Новая теория Материалы О нас Приглашение к сотрудничеству Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, проектная деятельность/проектировщики, аврально-опытная деятельность (АОД), рутина, виды управленческой деятельности, иерархия, бюрократия, национальное государство, инвестиционный климат, фирма, пузырь, Административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, Великобритания, исламские финансы, золотой стандарт, социализм, капитализм, МВФ, Япония, рейтинги, облигации, бюджет, СССР, наука, ЦБ РФ, рубль, финансовая система, политика, нефть, финансовые рынки, финансовый пузырь, прогноз, евро, Греция, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, доллар, QE, бизнес в России, реальный сектор, финансовый сектор, деньги, администрирование
 

Дефолт без дефолта

21.10.2013

Шо это было?

– Из к/ф "Особенности национальной охоты"

Всю первую половину октября финансово-экономический мир пристально следил за ситуацией в США, где, как и летом 2011 года, полыхал финансово-политический конфликт, вызванный конфронтацией партий вокруг вопросов бюджета, долговой нагрузки и вообще – светлого американского будущего под сенью звёздно-полосатого флага. Конфликт этот удалось погасить. Временно. Мир вздохнул с облегчением. Самое время теперь, когда пыль слегка развеялась, посмотреть на ситуацию в попытке разрешить весьма важные вопросы:  а что вообще это было и чего ждать дальше.

Ни для кого не является секретом, что США, вообще говоря, в долгах как в шелках. Долг страны некоторое время назад перевалил за 100% ВВП. Бюджет США хронически дефицитен, разница покрывается именно что заимствованиями. При этом предел этих заимствований – т.н. потолок госдолга – законодательным образом устанавливается Конгрессом США, который его регулярно пересматривает, по достижении. Вернее, пересматривал, до недавнего времени.

Летом 2011 года США также близко подошли к лимиту государственного долга. Обычно процедура его повышения не вызывала особых сложностей в Конгрессе, за послевоенный период он повышался более 70 раз. Но не тогда. Дело в том, что для прохождения закона о повышении потолка госдолга требуется подавляющее большинство в Конгрессе, и ни у одной из партий его нет. Следовательно, требуется искать компромиссы, и это весьма сложно на фоне того, что у партий, по большому счёту, диаметрально противоположные взгляды на бюджетную политику. Демократы стоят на позиции увеличения трат (для поддержания социальных программ и совокупного спроса) и повышения налогов с богатых, республиканцы же утверждают необходимость снижения излишних расходов и снижения налогов, которые угнетают бизнес.

В июле 2011 года две партии схлестнулись в суровой схватке. У них, очевидно, был безусловный консенсус в том, что пресловутый потолок госдолга надо повышать (а куда деваться-то?), но хотелось увязать это действие с другими, соответствующими идеологии. В итоге кое-какой компромисс был достигнут, Обама, в полном соответствии с голливудскими стереотипами, согласно которым хороший парень должен обезвредить бомбу аккурат за две секунды до взрыва, подписал достигнутое соглашение за несколько часов до момента, когда США потеряли бы возможность выполнять свои обязательства – по причине отсутствия денег в кассе[1]. Достигнутое тогда компромиссное соглашение включало в себя возможность поднятия потолка госдолга (в три этапа на разных сроках) и создание двухпартийного комитета, который будет изучать возможность сокращения расходов бюджета, а если ничего не получится – то определённые действия по сокращению будут реализованы автоматически. Так оно и вышло: потолок госдолга поднимался на $400 млрд. в августе 2011 года, $500 млрд. в сентябре, и $1200 млрд. в январе 2012 года.

Но оказалось так, что пресловутый двухпартийный комитет за без малого полтора года ничего внятного выродить не смог, и к концу прошлого года над страной замаячил автоматический секвестр (получивший название "фискальный обрыв"). Его специальным указом отодвинули на два месяца – до начала марта 2013 года, решения так и не было найдено – и "обрыв" вступил в силу. При этом за неделю до этого Обама подписал указ о временном (на три месяца) игнорировании потолка госдолга, 20 мая 2013 года этот срок завершился, потолок был повышен – и новый лимит был немедленно выбран очередным выпуском облигаций. Возникли предпосылки для нынешнего октябрьского кризиса.

Надо понимать, что к началу октября сложились две ключевых проблемы, которые и составили этот кризис.

Во-первых, это уже неоднократно упоминавшийся лимит госдолга. Правительство не могло занимать, соответственно, ему приходилось принимать "экстраординарные меры" для поддержания ситуации, меры эти заключались в основном в перераспределении денег между статьями расходов и задержкой некоторых выплат. Понятно, что дефолта допустить было нельзя – и, таким образом, высший приоритет приобрело обслуживание долга и погашение облигаций, задержаны же были некоторые пенсионные выплаты. Но этот резерв был за лето почти проеден, что и привело к тому, что 1 октября министр финансов США Джейкоб Лью выдал своё знаменитое предупреждение, что денег в казне остаётся до 17 октября – и вопрос с потолком надо было решать уже в режиме "вынь да положь".

Во-вторых, проблемой стала ситуация с бюджетом. Финансовый год в США начинается 1 октября, к этому сроку бюджет должен быть обговорен, готов, одобрен обеими палатами Конгресса и подписан президентом. И здесь "слоны" (республиканцы) решили проявить принципиальность – они отказались принимать бюджет, пока в нём не будет отложена на год (а через год можно было бы ещё разок отложить) программа медицинской реформы Обамы  - т.н. Obamacare, которую он считает едва ли не своим высшим достижением на президентском посту. Понятно, на это Обама пойти никак не мог, для него это означало бы фиаско и полную потерю лица. Партии вошли в клинч. Для Обамы было проще осуществить закрытие работы правительства (т.н. shutdown), обвинив во всём республиканцев – что он и осуществил.

