных свопах между шестью основными центробанками мира: ЕЦБ, ФРС США, Банком Японии, Банком Канады, Банком Англии и швейцарским ЦБ. Это соглашение было заключено два года назад сроком на год, год назад оно было продлено ещё на год (но из него вышла Япония), сейчас оно было продлено на неопределённый срок, сохраняя при этом свою безлимитную основу. Фактически, речь идёт о том, что этот пул валют развитых стран консолидируется между собой, демпфируя возможные колебания курса со стороны валютных спекулянтов. Кроме того, это позволит, если что, синхронно выбросить на рынок объёмы ликвидности во всех шести валютах, девальвируя их, таким образом, ко всему пулу валют развивающихся стран, что будет стимулировать экспорт (и экономику в целом) развитых и угнетать импорт из развивающихся. Фактически, соглашение о взаимопомощи было усилено и укреплено. Возникает вопрос – ну и зачем же это надо на фоне риторики выхода из кризиса?

И при этом всё это происходит на фоне двух фундаментальных проблем нынешнего ЕС: роста долгов и падения инвестиций. Действительно, в целом в 2012 году совокупный госдолг еврозоны достиг рекордных 90,6% ВВП, увеличившись с 87,3% в 2011 году и 85,4% в 2010 году. При этом госдолг всех 28 государств ЕС вырос с 82,3% ВВП в 2011 году до 85,1% по итогам 2012 года; нельзя не отметить ускорение роста долга. Кроме того, предварительные данные по состоянию на II квартал 2013 года также указывают на рост– до 86,8% для ЕС в целом и до 93,4% для еврозоны; опять же, отмечаем ускорение. Вообще, на настоящий момент ровно половина стран ЕС (14 из 28) имеет госдолг, превышающий 60% ВВП; сейчас уже нечасто вспоминают, что именно это число было определено как предельное Маастрихтскими соглашениями, лежащими в основе ЕС.

По частным долгам ситуацию тоже хорошей не назовёшь. Объем просроченных кредитов в банках еврозоны за 2008–2012 гг. вырос более чем вдвое: с €514 млрд. до €1,187 трлн. Впереди всего региона здесь Кипр и Ирландия, где частная задолженность превышает 300% к ВВП; в Португалии она 255%, на Мальте – 220%, а в Испании – 215%. В целом же частная задолженность составляет в ЕС, по разным оценкам, порядка 160-200% ВВП.

Что до инвестиций, то в целом в еврозоне они сейчас находятся на уровне 1999 года, находясь примерно на 20% ниже своих максимумов – и этот показатель уже ниже уровня кризисного 2008 года. Уже больше года падают инвестиции в Германии, сократившись на 6%, французское падение составило 12%, итальянцы рухнули на треть, а Испания (где лопнул пузырь недвижимости) – на 40%. В целом по региону частные инвестиции в жестоком провале, сократвшись до 17,5% ВВП с многлетнего уровня в 21,5 – 22%.  Такого не случалось вообще никогда в рамках известной статистики. Фактически, инвестиций в прямом значении этого слова сейчас вообще нет, есть лишь обновление имеющихся фондов, ни о каком развитии из расчёта на будущий спрос речи не идёт.

Финсистема Европы сейчас напоминает пресловутый расползающийся по швам тришкин кафтан. Многие годы и десятилетия в регионе рос уровень жизни населения, сформировался пресловутый европейский социализм. Всё это позволяло транслировать европейскую жизненную модель на другие регионы. Но в основе её в значительной степени лежит рост долгов, долгов, которые не то что уже выплатить сложно – их уже сложно обслуживать, о выплате и речи нет. Вообще говоря, в Европе уже пошли разговоры о том, что со столь высокой долговой нагрузкой по всем фронтам совершенно однозначно надо что-то делать, иначе долги попросту разнесут на атомы экономику региона. И – неслыханное дело – аккуратное планомерное сжигание долгов в инферно (гипер)инфляции либо же прямой выкуп их ЕЦБ с дальнейшей конвертацией в вечный(!) беспроцентный(!!) кредит уже вполне рассматриваются как альтернативы. Понятно, пока на сугубо маргинальном уровне не самых известных профессоров не самых известных экономических вузов – но факт есть факт.

Можно точно сказать одно. Будет весело. И Европе, и её торговым партнёрам. В том числе и РФ.

Опубликовано 09.11.13 на портале Бизнес-Онлайн, Казань.

Метки:
Европа, финансовый сектор, Банки, инвестиции, кредитование, ЕЦБ, евро, финансовые рынки, финансовая система

 
© 2011-2018 Neoconomica Все права защищены