Shutdown (не случавшийся с 1995 года[2]) представлял из себя заморозку работы большого количества государственных агентств, служб и ведомств, коснулось это 800 тыс. человек. К примеру, в стране не работали музеи, никому не было доступа в нацональные парки, также не обновлялись государственные веб-сайты. Более того, была приостановлена работа NASA (за исключением центра управления полетами). Нельзя было попасть и на остров Либерти, где стоит статуя Свободы – символ США, впрочем, её через некоторое время открыли. Наконец, экономисты всего мира были лишены статистических данных по экономике, включая критически важных данных по безработице.

Некоторое время длился цирк с различными планами, которые не принимались оппонентами, периодически грозно выступал сам Обама. В итоге компромисс (если это можно так назвать) был достигнут, точно так же, как и в прошлый раз, за несколько часов до ключевого времени, обозначенного Джейкобом Лью[3]. Голливудщина цветёт и пахнет.

Но в реальности ничего компромиссного достигнуто не было. Подписанный закон предусматривает финансирование госучреждений до 15 января 2014 года и расширение лимита на заимствования до 7 февраля. Потолок госдолга при этом не повышается – фактически, это то же самое его временное игнорирование, как это уже было в начале нынешнего года. Бюджет тоже не принят: теперь он будет предметом особых переговоров представителей обеих палат Конгресса, результаты должны быть достигнуты к 13 декабря. Фактически, произошло откладывание проблем, не более и не менее. И стоил ли этот цирк потерь в размере $24 млрд., потери 0,6% ВВП и замораживания всего делового цикла в стране на без малого три недели?

При этом основная проблема для США заключается не в долге (кстати говоря, последний раз динамика снижения госдолга в абсолютном выражении наблюдалась аж в 1956 году, а в относительном – в 2001 году) и не в бюджете. Она заключается в исчерпании естественных драйверов роста. Дело в том, что в давние уже благословенные годы наращивание долга приводило к большему, чем рост долга, увеличению экономики, но ситуация с тех пор изменилась на противоположную, и на это обстоятельство мало кто в США обращает внимание. Отличным примером здесь может быть программа Obama Jobs Act, которая была разработана в 2011 году. Объём её должен был составить $447 млрд., а экономический эффект - порядка $80 млрд. вместе с незначительным (на 0,2%) снижением безработицы. Фактически, возврат средств должен был составлять менее 20% (!!), но при обсуждении в Конгрессе именно на это обстоятельство указаний не было, программа эта была в итоге отклонена – но на других основаниях. Условно говоря, сейчас экономика США сейчас берёт в долг $3, растёт на $1 и весь этот замечательный процесс объявляется скорым выходом из кризиса.

Увы и ах, рано или поздно в долг больше таким образом брать не получится. Да, у США есть отличный резерв в виде прямой монетизации госдолга (прямого его выкупа ФРС), кроме того, США сейчас являются для инвесторов всего мира "тихой гаванью" – именно туда (и в меньшей степени в другие развитые страны) бегут в случае реальной или мнимой опасности капиталы со всего света. Однако эти резервы конечны, они ограничены, как минимум, инфляцией либо же потерей доверия со стороны мировых игроков. И исчерпание этих резервов чревато, вообще говоря, катастрофой.

И здесь не стоит радоваться тому, что "тупые пиндосы наконец-то получат по шапке". Это тот самый случай, когда "пока толстый сохнет, тощий сдохнет". Даже технический дефолт США – именно что неспособность выполнить обязательства по облигациям – немедленно приведёт к их массовому сбросу консервативными инвесторами (теми же пенсионными фондами по всему миру), цена на них упадёт, вырастет доходность, соответственно, немедленно худеют российские ЗВР по причине переоценки активов – и уже рядом спекулятивное резкое падение цен на нефть и доходов бюджета, что с учётом критической зависимости от импорта продовольствия и медикаментов очень сильно ударит по населению.

Представление завершено. Следующее – через пару месяцев. Готовим попкорн, господа!

 


[1]При взгляде со стороны это выглядит достаточно забавно: парламент должен достигнуть некоего компромисса, который подписывает президент, и это всё для того, чтобы правительство, возглавляемое этим самым президентом, могло выпустить ещё облигаций, которые купит рынок, ссудив деньгами таким образом правительство США. При этом всё происходит в той же валюте, что является основной для данной страны, и на фоне только что завершившегося тогда и продолжающегося сейчас прямого выкупа облигаций с рынка центральным банком США. Такие вот гримасы политики независимости центробанка от правительства.

[2] Всего же с 1976 года это происходило аж 17 раз, особенно активно при Картере в 1977-1979 гг., но после 1980 года отключения были на 1-3 дня.

[3]Лью, кстати говоря, ввёл общественность в заблуждение. При установке максимального приоритета выплатам по облигациям (т.е. если бы деньги выделялись только на это) бюджет вполне дотянул бы до конца месяца.

Опубликовано 19.10.13 на портале Бизнес-Онлайн, Казань.

Метки:
США

 
© 2011-2018 Neoconomica Все права защищены